Что связывало автора повести «Батальоны просят огня» с Актюбинском?

Опубликовано: 09 Апреля 2020 Автор: Виктор ГЕРБЕР | Актобе
Что связывало автора повести «Батальоны просят огня» с Актюбинском?
Юрий Бондарев / © ТАСС
просмотров 577

Что связывало мэтра советской военной литературы Юрия Бондарева с Актюбинском и Мартуком?

Юрия Васильевича Бондарева по праву называли последним классиком советской фронтовой прозы. В конце марта он умер на 97-м году жизни…

Бондарев – представитель литературного жанра, известного как лейтенантская проза. Особенность этого жанра – описание фронтовых реалий от лица младшего офицера или сержанта, как правило пехотинца.

Произведения Бондарева автобиографичны. Во время Сталинградской битвы сержант Бондарев командовал минометным расчетом. Был контужен, получил обморожение и ранение в спину. После участвовал в форсировании Днепра и освобождении Киева. В боях за Житомир снова был ранен. Дошел до Чехословакии.

Юрий Васильевич окончил литературный институт. По его произведениям «Батальоны просят огня», «Последние залпы», «Горячий снег», «Тишина» и «Берег» сняты художественные фильмы. В 1984 году, к своему 60-летию, он получил звание Героя Социалистического Труда.

Юрий Бондарев родился в полусотне километров от Актюбинска, в российском Орске.

Летом 1941 года, только окончив среднюю школу, комсомолец Юра Бондарев участвовал в сооружении оборонительных укреплений под Смоленском. Далее в его биографии была мало о чем говорящая строчка: «Окончил второе Бердичевское пехотное училище». Напомним, это училище в 1942 году было передислоцировано в Актюбинск и обучало курсантов по ускоренной программе: шесть месяцев вместо двух лет. Его-то и окончил будущий писатель.

Однако мало кто знает, что судьба занесла Бондарева и в актюбинский райцентр Мартук. Это случилось после того, как Юрий записался вместе с другими ребятами рыть окопы под Смоленском и вернулся домой.

С Киевского вокзала – скорей домой, но в квартире – ни души, – вспоминал позже Юрий Васильевич. – Мать, бабушка, брат и сестренка эвакуировались. Отыскал их в далеком казахском городке Мартук. Там были угольные шахты. Чтобы поддержать семью, летом устроился в местный колхоз. Аккурат во время уборки хлебов. Мужицких рук не хватало. Работал на лобогрейке, которую тянули две лошадки. Меня поставили отгребать скошенную пшеницу. Ох и тяжелая работа! Вздохнуть свободно было некогда. На арбах возили снопы на зерноток, где их скирдовали, а потом молотили. По осени выдали четыре мешка пшеницы. Радости-то было! С хлебом не пропадем. В марте 1942 года призвали на службу. Попал во второе Бердичевское пехотное училище, передислоцированное в Актюбинск. Прошел ускоренный курс обучения. Присвоили звание сержанта – и под Сталинград.

Сведения автобиографического характера содержатся и в романе «Горячий снег». В самом начале произведения лейтенант Юрий Кузнецов, направляющийся в Сталинград, вспоминает: «То, что было прошлой жизнью, – летние месяцы в училище в жарком, пыльном Актюбинске, с раскаленными ветрами из степи, с задыхающимися в закатной тишине криками ишаков на окраинах, такими ежевечерне точными по времени, что командиры взводов на тактических занятиях, изнывая от жажды, не без облегчения сверяли по ним часы, марши в одуряющем зное, пропотевшие и выжженные на солнце добела гимнастерки, скрип песка на зубах; воскресное патрулирование города, в городском саду, где по вечерам мирно играл на танцплощадке военный духовой оркестр; затем выпуск в училище, погрузка по тревоге осенней ночью в вагоны, угрюмый, в диких снегах лес, сугробы, землянки формировочного лагеря под Тамбовом, потом опять по тревоге на морозно розовеющем декабрьском рассвете спешная погрузка в эшелон и, наконец, отъезд – вся эта зыбкая, временная, кем-то управляемая жизнь потускнела сейчас, оставалась далеко позади, в прошлом. И не было надежды увидеть мать, а он совсем недавно почти не сомневался, что их повезут на запад через Москву».

Памятник легендарному стрелку, погибшему в снайперской дуэли, поставят в ВКОчитать подробнее

Юрий Васильевич довольно жестко оценивал действительность. В советское время он был одним из тех, кто подписал открытое письмо в редакцию газеты «Правда», в котором осуждались «антисоветские действия и выступления Александра Солженицына и Андрея Сахарова». Также он вышел из редколлегии журнала «Наш современник» в знак протеста против публикации романа Солженицына «Октябрь шестнадцатого».

В июле 1991-го Бондарев поставил свою подпись под «Словом к народу» – обращением советских граждан к Михаилу Горбачеву и Борису Ельцину. В тексте обращения жестко критиковались перестройка, свободный рынок и демократизация, звучали призывы не допустить распада СССР, межнациональной розни и гражданской войны.

С трибуны Съезда народных депутатов СССР Бондарев сравнил перестройку с самолетом, который летит не зная куда. Ждет ли его посадочная полоса?

В январе 1992-го он во главе группы литераторов публично сжег чучело Евгения Евтушенко, олицетворявшего в их глазах разрушителей.

В 1994-м Юрий Бондарев публично отказался принять орден Дружбы народов от Бориса Ельцина. «Сегодня это уже не поможет доброму согласию и дружбе народов нашей великой страны», – написал он в телеграмме президенту.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале