Кто продвигает британский опыт цифровизации в Казахстан? Уж не Тони ли Блэр?

Опубликовано: 21 Февраля 2019 г. Автор: Андрей ЖДАНОВ | г. Алматы
просмотров 345

До конца нынешнего года в Казахстане заработает единый портал государственных органов под названием Gov.kz, а сайты всех министерств, ведомств и акиматов страны в течение предстоящих двух лет будут закрыты. Об этом в среду, 20 февраля, на расширенном заседании коллегии Министерства информации и коммуникаций сообщил его глава Даурен Абаев, уточнивший, что новый интернет-ресурс создается на основе опыта Великобритании и уже проходит тестирование.

Даурен Абаев-2.jpg

По словам министра, в результате будет сэкономлен миллиард тенге и резко вырастет качество информирования народа о работе государства и оказания его услуг населению в цифровом формате. При этом центральные органы и акиматы будут отвечать только за содержание портала, а за обновление новостей и госуслуги на нем – само министерство. Спору нет, экономия бюджетных средств – задача актуальная всегда. Но пойдет ли задуманная информационно-сервисная централизация на пользу потребителям, то есть гражданам и предприятиям страны, – вопрос, требующий более пристального внимания.

Не вдруг

Новация возникла не вдруг и не на пустом месте. Еще в сентябре 2013 года Агентство РК по делам государственной службы (АДГС) предлагало использовать опыт Великобритании для создания в Казахстане единого органа по госзакупкам.

Саян Ахметжанов.jpg Сфера государственных закупок наиболее коррупциогенная, поэтому сейчас в Казахстане рассматривается возможность создания единого уполномоченного органа в этой сфере, – говорил тогда на заседании «круглого стола» в Астане на тему «Устойчивые экономические параметры и эффективность государственного управления» заместитель председателя АДГС Саян Ахметжанов. – Есть опыт Великобритании, когда в каждом министерстве находятся подразделения, подчиненные единому органу госзакупок. При этом они находятся в штате единой структуры, но осуществляют свою деятельность в министерствах либо в региональных исполнительных структурах. Такая централизация служб вводится постепенно. По нашему мнению, представляется целесообразным изучение данного опыта и применение или адаптация его к казахстанской системе управления.

В декабре 2017 года сайт АДГС опубликовал подробный «Сравнительный обзор международного опыта цифровизации государственных услуг». Опираясь на послание народу главы государства «Новые возможности развития в условиях четвертой промышленной революции», обзор ставил вопрос уже намного шире – о централизации за счет цифровизации всех государственных услуг, в том числе для населения. И приводил в пример опыт не только Великобритании, но также США, Сингапура и Южной Кореи.

Все они, говорилось в обзоре, привержены созданию потенциала для развития цифровой экономики, проведения исследований и испытания новой технологии. Для этого не только совершенствуются национальные законодательства, но и создается цифровая инфраструктура и передовая база знаний и навыков:

Широкий спектр цифровых услуг зарубежных стран свидетельствует о наличии достаточного количества ниш и в нашей стране, которые требуют цифровизации оказываемых услуг. А для успешной реализации процесса цифровизации необходимы подготовленные кадры, разработанная система поощрений и соответствующая нормативная база.

Оцифровка по Блэру

Попробуем теперь понять, почему в итоге официальная Астана решила взять на вооружение опыт не более близких по азиатскому менталитету Сингапура или Южной Кореи, а европейской Великобритании.

Сегодня в это трудно верится, но в середине 1990-х годов эта страна признавала себя отстающей среди развитых государств по уровню готовности к информационному обществу. Считается, что ключевой фигурой, изменившей ситуацию, стал Тони Блэр – премьер-министр Великобритании в 1997–2007 годах. Еще в начале своего премьерства он добился увеличения расходов бюджета на создание необходимой инфраструктуры, приема парламентом нужных законов и ускорил процесс административным ресурсом за счет создания специальной комиссии при кабинете министров, координировавшей внедрение всей цифровизации.

Но и после того, как она вошла в число приоритетов правительства, техническое решение было найдено не сразу. Целых три года продолжались эксперименты. Лишь в 2001 году начал эксплуатироваться первый правительственный шлюз (gateway), который централизовал несколько крупных блоков правительственного контента в Интернете. Да и в дальнейшем путь Великобритании к успехам в цифровизации отнюдь не был устлан лепестками роз.

Тони Блэр.jpg
Главным Блэр избрал построение модели, ориентированной на потребности граждан и бизнеса. Но к тому времени британцы накопили уже много негатива от непосредственного взаимодействия с государственными структурами: были вынуждены стоять в очередях, собирать многочисленные бумажные документы, обивать пороги разных инстанций. Поэтому предлагать им эту схему (обращаться по такому-то вопросу туда-то и к тому-то в gateway) было обреченным на провал шагом. Не интересно британским подданным оказалось и описание в Интернете работы госслужб. Этим и объясняются низкие показатели первого этапа внедрения в Великобритании информационных технологий.

Поэтому по требованию Блэра разработчики прообраза единого портала государственных услуг Великобритании были вынуждены искать новый тезис, на котором бы базировались последующие инновации. Он был найден: от «правительства в Интернете» к «правительству из Интернета». В результате объединяющей идеей британского «правительства из Интернета» стало обеспечение предоставления госуслуг в онлайн-режиме. Разрозненные государственные интернет-ресурсы начали объединять. Только за первую половину 2000-х годов было закрыто около тысячи дублирующих сайтов органов власти из четырех тысяч существовавших.

Ради стимулирования спроса на централизованные цифровые услуги пришлось пойти на беспрецедентные меры. Для начала – ввести налоговые льготы для тех, кто осуществляет обязательные платежи в электронном виде. Гражданам скидка составила в среднем 10, бизнесу – 150 фунтов. Кроме того, в бюджет страны были внесены расходы на пропаганду цифровизации, включающую участие СМИ и звезд шоу-бизнеса.

Тем не менее для первого успеха в цифровизации по международным стандартам Великобритании потребовалось практически целое десятилетие. Такой немалый срок прошел, прежде чем Соединенное Королевство вышло в этом процессе из аутсайдеров среди развитых стран в лидеры. По данным Global E-Government Survey 2010, во всемирном рейтинге готовности стран к использованию технологий электронного правительства, подготовленном Департаментом по экономическим и социальным вопросам ООН, Соединенное Королевство заняло четвертое место среди 192 стран.

Встреча Тони Блэра и Нурсултана Назарбаева.jpg

Напомню, что после ухода в отставку с поста премьера Тони Блэр с осени 2011 года консультировал по экономическим вопросам Нурсултана Назарбаева и правительство Казахстана. Возможно, и сейчас консультирует. И не исключено, что он внес свою лепту в решение страны последовать в цифровизации по стопам Великобритании.

Непонятка за непоняткой

Среди множества трудностей, ожидающих Казахстан на аналогичном пути, выделим на первый взгляд вроде бы техническую проблему. Это скорость широкополосного Интернета, с которой в республике в последние годы происходит нечто труднообъяснимое.

Весной 2010 года многие традиционные СМИ и интернет-ресурсы республики радостно сообщали, что скорость широкополосного Интернета в Казахстане выше, чем... в Великобритании! Все отечественные авторы дружно цитировали сообщение не кого-то, а британского сайта Broadband choice, который сетовал: «Наши широкополосные провайдеры должны быть обеспокоены тем, что скорость широкополосного доступа в Великобритании медленнее, чем в Уганде, Азербайджане, Казахстане, России и Украине». И уточнял, что Туманный Альбион со средней скоростью загрузки 8 Мбит/сек и скачивания всего 1 Мбит/сек занял по этим параметрам лишь, соответственно, 35-е и 62-е места в мире.

биг-бен.jpg

И с такими-то низкими показателями ООН, как уже было сказано, присудил Великобритании в 2010 году четвертое место в мире в рейтинге по готовности к использованию технологий электронного правительства?!

Дальше еще непонятнее.

Аскар Жумагалиев.jpg

В феврале 2011-го после очередного заседания правительства глава Минсвязи и информации РК Аскар Жумагалиев рассказал журналистам, что до конца того года скорость Интернета будет увеличена вдвое – с 1 Мбит/сек до 2 Мбит/сек, а главное – разрабатывается «Дорожная карта» с целью выхода на скорость 16 Мбит/сек. С тех пор уже много воды утекло. И что мы узнаем шесть месяцев назад?

Как сообщил в августе прошлого года отечественный специализированный сайт Profit.kz со ссылкой опять же на британский ресурс Cable, который оценивает качество интернет-подключения, с мая 2017-го по май 2018 года он проанализировал более 163 млн соответствующих тестов в 200 странах мира. Первое место в мировом рейтинге стран по скорости широкополосного Интернета занял Сингапур со средней скоростью загрузки 60,39 Мбит/сек, второе и третье места у Швеции (46 Мбит/сек) и Дании (43,99 Мбит/сек). Составители отчета замеряли, сколько времени уйдет на скачивание HD‑видео размером 5 Гб при средней скорости подключения в стране. У жителей первых трех стран, возглавивших рейтинг, на это требовалось от 11 до 15 минут.

А Казахстан оказался лишь на 95 месте рейтинга со средней скоростью Интернета лишь 4,45 Мбит/сек. Этот показатель был получен на основе более 100 тысяч тестов 44 606 отечественных IP-адресов. Их обладателям требовалось на скачивание 5 Гб HD-видео два с половиной часа... В результате по сравнению с 2016 годом Казахстан потерял в рейтинге 13 позиций. Это при том, что средняя скорость интернет-подключений в мире выросла за год на 23%.

Тогда же, в августе 2018-го, проблему скорости Интернета поднял на заседании правительства премьер-министр Бакытжан Сагинтаев.

Обеспечение широкополосным доступом к Интернету не только наше требование, – говорил глава кабмина. – Это веление времени на повестке дня многих государств, мы не должны отставать, необходимые документы приняты, все решения есть. Только нужно активно работать. Основная проблема – скорость Интернета в регионах. Связь есть, Интернет есть, но скорость очень низкая. Это касается не только бизнеса, но и потребности населения. Поэтому необходимо принять меры совместно с государственными органами по обеспечению скоростного Интернета. скорость.jpg

Вы еще в майтрах измерьте

Рискну предположить, почему ежегодно в оценках скорости Интернета в Казахстане (и не только в нем) творится сущий бедлам и без решения какой проблемы обнародованный в минувшую среду министром Дауреном Абаевым смелый замысел централизации цифровых госуслуг и освещения деятельности госорганов вряд ли увенчается успехом в глазах граждан и бизнеса.

Имею в виду достоверность и объективность результатов реализации задуманного. На мой взгляд, они под вопросом пока не будет покончено с порочностью самой международной системы оценок качества работы Интернета, в том числе его скорости.

Она измеряется в битах, килобитах, мегабитах (и так далее) в секунду. Но каково же было мое удивление, когда я впервые узнал, что скорость Интернета может измеряться и в байтах, которые я считал единицами объема информации. Мое удивление росло, по мере того как я постигал азы общения со специалистами в области IT-технологий, в том числе представителями операторов и провайдеров Интернета.

Например, я спрашивал их: вот покупаю я, скажем, тарифный план объемом 20 гигабайт – это сколько же суммарно я минут, часов, дней в месяц смогу за свои деньги пользоваться Интернетом? «О», – снисходительно отвечали мне специалисты, – это зависит от того, чем вы занимаетесь в Интернете: если только читаете и копируете тексты – больше, если смотрите фото и слушаете музыку – меньше, а если еще и фильмы смотрите – и того меньше времени». «Но сколько же конкретно?» – допытывался я. На этом месте большинство собеседников спешили ретироваться, а меньшинство ссылалось на сложность и хлопотность расчетов или пускалось в технологические дебри и специфику информационного пространства.

И до слез меня умилило объяснение для таких, как я, юзеров на одном из справочных сайтов:

Очень просто посчитать время, за которое получится скачать файл из Сети, используя простую формулу. Известно, что наименьшее количество информации – это бит. Затем идет байт, в котором содержится 8 бит информации. Таким образом, скорость в 10 мегабит в секунду (10:8 = 1,25) позволяет передать 1,25 мегабайта в секунду. Ну а 100 мегабит/сек – 12,5 мегабайта (100:8) в секунду соответственно. Также можно рассчитать, за сколько загрузится файл определенного размера из Интернета. Например, фильм в 2 гигабайта загружаемый со скоростью 100 мегабит в секунду, можно скачать за 3 минуты. 2 гигабайта – это 2 048 мегабайт, которые следует поделить на 12,5. Получим 163 секунды, что равно примерно 3 минутам.

В моем дилетантском мозгу живо возникла картинка: что бы началось в мире, если бы скорость ветра или транспорта в одном направлении вычислялась в привычных метрах в секунду и километрах в час, а в другом направлении – в каких-нибудь гипотетических майтрах и киломайтрах, в которых тоже не круглое число метров? Хаос! Почему же он процветает в оценивании качества Интернета из-за отсутствия унификации, упрощения показателей скорости, что позволяло бы оперировать ею и объемом получаемой информации без ручки и калькулятора? Почему профессионалы отрасли (те же операторы и провайдеры) оставляют пользователя наедине с самим собой в попытках разобраться, за что и сколько, в том числе за какую скорость Интернета и объем информации из него, выгоднее платить? А точнее, подставляют дилетантов, которые в итоге отплачивают недоверием.

Кадр из фильма «Матрица».jpg

Корыстные мотивы

Имею большие подозрения, что во всем мире IT-индустрия под прикрытием действительно сложной специфики отрасли упирает на нее исключительно из корыстных побуждений. Примеры? Им несть числа. Обойдусь всего одним из практики той же Великобритании, опытом которой решало воспользоваться казахстанское правительство.

Весной прошлого года там разразился громкий скандал как раз таки вокруг скорости Интернета. Британская исследовательская компания Which установила, что скорость Интернета более чем в 225 тысячах домов и квартир по всей Британии намного меньше тех показателей, за которые платили граждане. К примеру, если оператор брал плату за скорость Интернета 38 Мбит/сек, то по факту пользователь получал только 19 Мбит/сек. А тех британцев, которые выбирали и оплачивали крутой Интернет со скоростью 200 Мбит/сек, надували уже по-крупному: у них Сеть работала лишь на 52 Мбит/сек!

Скандал получился громким, а меры к его главным фигурантам были приняты хилые: британским операторам и провайдерам всего-навсего запретили заявлять и рекламировать высокую скорость, если пользователь получает по факту меньше 50% ее норматива в часы пик, чаще всего приходящиеся на вечер. Уход от ответственности недобросовестных айтишников легко объясним. У них наготове тысяча и один мотив, достоверность которых не то что юзеру – государству невозможно оперативно проверить.

Ведь даже среди основных официально выдвигаемых причин снижения скорости Интернета – пропускная возможность канала (на деле провайдер предоставляет общую скорость абонентам, то есть делит канал на всех клиентов, и, если они активно используют Сеть, начинаются сбои), расположение и настройки сайта и сервера, к которым обращается пользователь, а также его собственной операционной системы и персонального компьютера, ширина диапазона Wi-Fi роутера, если подключение происходит «по воздуху», качество используемых антивирусных фильтров и так далее. В результате доказать плохую работу оператора или провайдера по силам лишь квалифицированным профи, да и то лишь при наличии серьезного оборудования.

Поэтому скорость Интернета невозможно считать только технической проблемой. Она тесно смыкается с неписаными нравами в IT-индустрии и ее, мягко выражаясь, лукавством по отношению к миллионам пользователей во всем мире. Казахстан – не исключение. И пока не появятся четкие, доступные, понятные любому юзеру критерии оценки качества работы Интернета и его проводников, не будет и высокого доверия к цифровым проектам, включая благие замыслы власти, – типа тех, о которых рассказал Даурен Абаев.   

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале

Читайте также
Летающие танки Казахстана
Как я был свидетелем e-gova, но вышел из этой «секты» инвалидом, не столь свято верующим в
175 0 0
Олжас Сулейменов размышляет о предстоящем в Астане Втором мировом конгрессе тюркологов
Олжас Сулейменов: сближение культур должно ослаблять напряжение, в котором постоянно наход
2689 0 0
Олжас Сулейменов: если государства и общества объединят усилия, человечество достигнет своей цели – спасти мир от войны
Олжас Сулейменов: если государства и общества объединят усилия, человечество достигнет сво
633 0 0