просмотров 646

Учебник истории пахнет порохом

Опубликовано: 11 Мая 2018 Автор: Владислав КОЖУХАРЬ | Актобе
Учебник истории пахнет порохом
©ЭК/Владислав КОЖУХАРЬ

О Великой Отечественной сказано очень много. Но каждый раз в День Победы по сложившейся традиции ветераны вновь и вновь вспоминают те ужасные дни. И пока живы те, для кого война – не страницы учебников, есть надежда, что этот кошмар не повторится.

Ребята из школы № 61, что в поселке Заречный-3, неплохо знают историю. По крайней мере на уроке они могут ответить на твердую пятерку:

Война шла с 1941-го по 1945-й. На нас тогда напали немцы. Казахстан и Россия были одной страной. Кто у фашистов был главный, не помню, а у нас войсками командовал Сталин. Еще знаю, что на войне была наша землячк, Алия Молдагулова. Мы были в музее Алии вместе с классом, – бойко отчеканил семиклассник Нурумжан.

Он признался, что в военных фильмах любит сцены, где много стреляют и все взрывается. На вопрос, хотел бы он побывать на настоящей войне, мальчик, не задумываясь, ответил:

– Конечно!

На подготовленный школьниками праздничный концерт для ветеранов и тружеников тыла не смог попасть прошедший войну Абдулла Нускабай, и ребята отправились с подарками в гости к аксакалу.

2.jpg

Абдулла Нускабай родился в Шалкаре 7 мая 1924 года, но в документах стоит 1925-й. Писарь, заполнявший паспорт, определил возраст на глазок. Поэтому и на фронт парень отправился на год позже своих сверстников – 5 января 1943 года. После комиссии в военном училище и недолгого обучения в Тоцке Абдуллу направили на Ленинградский фронт.

– Первые дни на фронте были очень страшными, – вспоминает ветеран. – Новобранцы, еще мальчишки, падали на землю, заслышав взрыв или свист пули. Старые солдаты над ними посмеивались. «Ты кому там молишься?» – шутили они. Потом, когда шли настоящие бои, даже опытным фронтовикам было не до смеха. Особенно когда раненые мальчишки в бреду звали маму.

Но война стирает лишние эмоции. Уже через месяц чувство страха исчезло. Даже когда Абдуллу тяжело ранило, он не обратил внимания на боль и кровь. Только рассердился, что кровь будет мешать в бою. Наскоро перевязав рану, он бросился в атаку, а уже потом бывалая медсестра ахнула, делая перевязку.

Со страхом исчезли и другие чувства. Осталось лишь желание победить любой ценой. Дни на фронте сливаются в один. Спать приходилось урывками, когда бои стихали, и солдаты уже не понимали, какое число сегодня или какой месяц. Все, что было до этого момента, стерлось из памяти. Реальностью были сырая землянка и смерть вокруг.

Самое страшное на фронте – это смерть других людей. В Ленинграде после снятия блокады я видел много трупов. Старики, женщины, дети… Трудно описать это чувство, которое бывает только на войне. Когда все вокруг умирают, а ты – жив, – считает фронтовик.

После ранения пришлось два месяца провести в госпитале, а уже оттуда Абдуллу отправили в 314-ю стрелковую дивизию, которая формировалась в Петропавловске. Два года назад в выпуске новостей диктор сообщил, что умер последний солдат этой легендарной дивизии. Абдулла Нускабай не поверил своим ушам. Он несколько раз спросил сына, не ослышался ли он. А потом со стойкостью человека, прошедшего все ужасы войны, сказал:

– Ну что же теперь поделаешь?...

Сын ветерана решил выяснить, почему же забыли об отце, и затребовал в Шалкаре копию личного дела. Запись там была. Оказалось, что в Петропавловский совет ветеранов попали списки только тех, кто призывался с первых дней формирования дивизии. Тех, кого присылали позже, в списки не внесли. Кто знает, сколько таких забытых героев сейчас живет в разных уголках страны?

…Рассказ ветерана сильно изменил ребят. Больше всего эти воспоминания потрясли Нурумжана. Теперь война не казалась ему романтичным приключением.

– Ехать куда-нибудь воевать за чужую страну я не хочу. Но если враги нападут на мою родину, я точно пойду ее защищать, – твердо сказал мальчик.