Мегазаказ на унитаз

Опубликовано: 14 Апреля 2018 г. Автор: Андрей ЖДАНОВ | г. Алматы
просмотров 1903

Больше половины клеток в организме человека не являются человеческими – таково мнение представителей ряда авторитетных институтов, которое приводит в опубликованной 12 апреля статье научный обозреватель Би-би-си Джеймс Галлахер.

Верховенство колонизаторов

Верховодят в наших телах с 57-процентной долей присутствия микроскопические колонизаторы. По-научному – микробиота (синонимы: микробиоценоз, нормальная микрофлора, нормофлора, аутофлора, резидентная флора). Это невидимый орган человека, совокупность живых и попадающих из окружающей среды микроорганизмов (бактерий, вирусов, микробов, грибков, архей), имеющих чрезвычайно важное общебиологическое значение.

Согласно новейшей научной трактовке, микробиота – единая высокоорганизованная система, реагирующая качественными и количественными сдвигами на состояние организма человека в условиях жизнедеятельности, здоровья и болезни. Приближение к пониманию этой скрытой от глаз сферы стремительно меняет представления о разных недугах от аллергии до болезни Паркинсона.

Некоторые медики уже задаются вопросом: а что такое вообще «быть человеком»? И в поисках ответа ищут новые способы лечения. Ведь как бы тщательно мы ни мылись, каждый микрон на теле и в его глубинах обильно заселен микроскопическими созданиями.

Они крайне важны для нашего здоровья, – цитирует автор статьи директора департамента микробиотических исследований Института Макса Планка профессора Рут Лей. – Наше тело не только для нас, и нам предстоит научиться грамотно сосуществовать с этими пришельцами. alien-730x487.jpg

Второй геном

По словам профессора Роба Найта из Калифорнийского университета в Сан-Диего, раньше исследователи думали, что на каждую человеческую клетку приходится примерно десять микроорганизмов. Но недавно эта оценка пересмотрена, сообщил Найт:

Мы считаем, что если суммировать клетки и их составные, а затем дифференцировать их, то каждый из нас – человек лишь на 43%.

С точки зрения генетики, хомо сапиенс находится в еще более уязвимом положении. Геном человека – полный набор генетических инструкций, то есть ген, число которых доходит до 20 тысяч. А если сложить все гены живущих в нас микроорганизмов, итоговая цифра будет на уровне 20 миллионов.

В человеке не один геном, гены нашей микробиоты по сути представляют собой второй геном, который дополняет работу нашего собственного, – поясняет профессор Саркис Мазманян из Калифорнийского технического университета. – Я считаю, что нас делает теми, кто мы есть, сочетание нашей собственной ДНК и ДНК привнесенных микробов в нашем кишечнике.

Действительно, больше всего этих существ живет в сумрачных глубинах пищеварения, куда нет доступа кислороду.

Во всех нас больше от микроба, чем от человека, – иронизирует Роб Найт. геном.jpg

Пощадить микроба

Было бы наивно думать, что огромное количество микробов в нашем теле никак не взаимодействует с организмом и не влияет на его работу. Поэтому ученые все более активно исследуют роль микробиоты в пищеварении, иммунной системе и выработке витаминов.

Мы обнаруживаем, что эти крошечные организмы могут полностью преобразить наше здоровье, – отмечает Найт. – До недавних пор мы не могли даже отдаленно себе этого представить.

Это новый подход к миру микробов. Ведь до сих пор человечество с ними борется, избрав главным оружием антибиотики и вакцины, спасшие миллионы жизней. Однако ряд исследователей встревожен тем, что в борьбе с вредными микробами человечество могло нанести жестокий удар по обитающим внутри человека полезным бактериям.

За последние 50 лет в мире проделана замечательная работа по уничтожению инфекционных заболеваний, – говорит Рут Лей. – Однако в то же время мы увидели огромный и устрашающий рост аутоимунных и аллергических заболеваний. Задача работы с микробиотой в том, чтобы понять, каким образом ее изменения, ставшие результатом нашего успеха в борьбе с патогенами, приводят к развитию целой категории новых болезней, с которыми предстоит разбираться.

Состояние микробиоты связывают и с другими недугами. Например, с воспалением кишечника, болезнью Паркинсона, даже аутизмом и депрессией, а также с неочевидной эффективностью препаратов от рака, которые одним больным помогают, а другим нет.

Еще один пример – ожирение, которое в XXI веке приобрело характер пандемии. Гены и питание, безусловно, играют свою роль, но как насчет микрофлоры кишечника? Если питаться только бургерами и пирожными, то они и повысят риск ожирения, и повлияют на состав микрофлоры пищеварительной системы. Однако даже избегающие фаст-фуда, но страдающие ожирением люди не догадываются, что у них в кишечнике живут «плохие» бактерии, которые метаболизируют пищу таким образом, что тучность лишь усугубляется. Но как узнать об этом?

мышка.jpg

Профессор Найт провел эксперимент над подопытными мышами, выращенными в идеальных санитарно-гигиенических условиях. С рождения они не вступали в контакт с микробами.

Нам удалось показать, что если взять худых и тучных людей и пересадить бактерии из их кала мышам, то они жиреют или худеют в зависимости от того, чьи микроорганизмы им внедрили.

Оказалось даже, что когда мышам, зараженным элементами фекалий страдающих ожирением людей, добавляли затем бактерии от худых персон, то начавшие набирать граммы зверушки сбрасывали вес!

Это удивительно, правда? Теперь вопрос в том, каким образом все это можно применить к человеку, – говорит Найт, добавляющий, что на лекарства из микробов сегодня возлагаются большие надежды. микробиота.jpg

Истина в какашке

В кембриджширском Институте Сенгера автор статьи встретился с доктором Тревором Лоли, который пытается вырастить в лабораторных условиях полные микробиоты как здоровых, так и больных людей.

У больных, например, могут отсутствовать некоторые микробы, – говорит Лоли. – Задача в том, как вернуть их в организм.

Он указывает на свидетельства, что восстановление микробиоты приводит к ремиссии, например, больных язвенным колитом.

Я думаю, что для лечения большинства болезней, которые мы изучаем, вскоре придумают конкретные смеси микробов, где-то 10 или 15, которые будут давать пациентам, – надеется Лоли.

Лечение микробами как сфера медицины находится на ранних стадиях развития. Но ученые думают, что регулярный мониторинг микробиоты станет частью повседневной рутины и откроет огромный массив информации о нашем здоровье.

Удивительно, но в чайной ложке нашего кала содержится больше генетической информации о микробах, чем может уместиться на тонне DVD-дисков, – говорит Тревор Лоли. – Каждый раз, когда вы, так сказать, сбрасываете эти данные, они попросту смываются без следа.

По мнению ученого, в недалеком будущем, каждый раз, когда мы будем смывать унитаз, он будет делать что-то вроде моментального анализа и сообщать, все ли хорошо или не очень в нашем организме.

Умный унитаз Тото.jpg

Кстати, крупнейшая японская компания по производству сантехники Тото еще в 2015 году представила на конференции ME-BYO в Йокогаме «умный» унитаз, способный оценивать мочу. В унитазе установлен датчик, фиксирующий время испускания и количество мочи, а также ее состав. На основе полученных данных на экране отображаются урологические показатели.

Похоже, не за горами время, когда унитаз начнет экспресс-диагностику и по экскрементам.