просмотров 314

Искусство оставить бывшую ни с чем

Опубликовано: 16 Мая 2020 Автор: Подготовил Андрей ДУДНИК | Нур-Султан
Искусство оставить бывшую ни с чем

Рубрика о жизни богатых портала CNBC поделилась занятной историей развода супружеской пары: техасского миллиардера Эда Босарджа и его супруги Мэри. Процесс еще далек от завершения, но все идет к тому, что гениальный математик оставит свою бывшую ни с чем.

Более чем за 30 лет совместной жизни Эд и Мэри сколотили миллиарды и обзавелись множеством сопутствующих баснословным богатствам атрибутов. В их собственности числятся 12 домов, включая пять поместий в штате Мэйн и частный остров на Багамах.

У них несколько роскошных судов, в числе которых 180-футовая парусная яхта с роялем. Они прикупили египетскую мумию за пять миллионов долларов. Мэри однажды не устояла и приобрела некоторые личные вещи Мэрилин Монро, включая мебель, платья и бюстгальтеры.

bosarge_mummy-img_0234.jpg

По словам Мэри, когда все начиналось после их свадьбы в 1989 году, богатыми они никак не были. Но Эд – финансовый математик, считающийся гениальным, и бывший подрядчик НАСА в конечном итоге сумел добиться успеха.

В 1998 году он и его деловой партнер основали компанию Quantlab. Мэри рассказывает, что она стала одной из первых сотрудниц, управляла главным офисом фирмы из их домашней столовой, и налаживала отношения между соучредителями и их персоналом.

По мере роста Quantlab приумножались и богатства пары. Семья построила дом площадью 37 тысяч квадратных футов (чуть меньше 3,5 тысяч квадратных метров) в Хьюстоне под названием Chateau Carnarvon с собственной парикмахерской, массажным кабинетом и театром.

Chateau Carnarvon1.jpg

Все было хорошо и богато до 2012 года. Тогда Эд подал на развод, причем сделал это дистанционно, заказным письмом, и тогда же выяснилось, что причиной стала женщина – неназванная дама из России.

Поначалу Мэри и не думала переживать, она была уверена, что получит половину всего-всего, и так и оказалось, но с очень жирной оговоркой. В ходе судебного процесса выяснилось, что официально семья владела не многими миллиардами долларов, а суммой порядка 12 миллионов.

16-Marie-Bosarge-Photo-by-Gittings-c.-2012-1200x800.jpg Он всегда мне говорил, что только тупые люди платят налоги, – вспоминает сейчас Мэри.

И судя по всему, талантливый бизнесмен и математик нашел способ скрыть семейные миллиарды не только от налогов, но и от своей верной, но теперь уже почти бывшей спутницы жизни.

Выяснилось, что Эд системно переводил весь их бизнес и личные активы в сложную серию трастов – сначала на Бермудских островах, а затем в штате Южная Дакота (США). Когда муж подал на развод, Мэри обнаружила, что почти вся собственность: дома, острова, вплоть до украшений – была передана в особый траст.

27047008-0-image-a-6_1588330875992.jpg

По условиям траста он защищает переданные в его ведение активы от любых претензий. И теперь, если адвокаты не справятся, вместо половины состояния, которое составляет более двух миллиардов долларов, она может претендовать либо на ноль, либо же на половину от 12 оставшихся невыведенными в трасты миллионов.

Адвокаты бизнесмена отказались комментировать дело, сославшись на конфиденциальность. Адвокат Мэри тоже помалкивает. В судебных документах сказано, что активы принадлежат и контролируются трастами, а не Эдом, а следовательно, не являются семейной собственностью.

map.FP.3.2.2017.png

Портал пишет, что штат Южная Дакота, как тихая гавань для спрятанных миллиардов, постепенно наращивает популярность в известных кругах, становится мини-Швейцарией для богатых всей планеты.

По оценкам аналитиков и местных властей, в трастах Южной Дакоты сейчас спрятаны от 250 до 900 млрд долларов. Среди вкладчиков – китайских миллиардеры, стремящиеся сохранить свое состояние вне досягаемости правительства, бегущие от налогов европейцы, ну и предразводные американские богачи.

Ed Bosarge.jpg

Поначалу, когда Эд занялся темой трастов, Мэри была в числе бенефициаров, то есть получала доходы или выгоду от вложенных активов. Но еще до подачи документов на развод Эд перебросил активы в новые тресты, которые ограничивали или полностью игнорировали интересы супруги и, в соответствии с законами штата Южная Дакота, муж вовсе не был обязан уведомлять ее о таких изменениях.

Завершить бракоразводный процесс планировалось в апреле, однако в ход событий вмешался коронавирус. Мэри уже накопила судебных счетов более чем на три миллиона долларов, и когда ее спросили, что она будет делать, если проиграет или высудит денег только на оплату счетов, она ответила:

Я не знаю. У меня действительно нет никакого плана. Marie Bosarge.jpg
Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале