На пискаревских плитах нет имен, на пискаревских плитах – только даты

Опубликовано: 26 Января 2018 г. Автор: Ирина ГАЛУШКО | г. Санкт-Петербург
На пискаревских плитах нет имен, на пискаревских плитах – только даты
© ЭК / Ирина ГАЛУШКО
просмотров 1433

27 января в Санкт-Петербурге и Ленинградской области отмечают 74-ю годовщину полного снятия фашистской блокады. И пусть дата эта не круглая, но для тех, кто пережил страшную 872-дневную осаду, она самая важная в жизни. Блокада унесла жизни полутора миллионов человек – мужчин и женщин, стариков и детей. Почти полмиллиона из них нашли последний приют на Пискаревском кладбище – самом большом в мире погосте жертв Второй мировой войны. До конца понять, что такое блокада, невозможно, не побывав на Пискаревском кладбище, не услышав его пронзающей сердце тишины. Корреспондент «ЭК» посетила мемориальный комплекс в преддверии значимой для петербуржцев даты.

пискаревка2.jpg

Полгорода в сырой земле…

– Жертв блокадного Ленинграда больше, чем жертв США и Великобритании вместе взятых, – приводит шокирующие сведения экскурсовод Пискаревского мемориального кладбища Алексей Андреев. – Почти половина из них захоронена здесь.

Мы входим в некрополь и останавливаемся у Вечного огня. Алексей Георгиевич рассказывает, что место массового захоронения погибших в блокаду ленинградцев было оформлено в мемориал в 1960 году. Его открытие было приурочено к 15-й годовщине великой Победы. 

«На кладбище почти безлюдно. Но, на мой взгляд, именно в такие дни и нужно приходить сюда, чтобы проникнуться атмосферой трагедии, которая произошла здесь».

– Вход в некрополь украшают пропилеи – два павильона простой прямоугольной формы, на мраморных фризах которых слова поэта-фронтовика Михаила Дудина, – рассказывает о замысле создателей Андреев. – Весь ансамбль лишен каких-либо украшений и излишеств, при этом используется много символики: на чугунной решетке, огораживающей погост, повторяется рисунок: высокая ваза с перекинутой траурной лентой – это символ печали. А рядом  молодые веточки – символ возрождающейся жизни. Далее – два обелиска, увенчанных бронзовыми вазами, опоясанными лавровыми венками, – символом славы и победы. Символ памяти – Вечный огонь был зажжен от огня на Марсовом поле – месте захоронения героев Гражданской войны и революции.

С лестницы начинается центральная гранитная 300-метровая аллея, к которой справа и слева примыкают холмы братских могил. Каждая могила венчается гранитной плитой с датой захоронения и дубовой веточкой – символом мужества. Место погребения гражданского населения дополнительно обозначено серпом и молотом. Военнослужащих – звездой. 

пискаревка-4.jpg

Лежат бок о бок – дети и солдаты

– Блокадная зима 1941–1942 годов была самой страшной, – продолжает экскурсовод. – К январю 1942 года все кладбища Ленинграда оказались переполнены. Тогда исполком Ленгорсовета принимает решение начать массовые захоронения на северной окраине, на территории бывшего совхоза «Ручьи»,  недалеко от железнодорожной станции Пискаревка. До революции эти земли принадлежали купцу Пискареву. Отсюда и название. Но еще до войны, в 1939–1940 годах, часть территории была отведена под сельское кладбище, и здесь начинаются захоронения. Первые 129 могил появились до войны. А уже во время советско-финского военного конфликта здесь впервые хоронят 504 воина. Впоследствии эта территория с индивидуальными захоронениями войдет в состав мемориала. Здесь же покоятся и первые жертвы блокады и бомбежек. Хоронили здесь потому, что это была северная окраина города, на которой не было никаких промышленных объектов или стратегических комплексов, а основные бои шли на юге.

Мы двигаемся по аллее к центру мемориального комплекса, оставляя упомянутые Алексеем Георгиевичем захоронения по левую руку. Холмы братских могил укрыты белым покрывалом пушистого снега. Постоянно звучит торжественно-печальная музыка.

В некоторых местах, при длине траншеи в 200 метров, восьмиметровой ширине и трехметровой глубине, плотность захоронения составляла 267 человек на погонный метр.

На кладбище почти безлюдно. Но, на мой взгляд, именно в такие дни, а не в особые даты, нужно приходить сюда, чтобы проникнуться атмосферой и осознать трагедию, которая произошла с погребенными здесь людьми.  

– Первая зима была очень суровая, – добавляет историк. – Морозы доходили до 35 градусов. Земля при такой температуре промерзала почти на два метра, и чтобы начать захоронения понадобилось привлекать саперов, так как четыре постоянно работавшие на кладбище экскаватора с этой задачей уже не справлялись. Всего же погребением здесь занимались порядка 700 человек, в том числе отдельная рота НКВД. Саперы взрывали траншеи, которые дальше углубляли экскаваторами.  Таких траншей за годы блокады было вырыто 433. И лишь при создании мемориального комплекса они были оформлены в холмы братских могил, которых вышло 186. В них похоронено 420 тысяч горожан и 70 тысяч воинов. 

Уже в ноябре-декабре 1941 года на Пискаревку ежедневно доставляют от трех до 10 тысяч погибших ленинградцев. Только за март 1942-го было захоронено 130 тысяч человек. Имена этих людей неизвестны. Из-за массовости уже в первую блокадную зиму в списках указывается лишь количество доставленных для захоронения тел, без имен и фамилий.

– Умерших массово доставляют из моргов, госпиталей, просто с улиц Ленинграда, – продолжает печальное повествование Алексей Андреев. – В нашем музее есть копии страниц, сделанные из книги поступлений. Там только суровые факты: даты и  место, откуда были доставлены погибшие. По документам, самое массовое поступление умерших было зафиксировано 10 февраля 1942 года – сразу 10 043 трупа.  

Смертность от голода и бомбежек в Ленинграде была настолько массовой, что погребальная служба Пискаревского кладбища не успевала выкапывать траншеи.  Поэтому доставленные на погост тела временно складывали в штабеля. Порой такой штабель достигал 200 метров в длину и два метра в высоту. И в некоторых местах при длине траншеи  200 метров, восьмиметровой ширине и трехметровой глубине плотность захоронения составляла 267 человек на погонный метр.

Понятно, хоронили не в гробах, которые стоили очень дорого и занимали много места, а в так называемых пеленашках –  простынях, одеялах – в том, что горожане  могли выделить из нехитрого скарба. Затем отвозили тела на специальные пункты сбора или привозили к воротам кладбища. Уже к ноябрю ленинградцы просто физически были не в состоянии заниматься погребением своих близких. Не справлялся с возросшим во много раз объемом работы и действовавший до войны в  Ленинграде трест «Похоронное дело». Существовали даже специальные нормативы перевозки тел погибших на грузовых автомобилях. Сохранились документы, в которых сказано, что пятитонный грузовик может взять на борт не меньше 100 трупов.

11.jpg

Родина – мать

Мы подходим к центральному месту на Пискаревском кладбище – монументу «Родина-мать». Шестиметровая фигура – печальный символ всех скорбящих матерей. Но на лице каменного изваяния не только скорбь, но и гордость за своих детей, отдавших жизнь во имя победы. Это работа скульпторов Веры Исаевой и Роберта Таурита. Если посмотреть на скульптуру справа, то кажется, что наклоненная немного вперед фигура двигается к могилам своих детей, чтобы возложить на них дубовый венок, переплетенный траурной лентой. Венчает мемориальный комплекс стела с выбитыми на ней шестью гранитными горельефами, воссоздающими эпизоды жизни и борьбы сражающегося Ленинграда.  В центре на гранитной же плите высечены строки стихов музы блокадного Ленинграда Ольги Берггольц. Ее проникновенные слова «Никто не забыт и ничто не забыто» стали символом непокоренного города и высоким нравственным ориентиром для всех, кто чтит историческую память.

– Пискаревский мемориал – уникальный комплекс, в котором сплелись  воедино архитектура, скульптура и поэзия, – добавляет мой спутник. – Плюс ко всему здесь постоянно звучит торжественно-печальная музыка.  А с 1961 года  мемориал является местом официального посещения и отдания воинских почестей.  Ко всем крупным памятным датам, в числе которых 8 сентября – день начала блокады, 27 января – день полного ее снятия, 22 июня – день начала войны и 8 мая – канун великой Победы, сюда приезжают государственные и правительственные делегации.

DSC05321.jpg

Блокадный крематорий

Наша экскурсия продолжается, и пока мы перемещаемся от центральной части мемориального комплекса к его правой стороне – месту, где в начале 2000-х была организована аллея Памяти, я вспоминаю, как на одной из экскурсий по Санкт-Петербургу услышала информацию о том, что погибших в блокаду не только хоронили на Пискаревском кладбище, но и сжигали в печах крематория, организованного на одном из заводов Ленинграда.

Одна из 98 плит установлена представителями Казахского общества Санкт-Петербурга и Ленинградской области «Ата-Мекен».

– Это действительно так, – подтверждает информацию Алексей Георгиевич. –  Организация крематория в осажденном городе была вызвана практической необходимостью. Сильные морозы, промерзание почвы, отсутствие техники и крайняя истощенность людей, работавших на кладбищах, мешали проводить захоронения с соблюдением необходимых санитарных норм. Особенно напряженная ситуация сложилась в Колпине, находившемся в непосредственной близости от фронта. В связи с этим было решено приспособить одну из печей Ленинградского кирпично-пемзового завода № 1 для сжигания трупов. 10 февраля 1942 года состоялась пробная кремация семи тел.

После этого специальная комиссия, «с гигиенической точки зрения», сочла «необходимым рекомендовать и развивать сжигание как средство, необходимое в сложившейся обстановке». Блокадный крематорий, начавший работу в феврале 1942 года, действовал четыре месяца. За это время в его печах были сожжены останки 5 524 человек – жителей осажденного города и бойцов Ленинградского фронта.

Параллельно велись захоронения и на Пискаревском кладбище, которое оставалось действующим вплоть до 1960 года. После войны здесь также хоронили саперов, погибших при разминировании Ленинграда и Ленинградской области. В 15-ю годовщину оно обрело статус мемориального, и захоронения здесь были прекращены.

DSC05325.jpg

И потому они навеки с нами

Впереди показывается длинная аллея, по левую сторону которой стена с установленными на ней мемориальными гранитными плитами. Аллея Памяти на Пискаревском мемориальном кладбище появилась в рамках проекта увековечения памяти защитников Ленинграда – уроженцев различных регионов страны, а также тружеников предприятий и организаций блокадного города. Реализовал его Санкт-Петербургский Общественный фонд «Пискаревский мемориал». Торжественное открытие аллеи Памяти состоялось 7 мая 2002 года в канун празднования 55-летия Победы и 40-летия создания мемориального комплекса Пискаревского кладбища. 

Аллею образуют памятные плиты с текстами, посвященными памяти героически погибших защитников блокадного Ленинграда. Плиты устанавливаются представителями субъектов Российской Федерации, различных учреждений и организаций, а также представителями бывших союзных республик.

Центральным экспонатом экспозиции являются 125-граммовый кусочек блокадного хлеба и копии с блокадного дневника ленинградской школьницы Тани Савичевой.

Но еще до того как родилась идея об организации аллеи Памяти, в 1996 году правительство Беларуси установило на Пискаревском кладбище памятный знак 12 тысячам белорусских подростков, погибших в блокаду вместе с ленинградцами. В начале 1941-го 14–16-летние мальчишки были направлены в Ленинград для обучения в ремесленных училищах. В июле парни должны были уехать на каникулы. Но началась война, и они были вынуждены остаться. В личных делах 12 тысяч ребят в графе «время и место убытия» значится: «1942 год. Пискаревское кладбище». Памятный знак погибшим белорусским подросткам, которые навсегда остались детьми, положил начало созданию аллеи Памяти.

Сейчас здесь 98 плит. Одна из них установлена представителями Казахского общества Санкт-Петербурга и Ленинградской области «Ата-Мекен».

– В преддверии 60-летия Победы я обратился к тогдашнему губернатору Санкт-Петербурга Валентине Матвиенко с просьбой об установке мемориальной плиты в память о семи тысячах казахстанцев, участвовавших в обороне Ленинграда, – поделился со мной в нашу первую встречу президент общественной организации Сарсенгали Куспанов. – В июне 2007 года это знаменательное событие состоялось. Участие в нем принял тогдашний посол Казахстана в России Нуртай Абыкаев. Кстати, тогда же произошло еще одно важное событие: в Галерее славы Российского географического общества появился портрет Чокана Валиханова.

С тех пор уже больше 10 лет представители  общества «Ата-Мекен»  собираются у гранитной плиты, чтобы отдать дань памяти землякам, погибшим при обороне Ленинграда. Придут они сюда и в этот раз. 27 января здесь состоится торжественно-траурная церемония возложения венков к монументу «Родина-мать», посвященная 74-й годовщине полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады, участие в которой примет президент Российской Федерации Владимир Путин.

Представители Казахского общества Санкт-Петербурга и Ленинградской области «Ата-Мекен» будут участвовать в торжествах в составе Комитета по международным отношениям и реализации миграционной политики города и Санкт-Петербургского Дома национальностей.

пискаревка6.jpg

Таня Савичева и блокадный хлеб

Тем временем моя экскурсия подходит к концу. Сделав несколько фото уже погруженного в сумрак кладбища, ненадолго заходим в музей, расположенный на первом этаже правого павильона. Здесь собрана экспозиция, посвященная трагическим страницам истории блокадного Ленинграда. Центральными его экспонатами являются 125-граммовый кусочек блокадного хлеба и копии с блокадного дневника ленинградской школьницы Тани Савичевой.

– Блокада Ленинграда – один из наиболее драматических эпизодов  не только Второй мировой  войны, но и всей военной истории человечества, – резюмирует Алексей Андреев. – А чтобы лучше понять, во что обошлась человечеству фашистская идеология, достаточно побывать здесь, на Пискаревском кладбище.