просмотров 1016

«Переместившись во дворцы, Пашинян не намерен отгораживаться от взрастившей его улицы». Эксперт рассказал «ЭК», как Армения готовится к выборам

Опубликовано: 07 Декабря 2018 Автор: Ярослав РАЗУМОВ | Алматы
«Переместившись во дворцы, Пашинян не намерен отгораживаться от взрастившей его улицы». Эксперт рассказал «ЭК», как Армения готовится к выборам
news.rambler.ru

Масштабные политические события в Армении минувшей весной, приведшие к бескровной смене власти, стали для экспертного сообщества Казахстана неожиданностью. У нас традиционно мало обращают внимание на это геополитическое направление. Это вряд ли оправданно, учитывая, что Казахстан и Армения являются союзниками в разных международных структурах: и аморфном СНГ, и динамичном ЕАЭС, а также ОДКБ, которому, к счастью, до сих пор не пришлось проходить проверку на эффективность. Сейчас союзная страна вновь стоит на пороге важных событий – 9 декабря в Армении должны пройти парламентские выборы. Что сейчас происходит в государстве и каковы политические перспективы? Как там относятся к евразийским интеграционным процессам? На эти вопросы «ЭК» ответил президент Ассоциации политологов Армении, доктор политических наук Амаяк Ованнисян.

– Армения стоит буквально на пороге выборов. Какова политическая ситуация в стране? Исключены ли по итогам выборов какие-то политические эксцессы вроде тех, что были минувшей весной?

– Если вы имеете в виду многотысячные акции протеста, которые предшествовали смене власти в стране, то они прошли, а политический процесс из фазы уличного противостояния перешел в стадию предвыборных дебатов, которые завершатся избранием нового состава Национального собрания. Безусловным фаворитом на выборах является возглавляемый Николом Пашиняном блок «Мой шаг». Остальные девять партий и еще один блок борются за преодоление соответственно пяти- или семипроцентного избирательного барьера, при этом заявляя, что якобы полны решимости занять второе место. Второе место, конечно, является воистину заветным, поскольку дает право считаться главной оппозиционной силой и, как это принято, рассматриваться в качестве главной альтернативы новой партии власти во главе с Пашиняном. Сам он, пройдя через тюремные гонения и став таким образом революционным лидером новой формации, прекрасно отдает себе отчет в том, что в нынешних тяжелых социальных условиях не новый парламент, в котором у него, несомненно, будут абсолютно доминирующие позиции, а именно приведшая его к власти улица может в конечном итоге опять стать источником политической дестабилизации. Именно поэтому он показывает всем, что, переместившись в правительственные дворцы, вовсе не намерен отгородиться от взрастившей его улицы, а наоборот, полон решимости и дальше удерживать за собой роль ее незаменимого кумира. Именно поэтому он еще задолго до начала избирательной кампании и, по сути, безотносительно от нее организовал огромный митинг на площади Республики и 37-километровое шествие по улицам Еревана, в котором лично участвовал в течение девяти часов…

2.jpg

– Можно ли сегодня прогнозировать итоги предстоящих выборов?

– Я об этом уже сказал: их главный итог вполне прогнозируем – возглавляемый Николом Пашиняном блок соберет около 70% голосов избирателей, а остальные места в парламенте достанутся преодолевшим барьер еще трем партиям, политическая роль которых будет номинальной. Некоторые из наших политологов в связи с этим высказывают беспокойство, что по сути дела будут воспроизведены те же самые пропорции партийного представительства, которые существовали в распущенном всего через год после его формирования парламенте предыдущего созыва, со всеми вытекающими из этого аналогичными последствиями. При этом они исходят из того, что Армения, как и ряд других постсоветских стран, вступила в пору долгосрочной политической турбулентности, которая себя еще не скоро исчерпает, если, конечно, не произойдет экономическое чудо – рывок в сфере материального производства. Если этого чуда не произойдет, то, конечно, вероятность новых социально-политических катаклизмов весьма высока. Я надеюсь, что этого худшего сценария нам удастся избежать и наша «бархатная» революция будет походить не на «красное колесо», а на землетрясение, которое после первого сильного толчка сопровождается серией более слабых толчков, которые в итоге затухают, не приводя к каким-либо серьезным разрушениям и человеческим жертвам.

– Вы не раз в ваших интервью, комментируя вопрос о евразийской интеграции, отмечали, что в Армении существуют в том числе и активные оппоненты этого процесса. Каков расклад сил сегодня? Может ли что-то измениться после выборов?

– Вы знаете, что заявила после своего избрания на пост президента Грузии Саломе Зурабашвили? Дословно не скажу, но смысл сводился к следующему утверждению: если Вашингтон и Москва между собой договорятся и пойдут на кардинальное улучшение отношений, то Тбилиси тоже пойдет на существенное улучшение отношений с Москвой. Я не сомневаюсь, что после парламентских выборов влияние Вашингтона на новую политическую элиту в Армении будет нарастать, и это, судя по составу претендующих на места в парламенте кандидатов, совершенно неизбежно. Что касается перспектив дальнейшего участия Армении в евразийском интеграционном проекте, то они во многом будут зависеть от политических планов опять-таки Вашингтона: если там решат оторвать Армению от евразийского контекста, то у американцев достаточно ресурсов влияния в Армении, чтобы это сделать. Однако американцы вряд ли пойдут по этому пути: участие Армении в ЕврАзЭС и ОДКБ блокирует возможность вступления в эти организации Азербайджана, которое крайне нежелательно для США.

Американцы демонстрируют, что они уже сегодня доминирующая по своему влиянию на Южном Кавказе сверхдержава, что в проводимых НАТО военных учениях могут по мановению их руки участвовать все три южнокавказские страны, включая враждующие между собой Азербайджан и Армению, тогда как на площадке ОДКБ эти страны «брезгуют» даже говорить друг с другом. Вообще, весьма трудно сказать: южнокавказские элиты дрейфуют от России в сторону США, и именно поэтому влияние Москвы на Южном Кавказе приходит в упадок или, наоборот, упадок влияния Москвы на Южном Кавказе делает неизбежным дрейф политических элит от России в сторону Запада? Это как история с курицей и яйцом…

– Можно ли проиллюстрировать статистикой, некими объективными данными, насколько выгодно для Армении участие в процессах евразийской интеграции? Что получает от этого Армения? Или что теряет?

– Если говорить об этом в контексте беседы о парламентских выборах и их последствиях, то я считаю целесообразным ограничиться лишь одним статистическим фактом: по данным Всемирного банка, доля бедных в Армении составляет 76%, а по данным ООН даже больше – 80%. Из них половина – крайне бедные. По этим показателям после вступления Армении в ЕврАзЭС и Таможенный союз ситуация никак не улучшилась, а, по некоторым данным, даже ухудшилась. Если она не улучшится в ближайшие год-два, то в парламенте, и не только в парламенте, но и на улице, что для постреволюционной Армении, как я уже сказал, гораздо важнее, обязательно найдутся новые революционные вожди, которые выступят с более радикальных позиций, чем требования Никола Пашиняна о большем учете интересов Армении в евразийских интеграционных структурах. Хотя, конечно, вполне вероятно, что в этом случае опытный популист Никол Пашинян в очередной раз попытается оседлать новую шквальную волну, дабы не оказаться смытым ею, исчезнув в пучине политического небытия.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале