просмотров 515

Новгородские поисковики нашли останки солдата из СКО, погибшего в годы войны

Опубликовано: 09 Июля 2019 Автор: Елена ЧЕРНЫШОВА | Петропавловск
Новгородские поисковики нашли останки солдата из СКО, погибшего в годы войны
Поисковик Игорь Чехонин с найденным солдатским медальоном

Новгородские поисковики нашли останки солдата из Северо-Казахстанской области, погибшего в годы Великой Отечественной войны. Спустя 77 лет сын героя побывал на церемонии захоронения и привез в родной Петропавловск чудом сохранившийся медальон отца.

Месяц назад в департамент по делам обороны СКО пришло письмо от участника отряда «Находка» поискового объединения «Долина» Игоря Чехонина. Он сообщил, что в мае этого года в Демянском районе Новгородской области были найдены останки солдата. На вкладыше обнаруженного при нем медальона было указано имя: Бурков Николай Иванович, призванный Петропавловским РВК Северо-Казахстанской области.

«По данным ОБД «Мемориал», Бурков Н. И., 1909 года рождения, красноармеец-наводчик 235-й стрелковой дивизии, был убит 24 мая 1942 года», – отметил автор послания, попросив помочь в розыске родственников бойца.

Борис Николаевич Бурков.JPG

В итоге письмо оказалось в руках сына погибшего фронтовика Бориса Буркова, проживающего в Петропавловске. Выяснив, что 22 июня в Новгородской области состоится торжественное захоронение, он, несмотря на солидный возраст (скоро пенсионеру исполнится 85 лет), собрался в путь. С собой взял горсть родной земли, а обратно вернулся с драгоценной реликвией – медальоном, который лежал в гимнастерке его отца, когда тот шел в последний бой. Это маленький эбонитовый пенальчик с крышкой, внутри которого помещался бумажный вкладыш с краткими сведениями о воине и его родственниках. Далеко не все солдаты заполняли его, считая это дурной приметой, а осенью 1942 года медальоны вообще отменили.

Разобрать записи на бумажных вкладышах медальонов, пролежавших в земле больше 75 лет, удается редко. Еще реже – найти родственников погибших героев. А уж чтобы их дети приехали на церемонию захоронения – случай вообще редкий.

Я всю жизнь искал могилу отца, – рассказал Борис Бурков. – Мы знали, что он погиб 24 мая 1942 года. В извещении указывалось, что похоронен он у деревни Кулотино Демянского района Ленинградской (ныне Новгородской) области. Я даже в подробностях помню тот день, когда пришла похоронка. Мы жили в селе Новокаменка, нас было трое братьев, я – старший. В то утро пошел на старицу рыбачить. Возвращаясь, увидел, что в сторону нашего двора бегут люди. Спрашиваю у соседской девчонки: «Что случилось?». А она отвечает: «Говорят, батю вашего убило». Дома – рыдания, причитания. На пороге меня встретила бабушка и обняла. Односельчане все шли к нам, и много раз кто-то вслух читал: «Бурков Николай Иванович в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, был убит».

В памяти Бориса Николаевича сохранилось несколько картин счастливой довоенной поры. Вот отец идет за плугом, который тянут волы, и в этот момент с земли неожиданно взлетает чибис… Вот папа и мама сидят за столом в чисто прибранной хате и что-то обсуждают. Хочется побыть с ними, но пора спать…

А вот жаркий июньский день, когда колхозники отправились на строительство моста через Ишим, и вдруг как гром среди ясного неба: война! Женщины плакали, а мужчины их успокаивали. Мол, не волнуйтесь, бабы, мы в момент этих фрицев раскидаем. В таком настроении, с песнями под гармошку и уезжали на сборный пункт в Петропавловск. Домой вернулись единицы…

Последний раз он увидел папу, когда тот после ранения в руку направлялся в новосибирский госпиталь, а по дороге всего на одну ночь заглянул в родное село. Утром мама поехала провожать отца в город, а он, прощаясь с детьми, уже не мог сдержать слез, будто чувствуя, что видит их в последний раз.

Я слышал, как он говорил с досадой, что на фронте нашим солдатам не хватает оружия и что порой им приходится со старыми винтовками в руках противостоять вражеским автоматам, – вспоминает Борис Николаевич. – Спустя годы я стал собирать информацию про 235-ю стрелковую дивизию, сформированную в Новосибирске, куда в числе других выздоравливающих после ранения бойцов был зачислен и мой отец. Весной 1942 года дивизия прибыла в район южнее Демянска. Впервые она принимала участие в боевых действиях с 19 по 24 мая. Стояла задача: овладеть деревней Кулотино и подойти с юга к Демянску. Но успеха в этих боях красноармейцы не добились ­из-за перебоев в снабжении боеприпасами и продовольствием, отставании артиллерии и танков от пехоты. Тогда были убиты 324 человека, среди которых и Николай Бурков. Об этой и последующих наступательных операциях, о демянском котле и жестоких боях против мощной группировки противника военными историками написано много. «500 дней здесь лилась кровь воинов Северо-Западного фронта. Склоните головы перед их священной памятью» – так гласит надпись на мемориальной доске в этих местах.

Сколько здесь погибло наших солдат? Исследователи называют разные числа, но ясно одно – потери были огромными, причем многие бойцы так и остались лежать непогребенными. Исправить эту несправедливость, восстановить имена героев, выяснить судьбу без вести пропавших – такова миссия поисковиков.

Среди тех, кто на протяжении многих лет участвует в Вахтах памяти на новгородской земле, есть и казахстанцы – жители СКО. Поисковики из разных государств объединены общей благородной целью. Останки нашего земляка нашли участники российского отряда «Находка». Они же ранее обнаружили место падения в 1942 году истребителя легендарного советского аса Алексея Маресьева. Борис Николаевич сказал, что очень рад знакомству с командиром этого отряда Александром Морзуновым и с другим замечательным человеком Игорем Чехониным. Кстати, врачом по профессии, который все свободное время посвящает поисковым работам.

на кладбище у деревни Поля 22 июня 2019 года.JPG

Гостей из Петропавловска, а Бурков приехал с племянником, встретили на перроне вокзала Новгорода и сразу же отвезли на местную телестудию для участия в передаче, посвященной памятной дате. А потом они отправились на машине к деревне Поля, где утром 22 июня состоялась церемония захоронения 60 погибших бойцов.

Из них 59 так и остались неизвестными, исключение – только мой отец, – сказал Борис Николаевич. – Трудно передать словами те чувства, которые меня охватили, когда я увидел на одном из гробов табличку «Николай Иванович Бурков». Спустя 77 лет после гибели его похоронили с воинскими почестями, с залпами орудий, возложением венков. Мне сначала было так тяжело, что-то давило на грудь, и только когда священник совершил отпевание, немного отпустило. Наверное, и душа папы успокоилась, и моя. К сожалению, мои младшие братья не дожили до этого дня, а мне, видимо, была поручена такая миссия свыше – выполнить наш общий сыновний долг. Теперь на эту могилу смогут приехать наши дети, внуки, правнуки.

Борис Бурков рассказал, как ранее пытался выяснить точное место упокоения отца, обращался с запросами в военкоматы и архивы. Сначала ему ответили, что в 1965 году в виду сокращения количества мест воинских захоронений останки перенесены на кладбище деревни Поля, где в братской могиле находятся 1,5 тысячи погибших бойцов Красной армии. А позже пришло письмо, что его отец похоронен у деревни Войно.

Поисковики же рассказали, что во время работ у деревни Кулотино случайно наткнулись на большую воронку от снаряда, в которой оказались останки пяти человек, в том числе Николая Буркова. Никаких опознавательных знаков на том месте не было. Братскую могилу отсюда полвека назад перенесли, но эти бойцы почему-то остались…

О причинах остается только гадать, но, как говорили сами поисковики, там только шаг шагни да копни глубже – повсюду лежат погибшие воины. Лежат там, где их настигла смерть, – сказал собеседник. – А в тех местах сотни тысяч людей погибли. Говорят, война не закончилась, пока не похоронен последний солдат. Поисковики делают важное дело. Низкий поклон им. фото, сделанное летом 1941 года в Петропавловске. Николай Бурков - крайний слева .JPG

Николай Иванович Бурков, уже имевший за плечами опыт срочной службы, получил повестку в первые же дни войны. На фотографии, сделанной летом 1941 года на сборном пункте в Петропавловске, он запечатлен с двумя молодыми мужчинами в шинелях. Скорее всего, это жители Северо-Казахстанской области или соседних регионов.

Борис Николаевич просит всех внимательно вглядеться в лица этих бойцов. Возможно, кто-то узнает своего отца, деда, прадеда. Если такое случится, то, пожалуйста, позвоните по телефонам: 8 (715 2) 46 64 15, 8 707 626 61 43.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале