До свиданья, Афган, этот призрачный мир, не пристало добром поминать тебя вроде…

Опубликовано: 14 Февраля 2019 Автор: Андрей ЖДАНОВ | Алматы
До свиданья, Афган, этот призрачный мир, не пристало добром поминать тебя вроде…
© Sputnik
просмотров 1963

Прощайте, горы, вам видней,
Кем были мы в краю далеком,
Пускай не судит однобоко
Нас кабинетный грамотей.
  

До свиданья, Афган, этот призрачный мир,
Не пристало добром поминать тебя вроде,
Но о чем-то грустит боевой командир:
Мы уходим, уходим, уходим, уходим.

    Из песни «Мы уходим»,
ставшей гимном советских воинов-интернационалистов,
покидавших 30 лет назад Афганистан

В минувшую среду, 13 февраля, республиканское общественное объединение (РОО) «Совет генералов» обратилось с ходатайством к правительству, Минобороны РК и акимату Алматы об увековечении памяти Бориса Керимбаева – легендарного участника войны в Афганистане по прозвищу Кара Майор.

Борис Керимбаев - майор и полковник.jpg

Он получил его в должности командира 177-го отдельного отряда спецназначения Главного разведывательного управления Генштаба Вооруженных Сил СССР в боях против крупнейшей группировки моджахедов под командованием Ахмада Шаха Масуда. Имея приказ удерживать под контролем Панджшерское ущелье месяц, отряд Керимбаева не давал покоя душманам и громил их караваны с оружием, боеприпасами, топливом, провизией, наркотиками восемь (!) месяцев. И наоборот, все это время помогал колоннам советской военной техники продвигаться по горам относительно беспрепятственно. Пришедший в ярость Масуд обещал за голову Кара Майора миллион долларов, но в итоге в обмен на отзыв отряда из ущелья согласился на перемирие с советскими войсками.

Он берег солдат и жег доллары

Важнейшая черта к портрету воина: за все 2,5 года боев в Афганистане в отряде под командованием Керимбаева штатной численностью 500 воинов (фактически с учетом ротации в его рядах воевали свыше тысячи солдат и офицеров), по личному признанию Керимбаева, погибли 45 человек. Тем самым он вошел в историю войны в Афганистане в число командиров Советской армии с наименьшими потерями личного состава.

Еще одна деталь из боевой биографии Кара Майора в Афгане: однажды он собственноручно сжег захваченный у душманов мешок с американскими долларами, а когда спросили, с какой стати, он ответил примерно так: лучше сжечь эти деньги, которые питают войну, на которой воюем.

Борис Керимбаев.jpg Борис Тукенович Керимбаев известен всем генералам, офицерам и воинам-интернационалистам постсоветских стран с момента его командования 177-м отрядом в 1981–1983 годах, – прокомментировал ходатайство РОО заместитель председателя его президиума генерал-майор Махмут Телегусов. – Известен именно мужеством и отвагой, проявленными им в афганской войне. Его знают почти в каждой казахстанской семье, о нем слагают песни, ему посвятили книги, выпущены документальные фильмы. Отважный майор стал примером честного служения отечеству, патриотизма, преданности воинскому долгу и продолжателя боевой славы и традиций прославленных казахских батыров, он признан всеми нашими соотечественниками как народный герой. Президиум Совета генералов вынес решение ходатайствовать перед правительством и министром обороны о присвоении имени Керимбаева воздушно-десантной бригаде, дислоцированной в Капшагае на территории бывшей бригады спецназа, где после Афганистана Кара Майор командовал полком. Также мы подготовили обращение к акиму Алматы с просьбой присвоить имя Бориса Тукеновича одной из школ и улиц города с установлением бюста героя.

По словам Телегусова, в 2014-м, к 25-летию вывода советских войск из Афганистана, и в 2018-м, к 70-летию Бориса Керимбаева, Совет генералов и ряд других общественных воинских организаций Казахстана ходатайствовали о присвоении ему звания «Халық Қаһарманы», но эти просьбы не были удовлетворены. Сегодня можно надеяться на присвоение герою высшего звания республики, увы, лишь посмертно. Утром 12 февраля после продолжительной болезни он скончался на 72-м году жизни в Алматы, о чем уже сообщала «ЭК».

В пятницу, 15 февраля, выводу советских войск из Афганистана исполняется 30 лет. В эту дату есть резон осмыслить, почему признанный в народе герой не стал таковым официально, на государственном уровне при жизни. И не только это.

Почему посмертно?!

Николай Кремениш.jpg

По воспоминаниям заместителя председателя Ассоциации ветеранов афганской войны Героя Советского Союза Николая Кремениша, Керимбаев еще там, в Афганистане, тоже мог стать Героем Советского Союза. К званию Кара Майора и других участников фактической победы над боевиками Ахмада Шаха Масуда представляло советское командование в Афгане. Но присвоения высшего в Союзе звания они не дождались. Мол, вот если б героически погибли...

«Зачем посмертно?! – возмущался в 2017 году Кремениш, общаясь с журналистами. – Человека нужно ценить, пока он живой! Конечно, всем «афганцам» обидно, что советская власть не оценила подвигов Бориса Токеновича, хотя решение о его назначении командиром батальона спецназа в 1981 году принималось в Кремле. Достойных ветеранов Афгана у нас немало, но лучший среди нас – Борис Токенович. Прежде всего для него это будет огромной моральной поддержкой. Мы воевали, были потери… Выжив в том пекле, вернулись домой и… столкнулись с несправедливостью. Страна стала независимой, и первые годы было обидно, когда нам в лицо говорили: какой такой интернациональный долг, мы вас на эту войну не посылали… И если сегодня мы не напишем достоверную историю афганской войны, то завтра ее писать будет уже некому. Очень хочется, чтобы его наградили – пока легендарный Кара Майор жив».

Как ни крути, но худшие опасения по-прежнему сбываются чаще, чем лучшие надежды. При жизни Керимбаев не стал ни Героем Союза, ни Героем Казахстана. И дело тут далеко не только в бюрократической неповоротливости и формальностях. Скупые строки ТАСС о вводе советских войск в Афганистан в декабре 1979 года для выполнения «интернационального долга» огромной стране ничего не объяснили.

Зато международный резонанс был громким. Достаточно лишь напомнить эмбарго США на продажу зерна для СССР, отсрочку президентом Джимми Картером ратификации договора об ограничении стратегических вооружений (ОСВ-2), открытую поддержку моджахедов лидером Ирана аятоллой Рухоллой Хомейни, бойкот 60 стран Запада Московской летней Олимпиады-1980 и аналогичный ответ СССР и стран социалистического блока Олипиаде-1984 в Лос-Анджелесе. А уж когда в Союз из Афгана начали возвращаться раненые советские бойцы и пошел «груз 200» в цинковых гробах, неведение и недоумение народа усугубилось страхом и ропотом.

5.jpg

По официальным данным, в 1979–1989 годах из Казахстана были призваны и прошли горнило Афгана 21 239 человек. Из них 948 погибли, 1 770 получили ранения, а 19 по состоянию на осень 2018-го считались без вести пропавшими. Шестеро казахстанских «афганцев» удостоены звания Героя Советского Союза, один – «Халық Қаһарманы», в общей сложности боевых наград удостоены 4 377 человек. В Алматы, Астане, Караганде, Акмолинской области, Усть-Каменогорске, Риддере и других городах Казахстана воинам-интернационалистам установлены памятники, а в Актобе – даже овчарке по кличке Беда, служившей в Афгане вместе со своим хозяином Меиргали Калдыгуловым и помогавшей саперам обезвреживать мины и фугасы.

Совместно с Минобороны Ассоциация организаций ветеранов войны в Афганистане реализует ряд «долгоиграющих» проектов, направленных на развитие военно-патриотического воспитания молодежи. Ветераны принимают активное участие в проведении уроков мужества, торжественных проводах призывников в армию, митингах памяти, встречах за «круглым столом», конференциях, днях открытых дверей и других акциях. Ежегодно 15 февраля в Казахстане отмечается День памяти воинов-интернационалистов.

Для восстановления справедливости делается вроде бы многое. Но можно ли говорить о преодолении, выразимся мягко, нигилистического отношения к войне в Афганистане в массовом сознании на постсоветском пространстве, включая Казахстан? Ведь по сей день масса источников именует ее не иначе как бессмысленной, проигранной и даже позорной. И вряд ли только банальным хулиганством можно трактовать немалочисленные случаи вандализма и осквернения памятников воинам-интернационалистам и памяти о той войне, как это пытаются объяснять официальные лица.

4.jpg

Корни подобных мнений и поведения уходят в советские времена. В том числе – в 24 декабря 1989 года, когда II Съезд народных депутатов СССР в Москве принял постановление, политически и морально осуждающее вторжение советских войск в Афганистан. Это произошло через 10 месяцев после их вывода и через полгода после публичного осуждения участия в афганской войне Советского Союза «отцом» водородной бомбы академиком Андреем Сахаровым. Он сделал это тоже с трибуны съезда, но в тот момент уважаемое собрание депутатов со всего Союза совсем неуважительно захлопывало и затопывало седовласого академика. А через полгода покорно проголосовало за осуждение участия Союза в афганской войне подавляющим большинством голосов...

С учетом этой подозрительно быстрой метаморфозы зададимся вопросом: а как могли бы повернуться события, если бы СССР не ввел в Афганистан войска? Причем ради сужения поиска ответов на этот вопрос конкретизируем его: чем могла обернуться сдержанность Союза для Казахстана и его ближайших соседей – Киргизии, Узбекистана, Таджикистана, Туркменистана?

Ничего себе «наследие»!

Исторически и геополитически сложилось так, что Афганистан издавна оказывается в центре проблем безопасности в Центральной Азии. В нем сталкивались интересы крупных держав. В XIX веке и первой трети XX-го – Британской и Российской империй, а затем и СССР. В 1919 году Аманулла-хан провозгласил независимость Афганистана от Великобритании, результатом чего стала аж третья британо-афганская война. Первой страной, признавшей независимость Афганистана, стало молодое советское государство, оказавшее Афганистану значительную экономическую и военную помощь. В 1929 году оно предприняло военную акцию в поддержку свергнутого Амануллы-хана и вскоре разгромило на территории его страны басмачей.

После Второй мировой войны здесь схлестнулись интересы СССР и США. В 1973 году в результате госпереворота власть захватил Дауд, провозгласивший страну первой республикой, а в 1978-м в благодаря Апрельской (Саурской) революции – Народно-демократическая партия Афганистана (НДПА), объявившая республику демократической (ДРА), что восприняла в штыки исламистская оппозиция. В стране началась гражданская война.

Часто упоминается, что советские войска вошли в Афганистан по просьбе тогдашнего официального Кабула, то есть НДПА. Гораздо реже указывается, что таких просьб было несколько, но поначалу руководство Союза их отклоняло. Вот что говорил 19 марта 1979 года на заседании Политбюро ЦК КПСС ее глава Леонид Брежнев:

«Был поставлен вопрос о непосредственном участии наших войск в конфликте, возникшем в Афганистане. Мне думается, что нам сейчас не пристало втягиваться в эту войну. Надо объяснить афганским товарищам, что мы можем помочь им всем, чем необходимо, но участие наших войск в Афганистане может нанести вред не только нам, но прежде всего им самим». Збигнев Бжезинский.jpg

Американцы рассуждали и действовали хитрее. В своем интервью 1998 года французскому журналу Le Nouvel Observateur Збигнев Бжезинский вспоминал: «Мы не толкали русских вмешиваться, но мы намеренно увеличили вероятность, что они это сделают».

Le Nouvel Observateur задал уточняющий вопрос: «Бывший директор ЦРУ Роберт Гейтс утверждает в своих мемуарах, что американские спецслужбы начали помогать афганским моджахедам за шесть месяцев до советского вмешательства. В то время вы были советником президента Картера, значит, вы играли ключевую роль в этом деле. Вы подтверждаете это?»

Ответ Бжезинского: «Да. Согласно официальной версии истории, помощь ЦРУ моджахедам началась в течение 1980 года, то есть после того, как советская армия вторглась в Афганистан 24 декабря 1979 года. Но реальность, державшаяся в секрете до сегодняшнего дня, является иной: на самом деле президент Картер подписал первую директиву о тайной помощи противникам просоветского режима в Кабуле 3 июля 1979 года. И в тот же день я написал докладную записку для президента, в которой я ему объяснил, что, по моему мнению, эта помощь повлечет за собой советское военное вмешательство».

Советское руководство всерьез обеспокоилось ситуаций в Афганистане лишь в сентябре 1979 года – после ареста и убийства лидера НДПА Нура Мохаммада Тараки по приказу свергшего его Хафизуллы Амина, который всячески заигрывал с американцами. Позиция Москвы резко изменилась – последовали широко известные события, первыми из которых стали физическая ликвидация Амина советским спецназом и приход к власти просоветски настроенного Бабрака Кармаля.

Что последовало бы, оставайся Советский Союз лишь наблюдателем поражения НДПА, уверенно перечисляют практически все аналитики, включая западных. В течение нескольких месяцев Афганистан перешел бы под контроль США, размещающих там свои военные базы с обычным и ядерным оружием. В том числе ракет «Першинг» и «Томогавк», нацеленных не только на Москву, но и на Казахстан с его «Байконуром» и ядерными объектами, а также на советских соседей республики.

Реальное развитие событий после вывода советских войск из Афганистана не оставляет сомнений, что всплеск наркоты и терроризма афганского происхождения начался бы не в 1990–2000-е, а еще с начала 1980-х годов. Если советская армия, включая отряд Бориса Керимбаева, уничтожала в Афгане бандитов и наркотики без малейшей пощады, то после ее ухода разгул этих двух бед приобрел вселенский масштаб. Чего стоит, например, тот факт, что производство наркотиков там выросло в 45 раз! К настоящему времени до 95% опиума и героина поступают на мировой рынок из Афганистана, одновременно превратившегося в один из крупнейших источников терроризма не только в Центральной Азии, но и всем мире.

Это – главные плоды захвативших в 1996 году власть афганских фундаменталистов и прибывшей для борьбы с ними в 2001 году коалиции НАТО во главе со Штатами. Ничего себе «наследие» за 23 года!

Кто строил школы, а кто – тюрьмы

Крайне редко сегодня вспоминают о том наследии, которое оставил Афганистану Советский Союз за десятилетия тесного сотрудничества с этой многострадальной страной. До середины XX века она была отсталой, сугубо кустарно-аграрной, с полным отсутствием промышленности, нищим населением, свыше половины которого было неграмотно. Масштабы братской помощи Афганистану от СССР поражают. Советские проектировщики, архитекторы, строители и другие специалисты фактически подарили республике новую промышленность, сельское хозяйство, социальную инфраструктуру.

Активная помощь Афганистану со стороны Союза началась в 1950-х годах. При его поддержке или же непосредственно советскими специалистами в стране было построено более полутора сотен различных объектов, не считая жилья. Афганистану помогали и другие социалистические страны: Польша, Чехословакия (цементный завод), ГДР (ткацкая фабрика), но более 70% всей технико-экономической помощи Кабул получал из Союза.

Отсталое сельское хозяйство не могло накормить афганцев. Советские ученые разработали специально для афганских условий систему орошения полей. По всей стране ввели в строй более 10 метеостанций, заработали элеваторы, мельницы, аграрные лаборатории. В конце 1950-х был введен в строй хлебокомбинат в Кабуле, через 20 лет открылся второй. Большую роль в сельском хозяйстве играл построенный завод азотных удобрений в Мазари-Шерифе.

Особенно выделяется возведение крупнейшего на тот момент в Азии, Африке и Латинской Америке Джелалабадского ирригационного комплекса, позволявшего получать урожай на десятках тысячах гектаров земли. Там также работал завод по переработке цитрусовых и маслин. Оба этих системообразующих объекта в условиях сосредоточения внимания на наркоторговле пришли на рубеже двух веков в полное запустение.

Значительную часть Афганистана занимают горы, что затрудняет транспортное сообщение между регионами страны. Поэтому в 1950-х Советский Союз начал также строительство дорог – это тысячи километров главным образом в горах. На западе страны магистраль Кандагар – Шиньдан – Герад – Серхетабад (Кушка) и на юго-востоке, через Кабул, до узбекистанского города Термеза. Причем между Узбекистаном и Афганистаном был построен пограничный железнодорожно-автомобильный Мост дружбы (теперь Хайратон).

Пульт управления завода Джангалак.jpg

Гордостью строителей и проходчиков стал автодорожный тоннель на перевале Саланг с галереями протяженностью 3,6 км и шириной 6 м. Построенный в 1958–1964 годах, он на тот момент являлся самым высокогорным тоннелем в мире. В те же времена начали работать асфальтобетонный завод в Кабуле (1955), аэропорты Баграм (1961) и международный Кабул (1962), а также аэродром Шинданд (1977). Тогда же был открыт авторемонтный завод «Джангалак» в Кабуле, в самом начале 1980-х в Афганистане попытались производить даже КамАЗы, но их выпуск остановила война.

В 1960–1970-х Афганистан приступил к разработке полезных ископаемых. Большинство специалистов в этой области прошли подготовку в СССР. Было создано восемь крупных нефтебаз, газонакопительные станции, газопровод до границы с Советским Союзом. Важной частью энергокомплекса страны стали мощнейшая в стране ГЭС Наглу и плотина на реке Кабул (1960–1968). Затем Советский Союз открыл еще одну мощную электростанцию в Пули-Хумри на реке Кундуз и построил много ЛЭП.

По всей стране открывались детские сады, школы, поликлиники, более десятка техникумов и ПТУ, школа-интернат в Кабуле на базе детского приюта. В Кабуле сохранился жилой район Макрорейян (от слова «микрорайон») из четырех- и пятиэтажных панельных хрущевок. Внутри района были магазины, клубы, Дом культуры. Впоследствии часть бывших клубов была перестроена в мечети.

Советские и афганские специалисты в 1963 году вместе открыли Политехнический университет Кабула, сегодня – ведущее учреждение высшего образования в стране. Кроме того, огромные средства тратились на обучение местных специалистов в Советском Союзе. Благодаря подготовке в СССР мир узнал имя первого афганского космонавта Абдулы Ахада Моманда, побывавшего на околоземной орбите в составе международного экипажа в 1988 году.

Даже во время войны поддержка не прекращалась. По воспоминаниям командующего 40-й армией Героя Советского Союза Бориса Громова, до 60% времени его подчиненных уходило на выполнение не боевых, а мирных задач. В их числе – оказание афганцам медицинской и продовольственной помощи, эвакуация населения из районов боевых действий, транспортировка строительных материалов, топлива, хозяйственных и бытовых товаров. В армии действовал и специальный строительный батальон, который помимо прочего восстанавливал разрушенные жилые дома, социальные объекты, мечети.

10.jpg

О внушительной производственной и социальной инфраструктуре, построенной Союзом в Афганистане, сегодня мало кто вспоминает. Но именно она служит наглядной иллюстрацией реальной помощи афганскому народу и показывает, что и кого защищали правительственные силы ДРА и ограниченный контингент советских войск в войне против моджахедов, поначалу поддерживаемых США и рядом других стран.

В 2006 году Россия реструктурировала советский долг Кабула размером 11 млрд долларов, который республика никогда бы не смогла вернуть. А в 2017 году атташе посольства Афганистана в РФ Мохаммад Касем предложил России восстановить в стране более 120 советских объектов. В обмен Кабул пообещал поддержку российского бизнеса на уровне президента Ашрафа Гани.

В 2008 году одна из кабульских радиостанций провела опрос среди жителей провинции Кабул. При ответе на вопрос «Какой из политических режимов прошлого и настоящего времени вы считаете наиболее отвечающим вашим интересам?» 93,2% афганцев выбрали просоветский режим Наджибуллы, казненного в 1996 году талибами. По случаю 12-летней годовщины с момента его гибели сторонники Наджибуллы впервые собрались почтить его память. На траурном митинге председатель партии «Ватан» Ширулла Джабархел заявил, что убийство Наджибуллы было совершено «врагами афганского народа по приказу их хозяев извне».

Что и сколько построили в Афганистане НАТО и США, не раз объявлявшие о скором выводе своих войск, до сих пор находящихся в стране? Кроме военных лагерей и нескольких тюрем, менее 100 км автодорог. Да еще подремонтировали гражданские постройки, возведенные во время активного мирного афгано-советского сотрудничества...

Каттани в Афгане

Не понаслышке знают правду войны в Афганистане не только воины-интернационалисты, но и представители вполне мирных профессий. В том числе советские артисты, не раз посещавшие воинов-интернационалистов с концертами. Среди них – звезда советской и казахстанской эстрады, народная артистка Казахской ССР Роза Рымбаева.

«В 1983 году мы ездили туда с шефскими концертами для воинов-интернационалистов, – вспоминает она. – Мой коллектив назывался «Арай». Сейчас он называется А-Studio. Руководителем был мой муж Таскын Окапов. Солисткой была я. Мы объездили в Афгане основные воинские части, где базировались советские войска. Условия жизни в воинских частях – это, конечно, что-то. Военно-полевые, можно сказать, и для нас непривычные. Жара и пыль, пыль и жара. Где-то нам освобождали комнаты. Но в основном мы жили в красных уголках. В воинской части, где мы ночевали, объявили приказ об увольнении в запас. У солдат, когда приходит дембель, было принято давать автоматную очередь. А тут дембель пришел ночью, когда мы спали. Я помню, как от страха упала с кровати. Так это было неожиданно. Но, слава Богу, я была с мужем. Мы питались в офицерских столовых. Иногда и солдатскую кашу ели. Концерты проходили на ура. Выступали и в госпиталях, где лежали раненые. Это были самые тяжелые моменты, потому что многие были лежачими, многие – с костылями. Раненые, перевязанные, перебинтованные солдаты слушали нас. У многих были слезы на глазах... Вернувшись из Афганистана, я попала в больницу с брюшным тифом. Приехала оттуда с температурой, потом я месяц лежала в инфекционной больнице в Москве. В больницу попала прямо с московского концерта на «скорой помощи». Мы вернулись домой с впечатлением, что Афганистан – не простая страна, что там каждую минуту идет война. Может случиться такое, что солдат, который слушал сегодня мой концерт, завтра мог умереть. Такое вот тяжелое настроение в общем-то было у нас. Но мы тоже выполняли свой долг. Мы – артисты. Мы должны были поднять им боевой дух, настроение. Мы должны были петь о Родине, о патриотизме. Хотя они воевали совсем в другой, чужой стране».

Донести воспоминания Рымбаевой и других казахстанских артистов об Афгане до максимального числа читателей, слушателей, зрителей кажется особенно актуальным. Хотя бы потому, что постсоветское пространство далеко позади Запада с его навязанными почти всему миру представлениями о единственном виновнике и злодее войны в Афганистане – Советском Союзе. Имею в виду не только обильную развесистую клюкву голливудского и британского киновранья, в котором советские солдаты и офицеры представлены небритыми, расхристанными, пьяными маньяками-неандертальцами в шапках-ушанках летом, насилующими, травящими химическим и другим оружием массового поражения, изничтожающими мирных афганцев.

Ничего этого не было на самом деле, но, похоже, вся эта ложь оказала влияние не только на обычного зрителя, но и профессионалов художественного творчества, безнадежно отстающих от документалистов. В том же кинематографе постсоветского пространства за 30 лет после вывода советских войск из Афгана о той войне сняты, на мой взгляд, буквально считанные единицы достойных художественных картин, а целый ряд посредственных фильмов незаслуженно вознесен на пьедестал. К сожалению, эта участь постигла даже вроде бы маститых мастеров.

«Одна из известных кинокартин, описывающих события, происшедшие во время войны в Афганистане, вышла в прокат под названием «9 рота», – рассказывал со страниц «Казахстанской правды» в феврале 2016 года полковник запаса, ветеран войны в Афганистане Сергей Заколодяжный. – Стоит заметить, что этот художественный фильм режиссера Федора Бондарчука вызвал среди историков, да и самих «афганцев» массу недовольства вольностью интерпретации исторических фактов. Речь в картине идет об бое, происходившем 7–8 января 1988 года в южном Афганистане между бойцами девятой роты 345-го отдельного парашютно-десантного полка и душманами. В результате которого рота якобы была полностью уничтожена, так и не дождавшись подмоги. Но правда говорит об обратном – настоящие потери 9-й роты в ходе боя составили шесть человек убитыми и 39 ранеными».

Никто 9-ю роту не бросал, утверждает Заколодяжный. В бою на помощь ей прибыло несколько групп резерва, которые доставили боеприпасы и воду обороняющимся и приняли участие в отражении последних атак. Ни о каком полном уничтожении роты нет и речи. Очевидно, предполагает ветеран, что в основу сюжета фильма «9 рота» положена трагическая судьба 1-й роты, из которой при численности около 100 человек в самом крупном боестолкновении в афганской войне у населенного пункта Хара в провинции Кунар 11 мая 1980 года в живых остались только 16 бойцов. При этом обе названных роты были подразделениями 66-й бригады, сформированной на территории Казахстана и ставшей единственным на афганской войне соединением, награжденным орденом Ленина.

Конечно, можно возразить Заколодяжному: мол, это все-таки художественное произведение, в котором уместен вымысел. Но и понять ветерана и других «афганцев» можно – уж слишком больная тема для всех, кому дорога память о воинах-интернационалистах.

Не стал событием и художественный фильм «Возвращение в «А», снятый продюсерским центром «Байтерек» и студией PS TVС режиссера Егора Кончаловского на базе киностудии «Казахфильм». Даже при том что эта лента была номинантом от Казахстана в категории «Лучший неанглоязычный фильм» на 84-й церемонии вручения премии «Оскар». По мнению некоторых источников, прототипом главного героя картины является именно Кара Майор – Борис Керимбаев, хотя другие называют прототипом других казахстанских «афганцев».

Я не берусь судить о правдивости «9 роты» и «Возвращении в «А», поскольку не воевал и вообще не бывал в Афганистане. Но художественные достоинства обеих лент кажутся мне крайне сомнительными. В особенности это касается фильма Бондарчука – откровенного подражания голливудщине с ее спецэффектами и вторичного по содержанию. И я был сильно удивлен восторженными оценками зрителей и кинокритиков, называвших «9 роту», если не ошибаюсь, лучшим фильмом 2005 года, получившим около 20 (!) российских кинопремий. Моей же реакцией после просмотра обоих фильмов в алматинских кинотеатрах было сожаление о потраченных на билеты тенге – надо было чуть подождать да и спокойно посмотреть эти посредственные картины бесплатно в Интернете...

Микеле Плачидо в фильме Афганский излом.jpg

В результате, на мой взгляд, достойным художественным киновоплощением войны в Афганистане являются всего два постсоветских фильма. Это «Афганский излом» Владимира Бортко («Собачье сердце», «Бандитский Петербург», «Мастер и Маргарита») с итальянской звездой Микеле Плачидо (тот самый комиссар Каттани из «Спрута»!) в главной роли советского офицера. И шокирующий «Груз 200» ныне, увы, уже покойного Алексея Балабанова («Брат», «Кочегар», «Я тоже хочу»). Да и то в балабановской ленте показана не сама афганская война, а кошмар во время нее жизни в СССР.

Подождем день-два

Впрочем, это только мое личное мнение, возможно, что-то я пропустил, недопонял, в чем-то ошибаюсь. Факт в том, что при изобилии сегодня документальных материалов о войне в Афганистане, ее причинах и роли в ней противоборствующих сторон до сих пор на постсоветском пространстве не произошло взвешенной исторической государственной оценки не только вывода, но и ввода советских войск в Афганистан в декабре 1979 года с учетом всех фактов и факторов.

Борис Керимбаев 1 .jpg

То самое решение второго Съезда народных депутатов СССР в декабре 1989-го с осуждением «вторжения» Советской армии в Афганистан? Кому как, но сегодня оно кажется мне принятым на волне стремления угодить советским горластым либералам и «демократическому» Западу. Над этим задумалась в прошлом году Государственная дума РФ при поддержке президента Владимира Путина, несмотря на то что сам он с начала 2000-х минимум дважды публично называл ввод советских войск в Афган «большой ошибкой» советского руководства. В Госдуме уже есть проект постановления по этой проблеме, который российские парламентарии намеревались обсудить и принять к 30-летию вывода советских войск из Афганистана.

Подождем буквально день-два, посмотрим, что это за документ и как на него отреагирует Казахстан, где в Алматы 14 февраля состоялись похороны настоящего народного, боевого героя афганской войны Бориса Керимбаева, главной ценностью которого была человеческая жизнь его бойцов. На фоне траура по Кара Майору совсем не хочется, чтобы и дальше не менее горластые современные «либерасты», даже из госорганов, обзывали ту войну «бессмысленной», «проигранной», «позорной». Возможно, и стала она таковой для руководства Союза. Но никак не для непосредственных ее советских участников, включая казахстанцев, покидавших 30 лет назад неуютный Афган с горькими потерями, но с высоко поднятой головой.

Большинство статей на сайте отражает личную позицию автора, которая может не совпадать с мнением редакции

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале