просмотров 343

Вторая Вторая мировая Курванали Тойчиева

343просмотров
Опубликовано: 13 Августа 2017 Автор: Ирина ГАЛУШКО | Южно-Казахстанская область
Вторая Вторая мировая Курванали Тойчиева
© ЭК / Ирина ГАЛУШКО

В Южном Казахстане у ветерана Великой Отечественной войны отобрали землю, когда-то подаренную ему к Дню Победы. Плодоносящий сад пошел под топор, а фронтовику, разменявшему 10-й десяток, пришлось вступить в новую войну. За справедливость.

На фронт Курванали Тойчиев попал в 1943 году 17-летним мальчишкой. К моменту совершеннолетия молодой боец уже несколько месяцев служил в составе 290-й отдельной стрелковой бригады. Почти всю войну парню везло – до самого Берлина он дошел без единого ранения. И лишь за две недели до Победы ненадолго выбыл из строя, получив ранение в ногу. Залечив раны, Курванали продолжил службу и демобилизовался из армии лишь в начале 1948 года.

Вскоре после возвращения домой молодой человек женился. В родном селе Султан-Рабат работал мирабом, занимаясь местной оросительной системой. Позже, окончив водительские курсы, устроился работать шофером. Всю жизнь Курванали-ага добросовестно трудился, сумев привить любовь к труду и всем своим 11 детям. Выйдя на пенсию, ветеран сосредоточился на домашнем хозяйстве. Вместе с детьми и внуками ухаживал за небольшим разбитым на приусадебном участке садом и огородом, следил за скотом. 

Сад за холмом

Зная, что в нескольких километрах от поселка есть пустующая земля, Курванали-ага загорелся идеей разбить на ней фруктово-ореховый сад. Замысел аксакала облагородить поросшие сорняком холмы местным властям понравился, и в 1999 году они выделили ему около 40 соток. Земельный надел стал ветерану подарком к очередной годовщине Победы.

– Эта холмистая земля прежде никогда не обрабатывалась, – рассказывает внук фронтовика Хасан Тойчиев. – Дед там с утра до вечера трудился: выравнивал участок, чистил от камней. Мы, его внуки и дети, ему помогали. Мне тогда девять лет было. Хорошо помню, как сажали деревья. Ведрами носили воду из канала для полива молодых саженцев.

Так как желающих последовать примеру аксакала не было, через несколько лет он решил расширить границы сада и сообщил о своем намерении продолжить облагораживание пустующей земли в местный акимат. Плодоносящий к тому времени сад стал реальным подтверждением того, что слово и дело у фронтовика не расходятся. Поэтому местные власти вновь пошли ему навстречу.

Постановлением акимата Толебийского района осенью 2007 года Курванали Тойчиев получил акт на землю, в соответствии с которым государство наделяло его правом временного возмездного землепользования сроком на 49 лет. Это право распространялось на земельный участок площадью 1,41 гектара, выделенный для ведения крестьянского хозяйства.

Стараниями большой семьи Тойчиевых сад с каждым годом разрастался. Вслед за ореховыми деревьями и яблонями нескольких сортов здесь появились тутовник, урюк, разбили большой малинник.

– В 2014 году дедушка заболел, – вспоминает Хасан события трехлетней давности. – Пока лечили его, по больницам ездили, за садом не смотрели. Плюс ко всему из-за прорыва канала мы остались без поливной воды и, как следствие, без урожая. Поэтому на участке не были больше полугода. Когда весной 2015-го поехали, чтобы посчитать потери от безводья, испытали настоящий шок. На пригорке, где росли посаженные руками деда яблони, тутовник и орешины, стоял двухэтажный дом. А дорога к особняку была проложена по малиннику.

Несколько дней дети и внуки решали, как сообщить неприятную новость дедушке Курванали, боясь, как бы известие еще больше не подорвало и без того его пошатнувшееся здоровье.

– Я думал, что не переживу этого, – вспоминает аксакал. – Такой был сад, столько труда в него вложено! А тут все под корень вырубили. Да и нельзя было там строить, так как это земля сельскохозяйственного назначения.

Чтобы выяснить, каким образом земля, закрепленная постановлением акимата Толебийского района за ветераном, оказалась в собственности другого человека, Тойчиевы отправились к местным властям. Но внятного ответа здесь не дали, и искать справедливости аксакалу и его близким пришлось в Толебийском районном суде.

– Тяжба длится уже второй год, – вновь вступает в разговор Хасан Тойчиев.– В самом начале процесса судья предложил заключить мировое соглашение с Исмаилом Абдуллаевым, который и занял принадлежащую деду землю. В присутствии судьи он заявил о готовности компенсировать потери, обещав выделить земельный участок рядом с землей деда. Нас такое решение вопроса устроило. Да и на поверку оказалось, что земля эта в залоге и оформить ее невозможно. Потом Абдуллаев предложил нам землю, которая ему и вовсе не принадлежит. Пока все это устанавливалось и перепроверялось, пошел слух, что построенный на земле деда дом продается. Я узнал имя возможного покупателя и решил его предупредить, что дом стоит на спорной земле. Сакен Мамбетов – так его зовут – тогда поблагодарил меня. Но через время стало известно, что дом он все же купил.

Так как условия мирового соглашения не были выполнены, Тойчиевы вновь отправились в суд. Прежде чем вынести решение в пользу истцов, председательствовавший на процессе судья Толебийского районного суда Бейсебай Кожанов трижды выезжал на спорный участок. По итогам судебного разбирательства владельцам строения предписывалось земельный участок освободить и выплатить Курванали Тойчиеву в качестве возмещения вреда за вырубленные фруктовые деревья... 50 тысяч тенге.

Ответчик, которым на момент вынесения решения оказался новосел Сакен Мамбетов, с ним не согласился и подал апелляционную жалобу в коллегию по гражданским делам Южно-Казахстанского областного суда.

– Закон на нашей стороне, поэтому мы не сомневались, что решение суда первой инстанции останется в силе, – добавляет внук. – Каково же было наше удивление, когда мы узнали, что коллегия удовлетворила жалобу Сакена Мамбетова, отменив решение Толебийского районного суда. На каком основании этот человек стал владельцем принадлежащей деду земли, нам никто объяснять не стал. И еще. В суде то и дело говорили о том, что в доме живет большая семья с несовершеннолетними детьми. На самом деле дом пустует. И опять продается. 

IMG-20170728-WA0006.jpg

В поисках утраченного

К слову, не пролила свет на эту странную историю и адвокат Тойчиевых. На просьбу Хасана Тойчиева пообщаться с журналистами защитница по телефону заявила, что никаких комментариев по этому делу она давать не собирается, так как по закону обязана хранить тайну. Выходит, что адвокату есть что скрывать не только от представителей СМИ, но и от тех, чьи интересы она должна представлять.

Прокомментировать неоднозначную ситуацию согласился координатор Южно-Казахстанского областного суда по связям со СМИ Виталий Мирошников.

– Землю у ветерана никто не отнимал! – заявил служитель Фемиды. – По причине смещения точек координат произошло наложение земельных участков друг на друга, в результате чего был построен двухэтажный дом на прилегающем к участку ветерана участке, в котором живет семья с пятью детьми, добросовестно купившая этот дом за счет кредитных средств. Снос этого дома являлся нецелесообразным и противоречащим нормам морали и гуманности, учитывая то, что на участке уважаемого ветерана произрастал лишь фруктовый и ореховый сад.

При этом Мирошников не отрицает, что решение суда первой инстанции было законным.

– Но суд не принял во внимание другие факторы. О том, что в помещении проживает семья из семи человек: двое родителей и пятеро детей, есть несовершеннолетние. Эти люди не сами построили дом. И это послужило мотивом для судебной коллегии. Они приобрели этот дом в ипотеку, за счет заемных средств банка. Они являются добросовестными приобретателями. Тот человек, который строил, тоже не виноват. Границы его земельного участка определял отдел земельных отношений. Получается, что мы не можем сейчас категорично утверждать, что это произошло по вине земельного кадастра.

Мирошников напомнил, что хоть постановление суда и вступило в законную силу, есть возможность обжаловать его в кассационной инстанции Верховного суда.

– Поэтому мы не можем однозначно утверждать, что постановление апелляционного суда правильное, – продолжил он. – Но исходя из логики, оно было принято в соответствии с нормами гражданско-процессуального законодательства. В нормативном постановлении о судебном решении есть понятие о том, что решение должно быть не только законным, но и справедливым. То есть справедливость здесь подразумевала то, что ветеран не проживает на этом участке. У него там лишь сад из яблоневых и ореховых деревьев. А здесь люди фактически проживают. Они не знали, что кто-то вырубил деревья ветерана. Поэтому сносить дом ради того, чтобы спасти участок ветерана, апелляционная инстанция посчитала негуманным. Мы здесь учитываем много тонкостей. Снести можно было, да. Но какое бы мнение тогда сложилось о судебной системе? Поэтому здесь сыграли роль моральная сторона и большая разница между участком сельскохозяйственного назначения и жилого фонда.

Неприглядную историю, в которой оказался фронтовик, представитель областного суда называет жизненной ситуацией. И предполагает, что, возможно, она случилась из-за того, что в 2000 году не было точных измерительных приборов. Как бы там ни было, искать виновных в сложившейся ситуации никто не стал. И теперь, чтобы вернуть утраченную землю, 92-летнему фронтовику советуют вновь обращаться в районный акимат. В случае же отказа – искать справедливости в суде. 


Читайте также
Оглушение приговором
Уже 10 лет в Казахстане делают уникальные операции, которые возвращают детям слух благодар
278 0 0
Не вертите садом, вам говорят!
Родители воспитанников актюбинского частного детского сада «Кулыным» пожаловались в городс
284 0 0
Котобойный промысел
Живодеры посреди бела дня открыли беглый огонь по бродячим котам и собакам во дворе жилого
207 0 0
Злоключения «Буратино
Намерения молодежи Семея разбить единственный на левобережье города парк разбились о планы
1551 0 0