просмотров 1930

Огромное небо – одно на двоих

Опубликовано: 12 Апреля 2018 Автор: Илья МИЛЛЕР | Семей
Огромное небо – одно на двоих
Борис Капустин и Аллид Евстратов / ©ЭК/Илья МИЛЛЕР

12 апреля для летчика первого класса из Семея, майора авиации в отставке Аллида Евстратова – особенная дата. В этот день 52 года назад с почестями проводили в последний путь его друга и сослуживца Бориса Капустина – советского военного летчика, ценой собственной жизни спасшего мирных жителей Берлина.

Они познакомились в 1951 году в Кировобадском авиационном училище имени Хользунова. Курсанты Евстратов и Капустин оказались в одном отделении и быстро нашли общий язык. В то время военных авиаторов готовили настоящие асы неба, прошедшие через горнило Великой Отечественной войны. Неудивительно, что военнослужащих учили управлять не только истребителями и бомбардировщиками, но и легковыми автомобилями, мотоциклами и даже танками!

20180411_163834.jpg Это было необходимо на случай, если самолет вдруг подобьют, – рассказывает Аллид Евстратов. – Боря, который был старше меня на пару лет, успел окончить механический техникум и уже имел первый разряд по мотогонкам. 20180411_154501.jpg

Училище курсанты оканчивали в Оренбурге, куда их перевели осваивать самолет Ил-28 – первый советский реактивный фронтовой бомбардировщик, носитель тактического ядерного оружия. Когда настала пора распределения, молодой лейтенант Евстратов попросил, чтобы его отправили служить вместе с другом. Командование пошло навстречу, и они с Капустиным попали в авиационный полк на Украине. Но позже дороги закадычных друзей разошлись. Аллид вернулся в родной Воронеж, откуда вскоре перевелся в Семипалатинск – в гражданскую авиацию, где прошел путь от командира звена до командира летного отряда, налетав в общей сложности 17,5 тысячи часов. А Борис оказался в группе советских войск в Германии, где навсегда вписал свое имя в историю воинской славы.

В тот апрельский день 1966 года вместе со штурманом Юрием Яновым Капустин получили приказ перегнать бомбардировщик Як-28 на другой аэродром. На высоте четырех тысяч метров у самолета отказали сразу оба двигателя, и он резко пошел вниз. Стремясь не допустить падения неуправляемого бомбардировщика на жилые кварталы Берлина, старший летчик Капустин принял решение не катапультироваться. Штурман Жданов, несмотря на приказ, также отказался покинуть кабину. За считанные секунды авиаторам удалось увести самолет за городскую черту, где он упал в озеро. «А город подумал – ученья идут», – напишет впоследствии ставшие знаменитыми строки поэт Роберт Рождественский.

20180411_153001.jpg

О подвиге своего друга Аллид Евстратов узнал по радио. Опытный летчик не сомневается: воспитанный на примерах Николая Гастелло, Ивана Кожедуба и других героев, прекрасный человек, настоящий офицер Боря Капустин просто не мог поступить по-другому...

Капитан Капустин был похоронен в родном Ростове. За свой подвиг он и штурман Янов были посмертно награждены орденом Красного Знамени. Его друг и сослуживец Аллид Евстратов бережет теплые воспоминания о боевом товарище, храня пожелтевшие от времени вырезки из газет и фотографии, на которых они вдвоем, еще молодыми курсантами, грезят об огромном небе – одном на двоих...