просмотров 1008

Легендарный Шамиль Шакшакбаев был героем многих публикаций «ЭК»

Опубликовано: 06 Ноября 2020 Автор: Елена ЧЕРНЫШОВА | Северо-Казахстанская область
Легендарный Шамиль Шакшакбаев был героем многих публикаций «ЭК»
Шамиль Шакшакбаев / ©ЭК/Елена ЧЕРНЫШОВА

За 16 лет работы в «ЭК» мне посчастливилось общаться со многими прекрасными, талантливыми и яркими личностями, в том числе с Шамилем Шакшакбаевым. Этот удивительный человек вызывал у меня неподдельное восхищение: страдая неизлечимой болезнью, он находил силы бороться не только за себя, но и за других. Ломая стереотипы, он менял отношение общества к людям с ограниченными возможностями, основал в Петропавловске первый дом-интернат для детей с поражением опорно-двигательного аппарата и первым начал продвигать идею инклюзивного образования.

123726524_3807276135949646_6560855826523560211_n.jpg

Мы познакомились в конце 1990-х и сразу подружились. Шамиль Тауфикович был интереснейшим собеседником, который поражал увлеченностью своим делом и необычайной силой духа. У него были ампутированы обе ноги и левая рука, а на правой – только три пальца. Но, удивительное дело, казалось, что он богатырь…

Многие называли его победителем по названию книги, написанной о нем московским журналистом и писателем Сергеем Баймухаметовым. Сам же Шакшакбаев считал себя посредником между здоровыми людьми и инвалидами. Почти до 40 лет он причислял себя к первым. В юности был капитаном городской сборной по волейболу, после окончания Петропавловского пединститута возглавлял спортивный коллектив одного из крупнейших заводов города, правда, уже тогда стал ощущать боль в ногах. С годами она стала усиливаться, не позволяя пройти самостоятельно более 100 метров.

2.JPG

Врачи долго не могли понять, что происходит с этим внешне здоровым человеком. Диагноз прозвучал как приговор: хроническая склеродермия, способов остановить которую медицина не знает. Через год Шакшакбаеву ампутировали стопу правой ноги, и это было только начало испытаний. Всего же Шамилю пришлось перенести почти полторы сотни хирургических вмешательств. Ни одна ампутация не производилась в один заход. Однажды ему в течение месяца сделали 42 операции, просверлив в костях десятки дырок.

шш14.JPG Были и слезы, и отчаяние, – рассказывал Шамиль Тауфикович. – Сколько раз я задавался вопросом: а зачем дальше жить, не лучше ли самому покончить с этими мучениями? Да, наложить на себя руки было бы проще всего. Но в самый последний момент что-то удерживало меня от крайнего шага. Потом я понял что. Я понял, что именно такой путь определен мне свыше, и я просто обязан пройти его до конца. Надо только собрать волю в кулак и победить свою слабость.

Когда мужчине ампутировали вторую ногу, он был вынужден пересесть в инвалидную коляску. Только тогда понял, как, оказывается, удобно передвигаться на костылях. С ними, в принципе, можно отправляться куда угодно, а вот на коляске без посторонней помощи никуда.

Шакшакбаев одним из первых в регионе стал поднимать проблемы колясочников. На разных площадках он говорил о том, что, если у таких инвалидов нет родных, они даже на улицу попасть не могут. Ничуть не легче и в общественном транспорте, магазинах, аптеках, парикмахерских, кинотеатрах…

шакшакбаев с женой наташей.JPG

Сам Шамиль старался не выпадать из бурного водоворота жизни. Изобрел систему ручного управления, которую установил на свою «Ниву», и самостоятельно мотался по городу. Идея передать свой опыт больным детям возникла после клинической смерти. Шамиль Тауфикович рассказывал об этом так:

Была небольшая очередная операция. Дали наркоз. Сначала – темнота, потом, как в кинотеатре после сеанса, включается свет. Он становится все ярче и ярче. И ничего нет, кроме этого света. Чувствую небывалое блаженство. С чем сравнить? Представь, ты идешь в лютый мороз ночью по заснеженному полю, потом долго продираешься через заросли. И вот измученный, уставший попадаешь в избушку с теплой печкой. Переступаешь через порог и падаешь на пол. Все, я дошел! Ничего уже больше не случится… И вдруг голос, в котором столько доброты и любви ко мне, больше, чем у родной матери. Он спрашивает: «Нравится?». Я отвечаю: «Да». И опять: «Хочешь остаться?». Я думаю, как же можно не хотеть этого? Но только собрался ответить, как во мне стало нарастать чувство тревоги. Услышал, как кто-то кричит: «Ты же обещал помочь». Позже я узнал, что, когда после операции меня выкатили в процедурную, я перестал дышать. И, видно, уже «отлетел». Но ТАМ увидели, что меня очень тревожит судьба близких, и отпустили. Тот чудный свет медленно ушел, потом снова темнота. И, наконец, я увидел серую точку, оказавшуюся больничным окном.

Вскоре Шамилю пришлось принять еще один удар судьбы. Трагически погибла его вторая супруга, с которой они прожили около 13 лет. Женщину вместе с ее братом насмерть сбил автомобиль. После похорон в квартире остались прикованный к инвалидному креслу мужчина и его страдающая онкологическим заболеванием теща. Шакшакбаев поклялся заменить ей погибших детей, доставал лекарства, ухаживал до последнего. Вспоминая об этом, Шамиль Тауфикович говорил, что самое важное – чувствовать себя нужным другим. А он чувствовал, что нужен своим детям, родителям, друзьям… И со временем понял, что в состоянии окружить заботой еще очень многих. Так, его семья стала больше на 24 ребенка с инвалидностью. Идея создания интерната для детей с поражением опорно-двигательного аппарата нашла поддержку у властей. Было выделено двухэтажное здание, в котором установили лифт, пандусы и расширили дверные проемы.

шамиль7.JPG Существовавшая система детских домов меня совершенно не устраивала, – рассказывал Шакшакбаев. – Я решил сломать все стереотипы, научить своих воспитанников самостоятельности. Они должны были понять: ждать, когда изменчивый мир «прогнется» под них, бесполезно, глупо. Если не хочешь остаться за бортом жизни, стисни зубы и приспосабливайся.
Сергей Лесковский: никак не пройти мне мимо этой даты
читайте далее

Шамилю Тауфиковичу удалось убедить чиновников от образования, что интернатовцы не должны жить в «замкнутом мирке», они должны учиться в обычной школе вместе со здоровыми сверстниками. Этот эксперимент превзошел все ожидания – дети быстро нашли общий язык, сдружились.

У Шакшакбаева было еще много планов. Он собирался разбить на пустыре парк, построить реабилитационный комплекс, мечтал о создании научно-методического центра и республиканской детской деревни для инвалидов-сирот. Увы, не все удалось воплотить в жизнь. Но и того, что сделано, немало! Интернат для детей с поражением опорно-двигательного аппарата, который носит имя своего основателя, продолжает существовать. Многие его выпускники получили хорошее образование, устроились на работу, обзавелись семьями. Некоторые занимаются общественной работой.

Шакшакбаев до последнего своего дня вел активную жизнь. Даже женился третий раз. После очередной ампутации предложил своей Наталье руку, теперь уже единственную, и сердце. Она согласилась, настолько сильно было обаяние этого человека.

Во время одной из наших встреч Шамиль признался, что по-настоящему счастлив:

Понимаешь, многие люди ищут счастья в удобстве, в собственных удовольствиях, но, по-моему, это ложный путь. На вопрос, что такое счастье, лично у меня простой ответ. В Евангелие сказано: «Бог есть любовь». Так вот, именно в любви, в заботе о ближних состоит смысл жизни и заключается настоящее счастье.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале