просмотров 862

Плен и тлен

Опубликовано: 04 Августа 2017 Автор: Эрик АУБАКИРОВ | Астана
Плен и тлен

На протяжении веков в наш благодатный степной край приезжали разные люди. И местные жители хорошо относились к представителям любых наций. Особенно к тем, на чью долю выпали тяжелые испытания. А зачастую именно такие бедолаги и попадали в эти места.

Исторически сложилось, что Казахстан являлся тыловой базой Российской империи, а затем и Советского Союза. В Сибирь и Казахстан издавна ссылались неугодные правительству люди – повстанцы и пленные. Сюда попадали польские конфедераты, декабристы, пленные шведы и французы. С появлением железнодорожного сообщения поток ссыльных резко увеличился.

Первые лагеря военнопленных появились в Казахстане во время Первой мировой войны. Здесь содержались в основном немцы, австрийцы и мадьяры (венгры). Лагеря располагались в Оренбурге, Уральске, Петропавловске, Семипалатинске и Кустанае. Также несколько лагерей находилось в районе нынешних Актобе, Аральска и Шымкента. Если в начале войны обеспечение военнопленных в лагерях было довольно сносным, то с 1916 года их положение ухудшилось. Не хватало пищи, топлива, теплой одежды, медикаментов. Смертность в лагерях достигала 10%, но домой на родину не вернулись 33% военнопленных. Многие после революции 1917 года примкнули к красногвардейцам.

Новый приток пленных хлынул в Казахстан перед началом Великой Отечественной войны. Осенью 1939 года в республику стали прибывать эшелоны с интернированными польскими солдатами. Их размещали в Карлаге и Актюблаге. Трудиться пленных не заставляли и использовали только для внутренних лагерных работ. С началом Великой Отечественной войны из них стали формировать воинские части. Почти все поляки, сражавшиеся на стороне Советского Союза, прибывали на фронт из Казахстана.

В первые годы войны немцев в плен брали редко. Действовала установка «Убей врага!». В конце 1941 года в советском плену находились 9 000 солдат и офицеров немецкой армии. Всего в годы войны и после ее окончания в Казахстане было создано 15 лагерей, одно отдельное лагерное отделение и один госпиталь для раненых и больных. В марте 1943 года в лагерь № 29 в поселке Пахта-Арале Южно-Казахстанской области были направлены 3 000 человек. В дороге погиб каждый третий. За весь 1943 год из 20 тысяч пленных в лагере умерли 1 862 человека. За это начальника учреждения майора Духовича по приговору трибунала отправили в штрафбат.

«На краю улицы расположилась крестьянская семья, – вспоминал один немецкий солдат, оказавшийся в казахстанском лагере. – В стеклянной банке я вижу молоко. Крестьянка как раз разламывает буханку хлеба на ломти. Я не могу сдержаться, подхожу ближе и прошу кусок хлеба. «Нет, – говорит мужчина твердо, но не зло. – У нас самих не так много, и детям нужно молоко». Крестьянка возразила: «Разве ты не видишь, как он голоден, надо ему что-то дать». Она наливает полстакана молока, отламывает небольшой кусок хлеба и протягивает мне».

Военнопленные с ужасом вспоминали жуткие бытовые условия, голод, холод и болезни. Но ни одного плохого слова они не говорили о местных жителях, будь то русские, казахи или украинцы. Пленные видели собственными глазами, что как бы им ни было плохо, местное население находилось в таких же условиях: голодало, мерзло и страдало.

Японские военнопленные2.jpg

В 1944 и 1945 годах в лагерях уже был наведен порядок. Военнопленных организованно принимали и отправляли на работу. В Караганде они работали в шахтах, Жезказганский медеплавильный завод почти полностью построен немцами и японцами, а в Алматы объекты, построенные жителями Страны восходящего солнца, до сих пор очень высоко котируются.

Кормили пленных не сытно, но лучше, чем советских зеков. Для итальянцев по их просьбе ловили лягушек и черепах. В рацион японцев, учитывая их вкусы, был включен рис, ценившийся в Союзе на вес золота. В лагерях стали разбивать бахчи и огороды. Кроме того, за перевыполнение норм пленные дополнительно получали пайку хлеба или порцию табака. За работу им платили деньги, которые они могли потратить в лагерных магазинах. После разгрома Германии пленным была разрешена свободная переписка с родными. Но военных преступников, бывших эсэсовцев и карателей, конечно, казнили или давали им большие сроки.

Репатриация военнопленных началась в июне 1945 года. Первая партия отправилась на родину уже через месяц после победы. Это были инвалиды, больные туберкулезом и дистрофией. В октябре из пахта-аральского лагеря отправили домой 4 500 человек. Сложилась парадоксальная ситуация: тех, кто хорошо работал, лагерное начальство отпускало в последнюю очередь, стараясь сначала избавиться от больных, лодырей и скандалистов.

К августу 1949-го почти все пленные были репатриированы. Продолжал работать только Спасозаводский лагерь № 99, в котором содержались 1 606 человек, не подлежащих освобождению. В 1956 году после подписания договора между ФРГ и СССР последние немецкие солдаты и офицеры покинули казахстанские лагеря. Но некоторые из них остались в Казахстане – здесь они обрели новую родину.

Редакция выражает благодарность кандидату исторических наук Бауыржану Жангуттину за помощь в подготовке материала.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале