просмотров 213

Отступать некуда, впереди – Берлин

Опубликовано: 20 Марта 2018 Автор: Эрик АУБАКИРОВ | Алматы
Отступать некуда, впереди – Берлин

О героях-панфиловцах, защитивших от фашистов Москву осенью 1941 года, в Казахстане знает каждый. Но о дальнейшем боевом пути легендарной Панфиловской дивизии широкому читателю мало что известно. А ведь она достойно и мужественно прошла всю Великую Отечественную войну, а в марте 1945 года чуть не была разгромлена.

В 1945 году в Прибалтике оставался крупный плацдарм гитлеровцев – полуостров Курляндия. Здесь оказались прижатыми к морю более 400 тысяч немецких солдат и офицеров. Ни для Советского Союза, ни для Германии этот тупик не являлся приоритетным, основные сражения шли на западе, где советские войска наступали по всему фронту, штурмовали Кенигсберг и Будапешт, рвались к Берлину и Вене. Тем не менее попытки ликвидировать группировку и сбросить немцев в Балтийское море предпринимались неоднократно, но все они заканчивались неудачно.

200912100120.jpg

Последнее наступление началось 17 марта 1945 года. В атаку пошла 8-я гвардейская Панфиловская дивизия. Взломав оборону противника, советские солдаты прорвались в глубь вражеской территории. Фашисты же, сосредоточив крупные силы, ночью ударили в основание вбитого в их плацдарм «клина» и к утру 18 марта окружили панфиловцев. Этот маневр не вызвал в рядах наших бойцов паники. Командир дивизии полковник Георгий Ломов попросил командование разрешить не прорываться из окружения, а остаться на отбитой территории. Солдаты вырыли окопы и заняли круговую оборону. Окружение было неплотным. Так, в первую же ночь из штаба дивизии к окруженцам пробился майор Акай Нусупбеков с группой офицеров.

Засевшие в 15 километрах от города Салдус панфиловцы торчали у гитлеровцев как кость в горле – расшатывали оборону и создавали возможность для дальнейшего наступления. 23 марта немецкое командование бросило в атаку против 8-й гвардейской дивизии превосходящие силы. 25 марта противник начал сжимать кольцо вокруг панфиловцев. Им пришлось в течение двух дней отражать атаки фашистов с разных направлений. Хотя немцы несли большие потери, они с упорством обреченных продолжали штурмовать позиции советских войск. На протяжении нескольких дней шли ожесточенные бои, зачастую переходившие в рукопашные схватки. Эти мартовские дни стали самыми опасными в истории Панфиловской дивизии. Даже в октябре-ноябре 41-го под Волоколамском и Крюково бойцам приходилось не так туго. Узнав, кто именно им противостоит, гитлеровцы усилили натиск. Кто-то из генералов вермахта поторопился доложить наверх о победе, и немецкое радио громогласно объявило об уничтожении «одного из лучших соединений Советского Союза». Но фашисты поторопились. Панфиловцы по-прежнему стойко отбивали атаки врага, а советское командование принимало все меры по деблокированию дивизии. Руководство операцией по прорыву окружения взял на себя командующий 10-й гвардейской дивизией генерал Михаил Казаков. Утром 27 марта советские войска нанесли мощный удар с внешней стороны гитлеровского кольца, двинулись в атаку и окруженные. Фронт противника был прорван, образовались «ворота» шириной в два-три километра. Через них панфиловцы и вышли из котла.

И.Л Шапшаев.jpg

За десять дней жестоких боев гвардейцы понесли большие потери – 380 человек убитыми, 1 323 ранеными, 58 солдат пропали без вести. Но две с половиной тысячи бойцов и командиров не просто вышли из котла. Они вывезли всех раненых, а также тяжелое вооружение, в том числе и трофейное. Мало того, панфиловцы сумели выволочь еще и 72 пленных фашистов. Гитлеровцы, по самым скромным подсчетам, в боях под Салдусом потеряли не менее 3,5 тысячи солдат и офицеров.

Настоящим героем тех страшных весенних дней стал командир 19-го гвардейского полка Иван Леонтьевич Шапшаев, до войны работавший председателем месткома на железнодорожной станции «Алма-Ата-1». В одном из боев он был ранен в руку. Когда же за офицером прибыл самолет, он объявил летчику благодарность за доставку боеприпасов и медикаментов, но сам лететь отказался и приказал вывезти в тыл других раненых. Шапшаеву ампутировали покалеченную руку и уложили на носилки. Так он и продолжал командовать подразделениями – лежа. За героизм и мужество офицер был удостоен звания Героя Советского Союза. После войны он жил и работал в Алма-Ате, затем в Калинине (ныне Тверь). Умер 2 октября 1967 года.

Когда маршалу Леониду Говорову доложили о выходе 8-й гвардейской дивизии из окружения, он сказал: «Панфиловцы, как всегда, молодцы. Не каждая дивизия способна на такую выдержку».