Почти полвека понадобилось Наталье Гончаровой из Тараза, чтобы найти деда, погибшего в бою под Ржевом

Опубликовано: 06 Мая 2019 Автор: Галина ВЫБОРНОВА | Тараз
Почти полвека понадобилось Наталье Гончаровой из Тараза, чтобы найти деда, погибшего в бою под Ржевом
© Ольга ЩУКИНА
просмотров 1579

Жительница Тараза Наталья Гончарова, никогда не видевшая своего деда Терентия Кузьмича, без вести пропавшего на фронтах Великой Отечественной войны, все-таки встретилась с ним! У братской могилы у села Глебово Ржевского района Тверской области РФ внучка рассказала дедушке, как долго она его искала...

Как ковались советские герои

Старая фотография однажды приковала к себе взгляд маленькой Наташи и перевернула всю ее жизнь.

– Папа, расскажи мне о дедушке, – просила девочка с косичками.

– Что сказать тебе, Наталка? Пропал без вести твой дед – мой отец Терентий Кузьмич Гончаров. Долго его мы искали: где воевал, где погиб, где похоронен. Посылали запросы. Но всегда получали один и тот же ответ: пропал без вести, архив не найден…

Наталка слушала папу, затаив дыхание. В его воспоминаниях воскресала история семьи Гончаровых. Жили они на хуторе Петрово Январцевского сельсовета Приурального района Уральской области (ныне Западно-Казахстанская область – Авт.). Терентий Кузьмич работал в колхозе «Заря коммунизма», жена Ирина Григорьевна занималась детьми и хозяйством. В июле 1941 года глава семейства и его взрослый сын Михаил ушли на фронт. 11-летний Петя остался в семье за старшего. Так и кончилось его детство: в школу он больше не пошел.

– Нас у матери было восемь гавриков – мал мала меньше – и мне как старшому пришлось поднимать мелкоту, – рассказывал отец.

IMG_0267.jpg

В январе 1942 года в дом пришло извещение, что боец Терентий Гончаров пропал без вести. А через полтора месяца вдруг доставили письмо от него: «Дорогие мои, родные, я был ранен, находился в госпитале. Сейчас поправился и бью фашистскую сволочь!». Семья не поверила своему счастью... И вдруг опять грозовая туча: новое извещение о без вести пропавшем солдате. И очередное чудо: опять письмо от красноармейца о ранении, госпитале и том, что он снова в строю.

Пете, между тем, исполнилось 12, и он не хуже сельских мужиков сколачивал телеги и сани, которые сразу отправляли на фронт. Плотницкому делу его научил отец – как знал, что пригодится! И вот, в сентябре 1942 года его, по сути, еще мальчишку, пригласили в правление колхоза, чтобы вручить медаль «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны». По такому случаю парнишка одолжил пиджак у соседа, и неважно, что он оказался на несколько размеров больше. Главное, галоши были свои! А что без носков – так не у всех они тогда имелись! И так он шел по единственной улице на хуторе Петрово – в галошах на босу ногу и в пиджаке не по росту – зато с медалью на груди! А окрестная детвора благоговейно взирала на героя трудового фронта!

Дома он застал мать в слезах. Протянула Пете серый листок, и буквы расплылись в его глазах: «Сообщаем, что ваш муж и отец Терентий Кузьмич Гончаров пропал без вести при форсировании реки Волги...» Но семья больше не хотела хоронить родного человека. Ждали, надеялись, что жив их Терентий Кузьмич, что вот-вот объявится. Увы, третье извещение оказалось правдивым...

После войны семья поселилась в поселке Алебастров Теректинского района, где подросший Петр устроился забойщиком в шахту по добыче алебастра. Платили здесь побольше, чем в колхозе, и вскоре у семьи появился небольшой домик. Жизнь шла своим чередом. Петр женился. А в 1954 году вместе с молодой женой переехал в Джамбул (ныне Тараз – Авт.): шел набор рабочих на строительство химзаводов, и Петру захотелось испытать себя в большом деле. Уже через год он стал бригадиром комплексной бригады, и в этом качестве проработал ровно 40 лет и еще 10 лет после пенсии на других должностях в тресте «Джамбулхимстрой». Был удостоен высокого звания Героя Социалистического труда.

Девушка ищет дедушку

И все эти годы он искал следы своего отца Терентия Кузьмича. А потом эстафету подхватила дочь Петра Наталья. Запросы… Ответы… И все одно и то же: данных нет, архив не найден…

Однажды Наталья сидела за чашкой чая с приехавшими к ней из Москвы друзьями. Говорили о войне, и каждый рассказывал о подвигах своих дедов.

А мне, – вздохнула Наталья, – и сказать-то нечего. Мой дедушка Терентий пропал без вести при форсировании Волги. Наверное, река стала его могилой…

А в 2015 году, буквально за месяц до Дня Победы, Натальины московские друзья прислали ей ссылку с сайта «Мемориал»: «Глянь-ка, там про твоего деда…»

image (1).jpg

И правда! Наталья читала и глазам своим не верила: «Терентий Кузьмич Гончаров, 1904 года рождения. Призван с хутора Петрово Январцевским райвоенкоматом. Погиб 1 августа 1942 года. Тверская область, Ржевский район. Место первоначального захоронения – деревня Бельково, севернее, лес у дороги».

Я посадила отца к компьютеру: «Папа, читай!», – рассказывает Наталья. – Он смотрел на монитор, и глаза его были влажными. Может, горевал об отце, о котором мы ничего не могли узнать целых 75 лет, погибшем, как оказалось, смертью храбрых. Или вспоминал свое трудное детство, украденное войной… И я пообещала папе, что обязательно отыщу могилу деда и высыплю на нее горсть казахстанской земли: и уральской, и нашей таразской…

На следующий же день Наталья позвонила в военкомат города Ржева и уточнила: правда ли, что у деревни Бельково захоронен боец Терентий Гончаров? Ей ответили, что, действительно, есть в базе данных такой солдат! Только покоится он уже не в Бельково, а в Глебово – перезахоронили в братской могиле. А почему же на все запросы по поводу Терентия Кузьмича приходили отрицательные ответы? А потому, объяснили в военкомате, что данные о Ржевской битве, как одной из самых кровопролитных, до последнего времени находились под грифом «секретно». Только в 2013 году начали рассекречивать материалы, и после этого люди стали находить своих родственников.

Следующий звонок Наталья сделала в администрацию сельского поселения Успенское, куда относится Глебово. Трубку взяла заместитель главы администрации Татьяна Журавлева-Сальникова: «Да, есть у нас такое захоронение, но наши поисковики продолжают искать, и каждый год мы предаем земле останки новых солдат, а имена их заносим на стелу. Ко Дню Победы фамилия вашего деда тоже будет высечена в граните!» Связалась Наталья и с руководителем поискового движения России «Броня» Алексеем Кузнецовым, который многое рассказал о поиске павших воинов: у кого-то вдруг обнаруживаются документы, кого-то находят по медальону, чье-то имя на ложке выцарапано… И такие первичные захоронения там везде – по всей Тверской области лежат солдатики и ждут, когда придут их откапывать…

26.jpg

После телефонных переговоров с военкоматом, поселковой администрацией и командиром поисковиков Наталья засобиралась в Тверскую область. Рвался туда, конечно, и Петр Терентьевич, но здоровье уже не позволяло путешествовать. Наталья показала ему фотографию памятника на братской могиле.

– Это что, моему отцу памятник? – спросил Петр Терентьевич.

– Да, папа, ему.

– А кто же его поставил?

– Люди, папа. В благодарность за победу.

– Какие хорошие люди!

И заплакал…

Всего два года прожил Петр Терентьевич после этого разговора. 29 марта 2017 года в возрасте 87 лет он покинул этот мир – последний Герой соцтруда в Жамбылской области…

Воин с венком у ног

А Наталья купила билет на поезд до Уральска, а оттуда до Ржева. И поехала к деду. В Уральске на вокзале ее встретил заместитель руководителя отдела внутренней политики городского акимата Ербол Кушеков, протянул книгу в красивой обложке об истории Уральска: «Это ржевцам подарок от уральцев. Мы гордимся земляками: вашим отцом и дедом, похороненным на ржевской земле!»

…В Ржеве Наталья из гостиницы вызвала такси, чтобы доехать до военкомата. Узнав, что она прибыла из Казахстана, чтобы посетить могилу деда, таксист довез ее бесплатно!

В ржевском горвоенкомате мне показали Комнату боевой славы, где выставлены фотографии моих деда и отца! – делится впечатлениями Наталья. – Затем тот же самый таксист отвез меня в Глебово и снова не взял ни копейки! Там меня уже ждали глава Успенской администрации Владимир Громов и его заместитель Татьяна Журавлева-Сальникова. Встретились мы, как родные: обнялись, расцеловались. Я вручила им наши казахстанские подарки: чапан и платок с казахским орнаментом, пиалки и тюбетейки. Первым делом меня повели в музей с панорамой боев, размещенный в средней школе. В числе его экспонатов пробитые пулями каски, оружие и противотанковое ружье, с каким воевал мой дед. И здесь я тоже увидела фотографию нашего Терентия Кузьмича.

…А потом поехали на братскую могилу, находящуюся в 17 километрах от Ржева, с установленной на ней скульптурой «Воин с венком у ног» – той самой, что тронула до слез Натальиного отца. Сейчас здесь покоятся 4 576 воинов, в том числе и Терентий Кузьмич Гончаров.

– И здесь меня охватил такой трепет, что я упала на колени перед памятником и уже не сдерживала слез, – говорит, волнуясь, Наталья. – Я гладила рукой высеченные слова «220-ая стрелковая дивизия» и ревела, ревела... «А хотите увидеть места, где сражался ваш дед?» – спросил Владимир Громов и подвез меня к лесу, где шли бои. Мы вышли из машины. «Возможно, вы стоите сейчас на том самом месте, где стоял ваш дед, или пробегал, или лежал в окопе, или стрелял, – сказал Громов. – Может, здесь его и настигла вражеская пуля…» Боже мой! Не передать словами ощущений, которые испытываешь, стоя на этой земле, пропитанной кровью. И только начинаешь понимать, какая здесь была мясорубка, и сколько еще неизвестных героев – чьих-то дедов и прадедов – лежат в этих местах «Там, где человек – главное богатство недр, где еще с войны бойцы лежат по трое на один квадратный метр», – как поет Игорь Растеряев. И каждый по-своему герой. И за каждым – подвиг.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале