просмотров 1424

Как актюбинскому парнишке разрешили рисовать Сталина

Опубликовано: 08 Февраля 2019 Автор: Владислав КОЖУХАРЬ | Актобе
Как актюбинскому парнишке разрешили рисовать Сталина
Из архива семьи ЮВАКАЕВЫХ

Декор в зале актюбинского Дома культуры железнодорожников удивлял многих заезжих знаменитостей, красочные афиши зазывали зрителей со всего города, а декорации народного театра не уступали столичным. И во всем этом есть немалая заслуга одного человека.

Гран-при – тюбетейка

Семен Ювакаев родился в 1918-м. Рисовать он любил с детства и каждую свободную минуту делал наброски на клочках бумаги, хотя серьезным занятием никто это не считал. Неизвестно, как бы сложилась судьба парнишки, если бы отчим, довольно образованный человек, не разглядел в нем настоящий талант. Он-то и уговорил мальчика участвовать во всесоюзном конкурсе рисунков, посвященных подвигу челюскинцев. Семен отправил на конкурс свои работы и очень удивился, когда выиграл. Главный приз за участие оказался просто королевским. Победитель получал телогрейку, кожаные ботинки и тюбетейку. В 1934 году это было настоящим богатством, особенно для 16-летнего подростка.

Фронтовое вдохновение

В армии Семену доверили очень ответственную работу. Он должен был перерисовывать с фотографий портреты Сталина. Получалось неплохо, но Семену хотелось настоящего творчества.

Семен прошел всю войну, получил награды за оборону Ленинграда, но родным рассказывал не о батальных битвах, а о том дне, когда, получив увольнительную, мог попасть в музеи города на Неве. Парня при виде шедевров живописи раздирали совершенно противоречивые чувства: от восторга до презрения к собственной, как он выражался, «мазне».

2.JPG В те минуты я чувствовал себя полным бездарем, – часто говорил Семен родным. – Все эти похвалы, грамоты, которыми я раньше гордился, казались пустышками. Но, с другой стороны, я понимал, что есть куда стремиться. Если бы не война, я, может быть, и не увидел этого, и жизнь моя сложилась бы по-другому.

Не спи, не спи, художник

После войны Семен быстро нашел работу в родном Актюбинске. В Доме культуры железнодорожников (ДКЖ) нужен был человек, который мог бы рисовать портреты вождей, оформлять кумачовые транспаранты, пропагандистские плакаты и афиши к кинопремьерам. Но этого Семену было мало. После основной работы он подолгу оставался в мастерской и творил для души. Почти все фото в семейном альбоме аккуратно расчерчены остро заточенным карандашом на квадратики. Так Семен переносил семейные фото на большое полотно. Жилье художнику выделили в здании ДКЖ, и Семен мог отправиться в мастерскую и среди ночи. Нередко он вскакивал с кровати и работал прямо в комнате за обеденным столом. Жена и дочь таким приступам вдохновения были не рады.

1.JPG

– Папа, ну хоть свет приглуши! Я уснуть не могу, – просила дочь.

Но это было бесполезно. В порыве творчества Семен ничего не слышал и мог до утра грохотать баночками с краской.

А также в области балета

Наконец, Семену представился шанс показать, что он не просто художник-оформитель. Зрительный зал Дома культуры железнодорожников славился акустикой, но шика ему не хватало. Требовалось украсить его бархатом и гипсовой лепниной. В те времена выбор стройматериалов был невелик, но Семену удалось невозможное. В полукустарных условиях в короткий срок он сделал то, над чем годами работали десятки мастеров. ДКЖ в новом оформлении не уступал старинным оперным театрам, а его акустикой восхищались даже приезжие знаменитости.

художник2.JPG

Гипсовая лепнина и нарядный бархат на зрительских ложах продержались почти 50 лет. Гастроли российских театров оперы и балета проходили именно в ДКЖ. В начале нулевых новые хозяева дворца вдруг решили, что лепнина может рухнуть на головы зрителям, и снесли балконы. Опасения оказались напрасными – с гипсом едва справлялся отбойный молоток.

Красота спасет ДКЖ

Талант художника Семена Ювакаева пригодился и позже, когда в ДКЖ появился свой народный театр. Сцена Дома культуры была не очень большой, и, чтобы сделать декорации для спектакля, обычных навыков художника оказалось недостаточно. Для этого необходимы были знания о перспективе рисунка, световых нюансах и том, как придать декорации объем и структуру. Эти науки и сейчас преподают лишь в театральных институтах, но Семен постиг все эти премудрости сам. В большой папке до сих пор хранятся программки спектаклей, где режиссер благодарит художника за великолепную работу.

художник1.JPG

А сосчитать все праздники в ДКЖ, на которых Семен занимался украшением фойе, невозможно. Веселые зайчики на Новый год, нежные букеты на 8 Марта, яркие флажки к майским праздникам… Семен никогда не повторялся, и актюбинцы спешили в ДКЖ, предвкушая очередной сюрприз от креативного художника.

Актюбинский Монмартр

Вскоре мастерская Семена стала неформальным культурным центром Актюбинска. Сюда стекались как успешные художники, так и непризнанные гении, и даже довольно сомнительные личности, примазывающиеся к богеме. Мастерская была открыта для всех, и угощались гости далеко не чаем с баранками. Семен стал выпивать все чаще, тем более что желающих угостить художника становилось все больше. Богемная жизнь плохо сочеталась с семейной. Супруга Семена долго мирилась с пьяными тусовками, ночными приступами вдохновения и тем, что муж сутками не бывает дома, но в конце концов терпение лопнуло и у нее.

После развода Семен стал пить еще чаще, а гостей в мастерской стало еще больше. На качестве работ такой образ жизни никак не сказывался, а вот на здоровье…

Если бы не горячительное, Семен Ювакаев явно мог бы радовать своим творчеством горожан до сих пор.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале