18+
  • USD 415
  • EUR 504
  • RUB 5.6
просмотров 1584

«Она не склоняла голову даже перед высокими чиновниками». Коллеги почтили память историка Ирины Ерофеевой

Опубликовано: 03 Декабря 2020 Автор: Зитта СУЛТАНБАЕВА | Алматы
«Она не склоняла голову даже перед высокими чиновниками». Коллеги почтили память историка Ирины Ерофеевой
Ирина Ерофеева

21 ноября в Алматы на 66-м году жизни скончалась Ирина Ерофеева – ключевая фигура казахской историографии, автор уникальных исследований и научно-исторических изысканий. Коллеги называли ее человеком-глыбой, фанатом науки, панорамным ученым, женщиной-батыром.

Год назад я брала у Ирины Викторовны интервью, посвященное памяти ее близкого друга и коллеги, археолога Карла Байпакова. Она сказала тогда: «Увы, сейчас ученые такого уровня, как динозавры, вымирают во всех постсоветских и европейских странах, потому что очень многое изменилось и в науке, и в культуре. И таких ученых, которые способны синтезировать необходимые знания из разных научных дисциплин, почти не осталось». С ее уходом эта фраза звучит еще драматичнее…

Друзья и коллеги организовали в память о Ирине Ерофеевой онлайн-панихиду, модератором которой стал историк Маджер Масанов. В мероприятии приняли участие исследователи из Кыргызстана, России, Франции, США, Индии и других стран. Вот лишь некоторые из их высказываний.

Ирина посвятила Казахстану не только все свое научное творчество, но и всю свою жизнь, – говорит доктор исторических наук, профессор, академик РАЕН Анатолий Хазанов. – После неожиданной кончины Нурбулата Масанова Ирина возглавила его любимое детище – Институт по изучению кочевых цивилизаций. Жаль, что какие-то бюрократы в столице загубили столь уникальное и интересное начинание… Ирина была одним из лучших в мире специалистов по истории Казахстана XVIII–XIX вв. Несмотря на то что все ее работы опубликованы на русском – не самом распространенном языке в научном мире, они хорошо знакомы и часто цитируются специалистами в самых различных странах – от Японии до Америки. 2.jpg Ее уникальность заключалась в том, что она сумела, несмотря на множество трудностей и соблазнов 90-х и нулевых, сохранить настоящий профессионализм, – подчеркивает профессор факультета антропологии Европейского университета в Санкт-Петербурге Сергей Абашин. – Она работала с множеством первоисточников по истории казахов XVIII и XIX веков. Ирина Викторовна видела в этих документах не истину в последней инстанции, а могла критически взглянуть на них, увидеть и исследовать контекст, для нее эти источники были не средством доказать какие-то идеологические тезисы, а способом реконструировать обстановку и события изучаемой эпохи. Такая профессиональная позиция позволяла ученому не то чтобы быть нейтральным и объективным, это неправильные слова, а быть честным в науке, противостоять любой мифологизации прошлого. Она изучала не только русские документы, чем грешат многие историки, а приложила много сил для изучения казахских источников, чтобы услышать голоса разных сторон, понять многообразие интересов и мотиваций. Это можно назвать уважением и любовью к казахской культуре, казахской истории, пониманием ее собственных болей и взглядов, что, будем откровенны, редко свойственно исследователям из других стран. В ее исследованиях прослеживался огромный интерес к восстановлению «белых пятен» в жизни и деятельности казахских ханов и батыров, – подчеркивает историк Жанар Жанпеисова. – Одним из ярких результатов ее кропотливой многолетней работы в различных архивах нашей страны и зарубежья стало исследование исторической роли хана Абулхаира, которое завершилось публикацией монографии «Хан Абулхаир: полководец, правитель и политик». Конечно, надо отметить ее фундаментальный труд над двухтомным изданием документов «Эпистолярное наследие казахской правящей элиты (1675–1821 гг.)», сбор материалов и подготовка к изданию которого заняли более 10 лет. Сборник включает более 811 переводов и 250 факсимиле писем казахских ханов и султанов к правителям сопредельных государств. Это издание стало важнейшим источником, необходимым для понимания сложных проблем политической, экономической и культурной жизни уникального казахского кочевого государства. 126939681_124284312825150_8944997096174812527_o.jpg
В Талдыкоргане прошел вечер памяти ветерана ВОВ Леонида Гирша
читайте далее
Наверное, как никто другой, она сделала очень многое, чтобы преодолеть историческое отчуждение, например, между казахами и ойратами, – говорит доктор исторических наук Леонид Бобров (Новосибирск). – Помню, как на очередную конференцию она пригласила Владимира Тепкеева – нашего коллегу из Калмыкии. И Ирина Викторовна очень опекала его и всем говорила: «Вот он, настоящий ойрат, наследник ойратской славы!». Очень мало людей, даже среди военных, обладали таким внутренним стержнем, чувством собственного достоинства, несгибаемой волей и при этом предельной порядочностью, как она. Ирина Викторовна была из тех, кто всегда очень детально разбирался в вопросе. Несмотря на дорогущую международную связь, мы часами говорили по телефону о конструкции казахских доспехов, разбираясь, чем отличаются кольца кольчуги от кольчатого панциря, склепанного на шип. Не знаю, в курсе она была или нет, но наши московские, белорусские и украинские коллеги называли ее женщина-батыр! Она не склоняла голову перед высокими чиновниками. Даже до нас в России доходили отголоски определенных тяжелых ситуаций, связанных с институтом… Те люди, которые ей мешали, ее гонители, когда они оставят свои посты, кто про них вспомнит через год, через два? А вот про Ирину Викторовну будут помнить, я не побоюсь этого слова, не десятилетия, а столетия, как мы помним Ленца, Клеменса, Бичурина. Она сама создала себе памятник. Одно только «Эпистолярное наследие казахских ханов» будут читать и через 100, а может, и через 300 лет. Я не говорю уже про «Анракайское сражение» – ее коллективную монографию, какая блестящая работа! ирина ерофеева.jpg Она высоко несла факел истории казахских степей, и этот преждевременный отлет, как и ее друга Нурбулата Масанова, оставляет нас безутешными сиротами, – сокрушается региональный директор французского Института социальных исследований Центральной Азии (IFIEAS) Катрин Пужоль. – Жаль, что она не преподавала… Мы потеряли не только специалиста, но и подругу, женщину, любившую жизнь, украшения в виде снежных пантер и тигров, французское вино, общение с друзьями. Подумать только, лишь спустя 23 года я наконец-то убедила ее общаться на «ты». Прощай, Ирина, ты всегда останешься в наших воспоминаниях, наших библиотеках, наших сердцах. Ирина Викторовна в моей памяти остается специалистом золотого периода того поколения историков наряду с Нурбулатом Масановым и Едыге Валихановым, которое сформировалось в период 80–90-х годов, – говорит кандидат исторических наук Рахим Бекназаров. – Каждое их действие, слово, книга сыграли значимую роль в становлении независимого Казахстана. Как историк, работающий в Актюбинской области, могу сказать, что Ирина Викторовна сыграла ключевую роль в возвращении для исторической памяти таких фигур, как Абулкаир хан и Табын Бокембай батыр. У всех аксакалов в наших аулах есть книги Ирины Викторовны. Пусть земля ей будет пухом, а душа ее – в раю!

P. S. Напоследок я хочу привести еще один фрагмент из интервью с Ириной Ерофеевой. Сейчас оно читается как завещание, в том числе и руководителям нашей страны.

– Ирина Викторовна, молодежь уезжает из страны в поисках качественного образования, а возвращаясь, не находит себя. В одном из ваших интервью вы были позитивно настроены. Можно ли изменить ситуацию к лучшему?

– Надежда умирает последней. Сейчас у меня глубоко пессимистическое настроение. Должны быть политическая воля и четкое представление высшего руководства страны о приоритетах нашего образования. Руководящие места занимают люди, которые в силу недостаточной образованности и низкого уровня профессионализма не способны организовать серьезные научные исследования и оценивать качество выполняемых их подчиненными научных работ. Поэтому до тех пор, пока наверху серьезно не озаботятся тем положением, в котором мы сейчас находимся, и не поймут, что необходимо многое менять в науке и кадровой политике, ничего не изменится. Нужно придумать схемы, чтобы привлечь зарубежных специалистов, которые бы работали по контракту, и привлечь наиболее продвинутых интеллектуалов из наших соотечественников, чтобы подготовить плеяду полноценных исследователей.


Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале