просмотров 830

Казахстан заинтересован в смягчении монетарной политики США

Опубликовано: 26 Августа 2019 Автор: Ярослав РАЗУМОВ | Алматы
Казахстан заинтересован в смягчении монетарной политики США
© Reuters

В конце прошлой недели весь финансовый мир замер, ожидая, что скажет глава Федеральной резервной системы США Джером Пауэлл о будущем процентной ставки ФРС – показателя, от которого в мировой экономике зависит почти все. В том числе сырьевые цены. Но Пауэлл ничего не сказал об этом, за что подвергся беспримерной критике со стороны президента Дональда Трампа. Что все это значит для мировой, а главное – для нашей экономики? Ситуацию комментирует доктор экономических наук, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Вячеслав Додонов.

2.jpg

– Президент США заявил, что понижение процентной ставки ФРС повысит конкурентоспособность американских фирм. Если он прав, то почему ФРС не снижает ставку? Или это вопрос времени?

– Снижение ставки ФРС является фактором экономического роста и, что еще важнее в контексте оперативной политико-экономической ситуации в США, фактором роста фондовых рынков. Это как воздух необходимо Трампу для победы на выборах в следующем году. Ему нужны аргументы в виде показателей экономического роста, роста рынка труда и фондовых рынков. Поэтому Трамп изо всех сил давит на ФРС, вплоть до беспрецедентно резких эпитетов: в пятницу в одном из твитов он заявил, что не знает, кто худший враг США – Пауэлл, глава ФРС или китайский лидер Си Цзиньпин. 

ФРС хоть формально и является независимым органом, фактически, конечно, зависит от президента и уже начала политику монетарного смягчения.

– Что доминирует в данной ситуации: макроэкономические или чисто политические мотивы?

– Во многом этот разворот был продиктован не макроэкономическими показателями, которые пока что в США достаточно хороши, а именно давлением Трампа. Логика президента при этом нетривиальна. С одной стороны, он не устает хвастаться якобы блестящими экономическими показателями, а с другой – требовать от ФРС радикального смягчения монетарной политики, что обычно применяется в условиях кризисов. Но ФРС уже сменила курс. Хотя еще в конце прошлого года предполагалось дальнейшее его ужесточение с ростом ставки, однако она была снижена в июле, и ожидается дальнейшее снижение. Так что можно сказать, что Трампу удалось сломить ФРС, и она выполняет его задание. Другое дело, что Трамп, а с его подачи и рынки ждут более активного снижения. В июле многими ожидалось снижение на 0,5 процентных пункта, а фактически оно составило 0,25. И это было воспринято рынками негативно. На прошлой неделе Трамп заявил, что ФРС должна снизить ставку на 100 базисных пунктов и перейти к количественному смягчению, то есть начать выкупать активы…

– То есть печатать доллары?

– Ну это не совсем равнозначно, но можно и так сказать. Однако Пауэлл в пятницу высказался осторожно, не дав оснований для того, чтобы ожидать резкого понижения ставок. В настоящее время большинство аналитиков ожидают гораздо меньшего снижения ставки, чем требует Трамп. Поэтому ФРС сейчас между двух огней: здравым смыслом, который не требует смягчения политики в условиях роста экономики и надувания пузырей на рынках, и давлением Трампа, который требует снижения ставок вплоть до отрицательных значений, как в Японии и ряде европейских стран. Дальнейшая политика ФРС будет, на мой взгляд, чередой постепенных уступок Трампу и все большего смягчения.

3.jpg

– Какой вариант политики ФРС предпочтительнее с точки зрения интересов Казахстана?

– Для Казахстана однозначно предпочтительнее смягчение монетарной политики. Причем в самом радикальном варианте, которого добивается Трамп, то есть, по сути, массированного наводнения деньгами американской финансовой системы. В этом случае часть этой ликвидности достанется сырьевым рынкам и цены на нефть вырастут.

– Торговая война между США и Китаем то затихает, то опять вспыхивает. Но ощущение, что общий тренд – на ее нарастание. Как это может отразиться на внешнеторговых и финансовых интересах Казахстана?

– Эта война, как мы и предполагали ранее, усугубляется. Она уже фактически перекинулась на другие сферы, в частности на валютный рынок, где Китай заметно девальвировал юань в ответ на очередной пакет американских пошлин. Эскалация этого конфликта негативно влияет на нефтяные цены, что плохо для Казахстана. Это основное следствие. Есть и другие: снижение фондовых рынков, в которые вложены активы казахстанских финансовых институтов. Но ключевая проблема, конечно, в нефтяных ценах, которые непосредственно реагируют на «военные действия» с обеих сторон. В целом сейчас рынок нефти и других финансовых активов находится под сильнейшим влиянием двух основных факторов – торговой войны и политики ФРС. Смягчение политики ФРС призвано, кроме прочего, компенсировать и негатив от торговых войн. Об этом тоже говорил Пауэлл. Сейчас сложилась ситуация, когда Трамп и Пауэлл обвиняют друг друга: Трамп говорит, что Пауэлл неправильной политикой препятствует экономическому росту, а Пауэлл заявляет, что ФРС приходится отвечать на глобальные вызовы, то есть реагировать на последствия развязанной Трампом торговой войны. Оба эти вектора очень сильны, и какой из них возобладает, трудно сказать. Но в ближайшие месяцы, на мой взгляд, ситуация будет ухудшаться. 

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале