Центральная Азия: проблемы и решения. Часть седьмая

Опубликовано: 17 Апреля 2019 Автор: Подготовил Альтаир РАСУЛ | Алматы
Центральная Азия: проблемы и решения. Часть седьмая
ЭК
просмотров 1824

Руководитель аналитической группы «Центральная Евразия» (Узбекистан) Владимир Парамонов организовал виртуальную экспертную дискуссию по вопросам развития и взаимодействия стран региона. На его приглашение откликнулись свыше 100 экспертов из Узбекистана, Туркменистана, Таджикистана, Кыргызстана и Казахстана, прислав свои ответы на два заданных вопроса: «Какие основные проблемы на пути развития стран Центральной Азии и взаимоотношений между ними вы бы обозначили?» и «Как, на ваш взгляд, можно наиболее эффективно решать данные проблемы?». В рамках информационного партнерства «ЭК» продолжает публикацию наиболее интересных, на взгляд редакции, мнений.

Саламат Малабаев-4.jpg

Саламат МАЛАБАЕВ (Кыргызстан), старший преподаватель, и.о. доцента кафедры «Всеобщая история» Кыргызского национального университета им. Ж. Баласагына: 

Проблемы

После распада СССР в государствах ЦА сформировались совершенно разные политические структуры и политическая культура. В свою очередь, вектора внешней политики стран региона стали подвержены влиянию как внутренней ситуации, так и международной обстановки.

На мой взгляд, основная проблема – проблема определения границ. Например, Кыргызстан до сих пор не урегулировал эту проблему ни с Узбекистаном, ни с Таджикистаном. Имели место небольшие пограничные противоречия и с Казахстаном.

Другая важная проблема связана с тем, что в каждой из стран ЦА подросло новое поколение, которое воспитывалось на принципиально новых национально-патриотических идеях, нередко противоречащих друг другу, а также идеям советского наследия. При этом следует отметить, что, если в начале 90-х еще сохранялся большой пласт советской и русскоязычной культуры, то в настоящее время он существенно уменьшился. На этом фоне очевидно и то, что выросло и продолжает расти культурное влияние Китая.

Важная проблема связана с тем, что в каждой из стран ЦА подросло новое поколение, которое воспитывалось на принципиально новых национально-патриотических идеях, нередко противоречащих друг другу, а также идеям советского наследия.

В целом же проблем много и они присутствуют практически во всех сферах. В той же сфере экономики еще свежи воспоминания о торговых противоречиях между Кыргызстаном и Узбекистаном или недавних противоречиях между  Кыргызстаном и Казахстаном. Кроме того не может не волновать продолжающийся рост влияния политического ислама.

Пути решения

Понятно, что проблемы по определению полностью не решаемы. Тем не менее степень их влияния на жизнь в регионе можно уменьшить, если на то будет политическая воля в странах ЦА, в основном у руководителей наших государств. Одновременно важное значение в решении проблем могли бы сыграть программы широкого социально-культурного обмена. Кроме того при решении всех проблем следует учитывать и внешний фон. Хотя в регионе традиционно высока роль России, однако достаточно укрепились позиции Китая и Турции, все еще сильны позиции  США.

Бахтиер Алимджанов.jpg

Бахтиер АЛИМДЖАНОВ (Узбекистан), кандидат исторических наук, независимый исследователь: 

Проблемы

Отмечу, что одним из важных блоков проблем, на мой взгляд, является искусственное преувеличение масштабов отдельных угроз. В частности речь может идти о «просвещенном» исламе, который может быть ошибочно расценен как угроза безопасности и соответственно как проблема. Это отдельная, причем очень сложная тема. Думаю, что ей можно выделить самостоятельное направление в последующем обсуждении.

Другой важный блок проблем, по моему мнению, связан с современным состоянием истории региона. К сожалению мы мало обращаем внимание на разную, а порой противоречивую интерпретацию истории в разных странах ЦА. К тому же, с каждым годом в результате различных процессов население региона теряет свою историческую общность. В итоге, как ни странно это может прозвучать, но получается, что население ЦА имеет общую историю, но не общее настоящее.

С этим связана и другая острая проблема – проблема формирования «национальной идентичности». Думаю, что на заре независимости была совершена большая ошибка, когда элиты стран ЦА стали отождествлять «национальную» и «государственную» идентичности. Это четко прослеживается в изложении исторических событий. Кризис идентичности и невозможность «создания» гражданина нового типа, который был бы верен государству и обществу, порождает больше угроз, чем тот же религиозный экстремизм. Абсолютно уверен, что корни повышенной религиозности населения отдельных стран ЦА нужно рассматривать именно в качестве прямого следствия неудавшейся и ошибочной политики построения идентичности.

Как ни странно это может прозвучать, но получается, что население ЦА имеет общую историю, но не общее настоящее.

Пути решения

Решения обозначенных мною проблем могут быть самые разные. Например, правительства ЦА должны больше работать в направлении согласования своих подходов и интерпретаций в отношении «просвещенного» ислама. На мой взгляд, также следует отказаться от «единого» стандарта идентичности, например, только светской, больше финансировать и поддерживать проекты мультикультурной идентичности, причем без борьбы с религией. Более того, нужно также понять, что «угрозы» могут находиться не только внутри государств и обществ, но и «внутри» неправильных, ошибочных решений тех или иных правительственных структур.

В целом возможно покажусь слишком категоричным, но думаю, что правительства стран ЦА должны минимизировать свое вмешательство в ту же религиозную сферу и больше заниматься проблемами экономики, культуры, истории, идентичности. Уверен, что та же интеграция в ЦА возможна только в том случае, если возникнет некая общность культур (пусть даже с элементами религиозной общности), которая в данный момент отсутствует. 

Аниса Сабири-2.jpg

 Аниса САБИРИ (Таджикистан), кинорежиссер, писатель: 

Проблемы

Я не политолог, а всего лишь деятель искусства, рефлексирующий на происходящие события в моей стране. Поэтому моя точка зрения может быть только субъективной, но никак не экспертной.

На мой взгляд, наш регион – это очень непростое пространство, издревле представлявшее собой важный экономический, культурный, геополитический узел. Подтверждением этому являлись богатые торговые связи древних городов, а также бесчисленные вторжения на эти земли. В разное время, регион являлся центром расцвета науки, искусства, философской, религиозной мысли.

Причем Эпоха Возрождения началась здесь гораздо ранее европейского Ренессанса, который, в том числе, зародился благодаря плодам деятельности Авиценны, Аль Фараби, Халладжа, Хайяма, Улугбека, Фирдоуси. Такая кладезь выдающихся гениев, рожденных в период с X по XIII века, приходится еще, пожалуй, лишь на эллинистический период. Здесь зародился суфизм, отсюда «шли» мощнейшие течения философской мысли.

Относительно новое, искусственное название «Центральная Азия», значительно сократило пределы культурного пространства региона.

Однако невозможность долго удерживать централизованную власть, вызывало бесконечные захватнические вторжения, которые являлись также и причиной великих миграций народов в так называемую Центральную Азию и из нее. Безусловно, что любая политическая воля в столь культурологически богатом регионе, который прежде именовался Восточным Ираном, или Большим Хорасаном, требует глубокого аналитического осмысления.

Относительно новое, искусственное название «Центральная Азия», значительно сократило пределы культурного пространства региона. Это, на мой взгляд, и является первопричинной проблемой. Данная проблема вызвала множество трудностей в плане понимания культурно-исторических предпосылок, сложностей, повлиявших на новейшую историю населяющих ее народов. Эти народы до сих пор имеют множество претензий друг к другу: исторических, территориальных. Хорошо характеризует эти предпосылки в своем труде «Хорасан. Территория искусства» большой таджикский ученый Шариф Шукуров.

В результате столкновения этнических, идеологических, политических и даже имперских интересов в регионе, последние два столетия оказались особенно болезненными, решившими судьбы народов путем создания неестественных, топорных границ, отражающих контуры имперских игр. В XX веке особый удар в этом смысле вынужден был на себя принять народ, исторически проживающий на территории Восточного Ирана – таджики, вынужденно изолированные в неразвитых горных провинциях и лишенные значимых культурных центров. Еще со времен завершения эпохи Саманидов, таджики долго и болезненно пытались сохранить свою идентичность, но со временем вынуждены были своего рода раствориться в гуще событий последних столетий. Таким образом сложные и глубокие политические течения вынудили разные народы формировать единое культурное пространство.

Сегодня все эти причины «смешались» в «темной комнате истории», соответственно, выводя наружу множество неотвеченных вопросов и нерешенных проблем: приграничных, культурных, лингвистических, антропологических, природных, экономических.

Говоря обыденным языком, «нам всем есть чем друг друга упрекнуть», однако, учитывая неустойчивость региона, это может сыграть на руку внешним большим игрокам, имеющим свои геополитические интересы, которые вряд ли когда-либо будут учитывать наши.

Пути решения

На мой взгляд, сложно и не нужно разграничивать национальные коды, что тщетно пытаются делать последние более чем 20 лет центральноазиатские правительства. Не нужно пытаться искусственно строить новый идеологический базис на «костях» непростой и теперь уже общей истории.

Говоря обыденным языком, «нам всем есть чем друг друга упрекнуть», однако, учитывая неустойчивость региона, это может сыграть на руку внешним большим игрокам, имеющим свои геополитические интересы, которые вряд ли когда-либо будут учитывать наши. Хотя бы потому, что неразвитая «Центральная Азия» выгодна как полигон событий, как источник дешевой рабочей силы, и как транзитная зона наркотрафика. Политическая воля центральноазиатских правительств должна быть толерантной к народам региона, интернациональной, мудрой и при этом достаточно твердой, способной отстаивать интересы всех стран. Более того, на мой взгляд, необходимо снова обратиться к более широкой, исторически обоснованной географии в контексте термина «Центральная Азия», учитывая исторические узы, связывающие в единое целое все населяющие это пространство народы.

Медет Тюлегенов.jpg

Медет ТЮЛЕГЕНОВ (Кыргызстан), руководитель программы «Международная и сравнительная политика» Американского университета Центральной Азии: 

Проблемы

Основные проблемы стран региона в отношениях друг с другом, на мой взгляд, связаны с низким взаимным экономическим интересом, тяготением к различным геополитическим игрокам и тенденцией «привычных отношений».

Первое: основные экономические интересы стран региона лежат за пределами ЦА. Уровень внутрирегиональной торговли очень низкий, так же как и уровень взаимных инвестиций. Мы не представляем друг для друга большого экономического интереса в силу недостаточного размера рынка (за исключением определенных сегментов). Это является во многом объективными обстоятельствами, которые движут внешнеэкономическими интересами стран ЦА.

Некоторые страны, к примеру, привыкли к постоянным приграничным стычкам и это выстроило уже «привычную» систему взаимоотношений на различных уровнях, в которой ожидание негативного сценария является доминантой.

Второе: сопряженность с другими регионами также определяют разные вектора и интересы: кто-то ближе к России, кто-то – к Каспийскому региону, кто-то – к Южной Азии. Регион продолжает восприниматься как площадка взаимодействия или же противостояния геополитических игроков, а не как субъект с собственными интересами. По мере нарастания глобального противостояния между Россией, западными странами, Китаем (где-то явно, а между кем-то из них подспудно) это может сказываться на отношениях между странами региона, которые могут втягиваться в это противостояние на различных сторонах.

Третье: застарелые отношения как на личном (для руководителей), так и на институциональном уровне могут являться также препятствиями для отношений между странами региона. Некоторые страны, к примеру, привыкли к постоянным приграничным стычкам и это выстроило уже «привычную» систему взаимоотношений на различных уровнях, в которой ожидание негативного сценария является доминантой.

Пути решения

Во-первых, экономические отношения диктуются объективными факторами. Поэтому пока интересы стран будут диктоваться поиском лучших рынков и мест откуда можно привлекать инвестиции, то государствам ЦА можно взаимодействовать по представлению региона как рынка для внешних игроков. Одним из хороших примеров этому уже в какой то степени служит сфера туризма.

То, что произошло в Узбекистане как-то влияет и на подготовку к политическому транзиту в некоторых других странах региона.

Во-вторых, требуются большие усилия по гармонизации соответствующих политик стран региона. Попытки как-то обсуждать все эти вопросы внутри региона уже начались: свидетельство этому прошедшие саммиты. Если данная тенденция сохранится, то могут сформироваться хорошие условия для усиления взаимодействия между странами региона. Это важно в силу того что голос региона может «размываться» в условиях расширения ШОС, обострения отношений между ближайшими соседями (Россией и Китаем) и другими геополитическими игроками.

В-третьих, динамика развития Узбекистана в последнее время сформировала положительный тренд, который нуждается в поддержке. Смена руководства в Узбекистане способствовала «перезагрузке»отношений на высоком политическом уровне. Личные застарелые обиды ушли вместе с ушедшими людьми. Это должно способствовать изменениям и на институциональном уровне: главное поддерживать темп до уровня необратимости. То, что произошло в Узбекистане как-то влияет и на подготовку к политическому транзиту в некоторых других странах региона. А это будет влиять и на то как будут пересматриваться акценты в отношениях между странами региона.

Лейла Деловарова.jpg

Лейла ДЕЛАВАРОВА (Казахстан), кандидат политических наук / Ph.D., и.о. доцента факультета «Международные отношения» Казахского национального университета им. Аль-Фараби: 

Проблемы

Страны ЦА сталкиваются с целым рядом проблем в процессе своего развития.

На мой взгляд, прежде всего необходимо выделить социально-экономический блок проблем. Он актуален и для других регионов, во многом связан с тем, что геоэкономические аспекты современной системы международных отношений становятся доминирующими. И хотя государства ЦА имеют разную структуру национальной экономики, разный ВВП на душу населения, тем не менее все они сталкиваются с одинаковыми проблемами. Наряду с этим, внутренняя структура экономик стран ЦА достаточно неустойчива, а доля промышленного сектора с фокусом на инновации является незначительной.

Существует и политический блок проблем. Он характеризуется широким набором разного рода проблем: от перманентно сложного и транзитного состояния правящих элит до излишней политизации угроз радикализма и терроризма.

В этой связи принципиально важно честно признать тот факт, что за более чем четверть века государствам региона пока так и не удалось вывести свои экономики на устойчивые позиции. Об этом может говорить даже то, что в трех из пяти странах ЦА денежные переводы трудовых мигрантов являются существенной частью ВВП.

Кроме того все страны региона, пусть и в разной степени, сталкиваются с демографической проблемой. Узбекистан как самая густонаселенная страна испытывает сложности с развитием социальной инфраструктуры. В свою очередь, Казахстан нуждается в большем приросте населения и испытывает сложности в связи с активной политикой репатриации.

Также существует и политический блок проблем. Он характеризуется широким набором разного рода проблем: от перманентно сложного и транзитного состояния правящих элит до излишней политизации угроз радикализма и терроризма.

При этом по сравнению с грузом внутренних проблем на пути развития и взаимодействия стран ЦА не менее значим и груз внешних проблем. В частности, совершенно очевидно, что Китай становится все более и более серьезным фактором, определяющим экономическое развитие всех стран региона. Однако все еще крайне слабо понимание долгосрочных целей и задач политики КНР, равно как и последствий усиления китайского влияния на процессы в ЦА.

В свою очередь, российский фактор традиционно является одним из ключевых для социально-экономического и политического развития региона. Трудности на пути становления Евразийского экономического союза, неоднозначность процесса трудовой миграции из ЦА в РФ, а также напряженные отношения России с США и ЕС – все это существенно влияет на развитие стран региона. Однако, где исследования негативных сторон всех этих процессов?

Отдельного внимание заслуживает задача привлечения к решению проблем представителей нового поколения экономистов, политологов и других категорий профессионалов. Это поколение большей частью имеет опыт обучения за рубежом и является именно той важной силой, которая позволит странам ЦА объединиться на новых и эффективных условиях для достижения общих целей.

Пути решения

Решения многих проблем связаны с диверсификацией экономики, развитием новых наукоемких отраслей производства и подготовкой кадров – профессионалов новой формации. Другой блок решений видится в продвижении нового формата регионального сотрудничества, связанного с совместным преодолением общих проблем. В настоящее время наблюдается рост готовности к сотрудничеству в ЦА со стороны Узбекистана и Туркменистана. Это то, чего не было и не хватало все эти годы. Поэтому инициативы Ташкента и Ашхабада нуждаются в поддержке другими странами региона.

Уверена, что отдельного внимание заслуживает задача привлечения к решению проблем представителей нового поколения экономистов, политологов и других категорий профессионалов. Это поколение большей частью имеет опыт обучения за рубежом и является именно той важной силой, которая позволит странам ЦА объединиться на новых и эффективных условиях для достижения общих целей.

Кроме того в решении проблем необходимо учитывать то, что в ЦА и вокруг ее уже сложилась многоуровневая система экономического, энергетического, политического, военного и иного форматов сотрудничества и безопасности с участием внерегиональных акторов. С одной стороны. эта система представлена функционированием СНГ, СВМДА, ШОС, ОДКБ, ЕАЭС. С другой стороны, государства ЦА активно сотрудничают с ЕС, ОБСЕ, НАТО в решении целого комплекса проблем. В этой связи, по моему мнению, необходимо использовать весь потенциал двустороннего и многостороннего сотрудничества, нацеливать это сотрудничество на приоритетные для самого региона направления.

Арустан Жолдасов.jpg

Арустан ЖОЛДАСОВ (Узбекистан), социолог: 

Проблемы

Для начала отмечу, что в этом вопросе два вопроса. Первый касается проблем развития стран, а второй – проблем взаимоотношений между ними. Ответ на первый вопрос, на мой взгляд, слишком широк для амбициозной краткости, а вот на второй вопрос попытаюсь ответить.

Развитие взаимоотношений (если имеется в виду интеграция постсоветских стран ЦА) находится на начальном этапе возрождения (во всех смыслах), благодаря инициативам президента Узбекистана Шавката Мирзиеева, поддержанных президентами стран ЦА.

Тем не менее проблемы и вызовы прошлого продолжаются в той или иной мере в настоящем.

Интерес внерегиональных сил к политической интеграции стран ЦА может быть основан на том, что строить отношения с единой группой стран проще, чем с каждой в отдельности, но только, если эта интеграция будет в русле доминирующей политики одной из внерегиональных сил.

Во-первых, в сфере политики проблемы на пути интеграции стран ЦА возникают из-за их вольных или невольных ориентаций во внешней и внутренней политике. Внешние проблемы как препятствия или возможности извне для интеграции стран ЦА зависят от интересов основных внешних сил – США и ЕС, Китай и Россия (далее «внерегиональные силы»). Все эти силы да и сами страны ЦА скорее не заинтересованы в политической интеграции в регионе, чем заинтересованы.

Интерес внерегиональных сил к политической интеграции стран ЦА может быть основан на том, что строить отношения с единой группой стран проще, чем с каждой в отдельности, но только, если эта интеграция будет в русле доминирующей политики одной из внерегиональных сил. Но такого рода доминирование невозможно, не только потому, что внерегиональные силы конкурируют за влияние на страны ЦА, но и потому что сами страны ЦА конкурируют за влияние на внерегиональные силы и не заинтересованы в доминировании над собой одной из внерегиональных сил.

Например, отдельные внерегиональные силы и некоторые страны ЦА начинают все более попадать под влияние Китая, что воспринимается странами ЦА и их обществами как угроза территориальной целостности и суверенитету. Поэтому другая часть стран ЦА стремится сохранять равноудаленную дистанцию между внерегиональными силами либо стремится максимально возможно дистанцироваться и от внерегиональных сил и от соседних стран ЦА.

Эти конкурентные отношения обусловлены в значительной степени еще и конкуренцией всех вышеупомянутых сил и стран за влияние на прилегающие к региону или тесно связанные с регионом государства (Афганистан, Иран, Азербайджан, Турция и т. п.).

Последствия этой конкуренции прослеживаются в истории членства или, наоборот, игнорирования членства в различного рода политических, экономических, военных союзах как СНГ, ОДКБ, ЕАЭС и пр.

Внутренняя политика стран региона соответственно ориентируется на стандарты внутренней политики доминирующих в ЦА внерегиональных сил. Это не позволяет развиваться гражданскому обществу стран ЦА, которое могло бы сыграть значительную роль в политической, экономической, социальной и культурной интеграции региона.

Основой политической интеграции служит, может и должна стать экономическая интеграция, но и в сфере экономики конкуренция в регионе между всеми упомянутыми силами и странами это скорее проблема и препятствие, чем возможность для интеграции.

Внутри региона обостряется конкуренция за главный природный ресурс – воду: в распределении ее между странами. Сокращение объемов стоков в реках и угроза засух представляют собой все более растущий вызов для продовольственной безопасности стран ЦА.

Во-вторых, в сфере экономики все страны ЦА конкурируют на внешних рынках в торговле стратегическими источниками доходов («экспорт» трудовых мигрантов, углеводороды, золото, уран, медь, редкоземельные элементы, хлопок, сельская продукция и т. п.). Кроме того, внутри региона обостряется конкуренция за главный природный ресурс – воду: в распределении ее между странами. Сокращение объемов стоков в реках и угроза засух представляют собой все более растущий вызов для продовольственной безопасности стран ЦА. Как следствие, с одной стороны, могут возникать трения между странами за воду. А с другой стороны – эта конкуренция представляет собой основную возможность и значительный потенциал интеграции стран ЦА: для начала во взаимовыгодном управлении водными ресурсами. Например, как это было с рынком стали для интеграции стран ЕС.

Экономическая конкуренция внутри региона между странами нарастает и по группам потребительских товаров, которые производятся внутри конкретных государств и по группам товаров, которые импортируются извне и экспортируются в соседние страны ЦА. Например, это проявляется в конкуренции Дордоя и Хоргоса, крупнейших хабов импорта китайских товаров в ЦА. И такого рода хабы и конкуренции следует ждать в ближайшее время после ввода железных и автомобильных дорог из Китая и обратно в Китай (через и в ЦА). При этом конкуренция на региональным рынке представляет собой угрозу национальным производителям и становится основой для политики протекционизма стран ЦА, то есть препятствием для экономической интеграции.

В-третьих, в социальной сфере государственные границы, препятствия при их пересечении, затруднения в пребывании, занятости, предпринимательстве, получении социальных услуг, защите прав граждан стран ЦА в соседних государствах региона – еще одно существенное препятствие для региональной интеграции. И это препятствие существует несмотря на декларируемые в межгосударственных соглашениях стран ЦА свободу перемещения граждан, гарантии их прав.

В-четвертых, в сфере культуры тренды развития национальных ценностей в ЦА (в терминах «гражданственности», «единого народа» и «патриотизма») имеют разные векторы, скорость и «массу». Разные векторы, скорость и «масса» содержатся и в трендах развития разнородных по содержанию и уровню этнических и религиозных ценностей. К тому же в каждой из стран региона различны также и уровни толерантности к этим трендам и ценностям.

В социальной сфере государственные границы, препятствия при их пересечении, затруднения в пребывании, занятости, предпринимательстве, получении социальных услуг, защите прав граждан стран ЦА в соседних государствах ЦА – еще одно существенное препятствие для региональной интеграции.

Все это служит угрозой политической стабильности в той или иной стране ЦА. Как следствие, это служит и основой для укрепления границ, препятствий в их пересечении нежелательными группами населения (экстремистами, радикалами, наркотрафиккерами) из соседних стран. И как очередное следствие, все это служит препятствием для интеграции культур народов ЦА.

Пути решения

На мой взгляд, это зависит от двух основных условий.

Первое условие – страны ЦА целиком попадут под доминирующее влияние одной из внерегиональных сил, которая урегулирует политическими средствами все обозначенные противоречия. Хотя вероятность этого сценария низка, тем не менее, она все же существует.

Второе условие – страны ЦА в совместных усилиях освободятся от указанных противоречий и скоординируют (во взаимовыгодных уступках) свои интересы. На мой взгляд, к этому и движутся страны региона, и к этому, очень надеюсь, придут. Иначе развитие каждой из стран ЦА будет замедленно настолько, что они так и останутся «догоняющими» и развивающимися странами «третьего», если не «16-го» мира.

Чинара Эсенгул.jpg

Чинар ЭСЕНГУЛ (Кыргызстан), кандидат политических наук: 

Проблемы

Здесь важно понять, что мы называем развитием. Если речь идет об экономическом благосостоянии населения, то ключевой проблемой была и остается не включенность стран ЦА в полной мере в мировые процессы экономической глобализации. В большей степени это обусловлено географической изолированностью (отдаленностью) региона от крупных морских портов, но также и неразвитостью культуры и институтов частной собственности и рыночной экономики.

Если отдельно рассмотреть социальные факторы, то здесь проблем очень много, и они также объясняют наши слабые экономические показатели за годы независимости. Перечислю ключевые проблемы: низкий уровень образования, неопределенность в вопросах идентичности, высокий уровень стресса и агрессии в обществе в результате эффекта «эпохи перемен», слабая развитость гражданского общества и его институтов, чрезмерная патриархальность и архаичность в социальной практике, клановость, землячество и т. д.

Серьезных системных институциональных реформ в странах нашего региона пока еще не было. Система управления все еще остается постсоветской и в этом заключается узловая проблема.

Вышеуказанные проблемы можно было бы решать, если бы система управления и управленцы работали над решением этих и других проблем. Но этого не происходит, так как серьезных системных институциональных реформ в странах нашего региона пока еще не было. Система управления все еще остается постсоветской и в этом заключается узловая проблема. Отсюда и низкий уровень правоприменения и верховенства права как такового, высокий уровень коррупции, снижение стандартов социальных услуг, «устаревающая» инфраструктура, неинклюзивный экономический рост, семейное управление, низкий уровень доверия к государственным институтам, неразвитый средний класс в большинстве стран региона и многое другое.

В свою очередь, основные проблемы во взаимоотношениях между странами региона всем хорошо известны. Среди них выделяются следующие:

– неотрегулированность государственных границ;

– неспособность найти новые механизмы взаимодействия и управления водными и энергетическими ресурсами региона;

– неразвитость внутрирегиональной торговли;

– ограниченность общественно-гуманитарного взаимодействия.

К этому списку можно добавить внешние факторы:

– неблагоприятная геополитическая ситуация в мире;

– низкая эффективность многосторонней системы управления и межгосударственного взаимодействия;

– рост нетрадиционных угроз безопасности (терроризм, экстремизм, торговля оружием, людьми, наркотрафик, проблемы окружающей среды и т. д.).

Если неформальные саммиты будут давать плоды, то можно в долгосрочной перспективе говорить и проектах развития ЦА как целостного региона.

Пути решения

Проблемы внутреннего характера для отдельных стран региона следует решать за счет «перезагрузки» отношений по линии «государство – общество». В целом, следует дать пространство для развития общественных институтов, создать условия для развития бизнеса и инноваций.

В свою очередь, проблемы на пути развития отношений между странами региона можно и нужно решать через постоянный диалог как в двустороннем, так и многостороннем порядке. Радует, что руководители государств ЦА планируют проводить регулярно неформальные саммиты. Там они смогут обсуждать и решать как внутрирегиональные проблемы, так и выработать позиции по отношению к внешним игрокам, их проектам, нетрадиционным угрозам безопасности. И если эти неформальные саммиты будут давать плоды, то можно в долгосрочной перспективе говорить и проектах развития ЦА как целостного региона.

Шухрат Латифов.jpg

Шухрат ЛАТИФОВ (Таджикистан), программный координатор неправительственной организации TNWplus («Таджикистанская сеть женщин живущих с ВИЧ»), www.tnwplus.org

Проблемы

На такой вопрос трудно ответить двумя словами. В идеале следовало бы отметить многие факторы, тенденции и в целом дать анализ геополитической конфигурации в регионе. Однако я ограничусь лишь несколькими предложениями.

Итак, основные проблемы на пути развития стран ЦА мне видятся следующими:

– монополизация основных ресурсов и секторов экономики чиновниками, что помимо всего прочего препятствует здоровой конкуренции;

– повсеместная коррупция;

– политическая и экономическая зависимость стран Центральной Азии от России;

– утечка «мозгов» – кадров (braindrain) из ЦА.

Начиная с 2000 года почти миллион жителей Центральной Азии получили гражданство России. Эта волна объясняется монополизацией основных ресурсов и целых секторов экономики чиновничьим аппаратом. Поэтому у молодых специалистов возникают серьезные трудности с получением достойной работы у себя на родине, а большинство их них предпочитает эмигрировать в США и Европу.

Эту проблему считаю необходимым рассмотреть подробнее. Первая волна выезда ценных кадров имела место в 1990-х, когда случился массовый исход представителей нетитульных народов из региона. Вторая волна пришлась уже на 2000-е годы, когда уезжали представители национальной интеллигенции, родившиеся в СССР. И третья волна началась примерно с 2010 года, когда молодые кадры стали покидать родные страны.

Первая волна была связана с обретением независимости и ростом национализма в ЦА. Многие были вынуждены уезжать с нажитых мест на свою историческую родину. Вторая волна была связана с возможностью получения гражданства Российской Федерации в рамках программы переселения соотечественников. Начиная с 2000 года почти миллион жителей Центральной Азии получили гражданство России. Третья волна объясняется монополизацией основных ресурсов и целых секторов экономики чиновничьим аппаратом. Поэтому у молодых специалистов возникают серьезные трудности с получением достойной работы у себя на родине, а большинство их них предпочитает эмигрировать в США и Европу.

В свою очередь, проблем на пути взаимоотношений между странами региона тоже достаточно. Среди основных проблем выделил бы три следующие:

– неравное положение стран ЦА в существующих политических и экономических блоках на постсоветском пространстве;

– территориальные споры, рост национализма и радикализма;

– монополизация основных ресурсов и целых секторов экономики со стороны чиновников.

Пути решения

Эффективное решение проблем на пути развития стран Центральной Азии – сложный комплекс мер. Среди первоочередных мер я бы выделил следующие:

– искоренение коррупции;

Развитие взаимоотношений между странами региона возможно благодаря созданию Центральноазиатского экономического союза (по примеру ЕС), в том числе для уменьшения  геополитического влияния и давления со стороны РФ.

– создание здоровой конкуренции на внутреннем рынке, поддержка предпринимательства, развитие малого и среднего бизнеса;

– обеспечение условий для привлечения иностранного капитала и создания новых рабочих мест, особенно для молодых специалистов;

– многовекторная внешняя политика, которая должна быть направлена на сокращение экономической и политической зависимости от РФ.

В свою очередь, развитие взаимоотношений между странами Центральной Азии возможно благодаря в первую очередь следующим мерам:

– решению территориальных споров и демаркации границ между странами региона;

– созданию Центральноазиатского экономического союза (по примеру Евросоюза), в том числе для уменьшения  геополитического влияния и давления со стороны РФ;

– разработке единой центральноазиатской энергетической стратегии.

Марат Шибутов.jpg

Марат ШИБУТОВ (Казахстан), ведущий эксперт Центра военно-стратегических исследований:

Проблемы

Основные проблемы стран региона до сих пор связаны с непониманием к чему конкретная страна должна прийти, какое место в мировой экономике и политике будет занимать. То есть очень много «шараханий», много изменений и неоправданных амбиций.

В свою очередь, основные проблемы во взаимоотношениях между странами ЦА связаны с  непониманием взаимной зависимости и стремлением сыграть в игру с «нулевой суммой»: то есть в любом случае все решить за счет соседа, не понимая, что соседи никуда не денутся и завтра они также в свою очередь постараются «продавить» свои интересы за счет соседа. В итоге идет постоянная экономическая конкуренция, если не война.

С одной стороны, нам следует понять куда мы на самом деле идем и надо ли нам это вообще...

Пути решения

Решить это можно только после анализа реальных трендов развития и отношений. С одной стороны, нам следует понять куда мы на самом деле идем и надо ли нам это вообще. С другой стороны, нам следует изучать взаимные связи в первую очередь через призму сотрудничества и конкуренции экономик. Четкое понимание того, чем мы друг другу нужны и где мы конкурируем, поможет политикам понять то, к чему все может привести. Главное, что изучать надо глубоко, без цензуры и навязанных как внутри и извне штампов.


Источник: Авторский проект Владимира ПАРАМОНОВА «Центральная Евразия»  

Продолжение следует

Все части виртуальной экспертной дискуссии

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале