просмотров 715

Актриса Виктория Мухамеджанова: свобода в выражении мыслей очень сексуальна

Опубликовано: 05 Июня 2020 Автор: Ольга ХРАБРЫХ | Москва
Актриса Виктория Мухамеджанова: свобода в выражении мыслей очень сексуальна
facebook.com

Одна из ведущих актрис алматинского театра «ARTиШОК» красавица Виктория Мухамеджанова рассказала «ЭК» о карантинных буднях, заедании стрессов, актуальности текстов Сервантеса и сексуальности как о форме свободы.

– Виктория, на карантине артисты «АRTиШОКа» и ташкентского театра «Ильхом» запустили онлайн-сериал «Ars Longa. Искусство вечно», снятый с помощью приложения Zoom. Как на него реагируют зрители?

– Реакция зрителей очень крутая. Пьеса Михаила Дурненкова, по которой снимается сериал, просто потрясающая. Да и сам Миша говорит: «Ребята, это очень круто. Я давно эту пьесу внутри себя не то чтобы похоронил, но подзабыл о ней». На протяжении восьми лет мы приходили к драматургу и говорили: «Миша, мы хотим поставить». А он отвечал: «Да, давайте». Но все как-то у нас не складывалось. А потом мы решили объединиться с ребятами из театра «Ильхом», которые, как и мы, сидели дома. Так и родилась идея этого проекта. И сейчас зрители пишут нам: «Мы уже ждем, что будет дальше!».

– Я читала, что идея проекта возникла после того, как в условиях пандемии артисты ощутили себя бесполезным общественным сегментом. Это действительно так?

– Спустя месяц пребывания дома это ощущалось очень сильно. Ведь не знаешь, когда выйдешь на работу – летом или осенью, потому что в любой момент могут сказать: «Сидите дома, число заболевших увеличивается». В этом плане мы люди зависимые, несмотря на то что у нас независимый театр. Пандемия – вещь опасная, поэтому неудивительно, что люди погружались в депрессию. Но всем известно, что от депрессии спасает какая-нибудь деятельность. Поэтому каждую репетицию мы встречали с радостью. И в каком-то плане этот проект спас нас.

Кстати, из-за условий карантина наш актерско-режиссерский курс перешел на онлайн-обучение. Также с разрешения акимата мы сделали один спектакль для онлайн-трансляции. Это постановка «Песенник». В репетициях пока могут принимать участие не более 30 человек, и мы уже начали работу над двумя новыми постановками. Возможно, в июне сделаем эскизные показы. Чем больше работы, тем круче. Так легче переносить плохие новости.

2.jpeg

– А я читала, что летом вы обычно грустите.

– Эта грусть была как раз полтора месяца назад. А сейчас есть повод для радости. Грядущий сезон – двадцатый, юбилейный. Нужно заранее продумать все проекты и сюрпризы для зрителей. Возможно, в июле или августе мы откроемся. Главное, чтобы пандемия закончилась.

– Многие во время карантина переосмысливают жизнь. С вами такого не произошло?

– О смысле жизни я не думала. На карантине я, как и большинство людей, много ем. Возможно, так я заедаю последствия стресса.

– Во время карантина «АRTиШОК» выложил 12 постановок на YouTube. Я бы хотела выделить среди них спектакль «Дон Кихот». С каким чувством вы его смотрели?

– Мне вообще сложно смотреть спектакли, в которых я играю. Потому что очень странно смотреть на себя со стороны. Чаще всего артисты не нравятся себе на видео.

– Для зрителя это очень интересный спектакль. Все-таки не каждый раз увидишь, как женщины перевоплощаются в рыцарей. При этом многие уходили с показа…

– Чаще всего это люди, которые вообще не читали Сервантеса. Иногда они знают название произведения, но не знают автора. Многие не читали этот роман, потому что он гигантский. Это не отсутствие культуры. Просто люди любят, чтобы их развлекали, но не хотят думать. Все хотят ходить на комедии, где все легко, где «ха-ха-ха», чтобы вообще себя не напрягать. А «Дон Кихот» – это такое сильное произведение, где один смысл цепляется за другой. И если ты не заставляешь свои мозги работать, то, соответственно, тебе будет многое не нравиться. Ты будешь спрашивать: «А зачем это все?». Но это тоже право человека. Я ни в коем случае не хочу никого осуждать и могу всех понять. Я помню, с каким трудом мне далось прочтение «Дон Кихота», когда у нас начались первые репетиции.

– Галина Пьянова (худрук театра. – Авт.) сказала: «Спектакль «Дон Кихот» – это история фантазера, который театрализирует жизнь, а потом разочаровывается в ней. И эта жизнь в иллюзии вообще свойственна актерам». А вам это свойственно?

– Это вообще неизменное чувство людей, живущих в искусстве, потому что там встречаются взлеты и падения. Это неизбежность, с которой сталкивается каждый. И у тебя есть выбор – встать и пойти куда-то или попытаться что-то изменить, даже если тебе 80 и ты с палочкой. Характер – это и есть судьба. Это вопрос: боец ты или нет. По факту все зависит от тебя: ты либо что-то делаешь, либо нет, но это в идеале. Понятно, что все мы люди, но когда ты говоришь сам себе: «Жизнь несправедлива. Никто меня не любит, я никому не нужен», – то это путь к деградации. И очень важно не поддаваться этим эмоциям, особенно творческим людям.

3.jpeg

– Но ведь вы иногда «деградируете»?

– Конечно. Особенно в ситуации с карантином – ты не можешь выбраться из этого чувства безысходности. Это тяжелые ощущения, которые я просто ненавижу. Даже если тебе никто ничего не предлагает, придумай сам: снимай какие-нибудь видео, зарегистрируйся в TikTok в конце концов. Всегда есть варианты.

– А что делать, если человек дошел до своей цели, а потом резко лишился ее?

– Разочаровываться – это нормально, главное – не тонуть в этом разочаровании долгие годы. Потом это перерастает в депрессии и болезни, в большей степени вызванные психосоматикой.

– Вы верите, что спектакль может изменить человека? Например, может ли постановка «Зефирный Жора», затрагивающая тему буллинга, сделать детей хоть немного добрее к сверстникам, которые на них не похожи?

– Я уверена, что эта история поменяла многих детей. Просто невероятно, сколько рыдающих зрителей мы видели в зале – как взрослых, так и совсем юных. Когда я прочитала эту повесть, то подумала, что если бы эта книжка попала мне в руки лет в 12, то на многие вещи в школе я смотрела бы по-другому. Всем, кто хочет посмотреть спектакль «Зефирный Жора», я бы порекомендовала сначала прочесть эту повесть. Мы не смогли уместить в постановку всю историю, иначе бы дети не смогли усидеть на одном месте так долго. В книге очень много классных мыслей Жоры и фантастических сцен. Когда я первый раз читала эту повесть, то буквально рыдала. Это невероятная история.

– А почему вас это так тронуло? Ведь в школе вы наверняка занимали позицию лидера и вряд ли понимаете, что значит быть не таким, как все…

– Нет. У меня было мало друзей. Когда ты подросток, тебе важно, что о тебе думают окружающие, какое впечатление ты производишь. Например, все слушают какую-то модную группу, а она тебе не нравится. Но ты заставляешь себя ее слушать, чтобы не стать изгоем. Если ты не знаешь того, что все обсуждают, тебе скажут: «Капец, ты лох». И таких ситуаций было много. Но потом я поняла, что не могу заставить себя делать то, чего не хочу, то, что не мое. Помню, когда пошла поступать в школу-студию «АRTиШОК», многие мне говорили: «Ой, а ты актриса что ли? Ха-ха». А я твердо сказала: «Да, все». Я шла своим путем, мне было неважно мнение людей, которые меня не понимают. Поначалу они посмеивались, а потом забили и больше ко мне с этим вопросом не лезли.

4.jpeg

– А правда, что вы пошли в актрисы, потому что влюбились в актера театра им. Лермонтова и ходили на все его спектакли?

– Так и было. Но потом, когда я попала в театр-студию «АRTиШОК», все изменилось. Я пришла на первую консультацию, увидела Галю (Галину Пьянову. – Авт.), Веронику Насальскую, Лену Набокову и поняла, что это удивительный мир с прекрасными людьми. Я с интересом наблюдала за тем, как они двигаются, разговаривают. Когда я начала учиться, мой мир перевернулся. Постепенно моя влюбленность в актера театра им. Лермонтова прошла, и я поняла, что попала в клевую профессию и в очень крутое место. Я думаю, что, возможно, не полюбила бы свое дело так сильно, если бы училась в другом вузе или студии.

– В спектакле «Уят» вы играете журналиста-трудоголика Нину. А вне сцены у вас получается соблюдать баланс между карьерой и личной жизнью?

– Я всегда умею находить людей, которые понимают, насколько для меня важна профессия. Мне необходимо, чтобы человек не говорил мне: «Вот ты опять в театре, а я все время один. Сколько же это может продолжаться?». Я просто выбираю людей, понимающих, что театр – это большая часть моей жизни. И если они хотят быть рядом со мной, то им придется с этим мириться.

Арухан Галиева: быть художником означает быть кочевником
читайте далее

– Какая из сыгранных ролей вам ближе всего?

– На этот вопрос сложно ответить, потому что в каждой роли есть много меня, какой-то моей позиции, того, как я смотрю на определенные вещи. Мне сложно назвать любимый спектакль или роль. Мне вообще все нравится в той или иной степени, с той или другой стороны.

– Про вашу героиню Жалмауыз Кемпир в спектакле «Байконур» написали: «Мистицизм и агрессию эта сказочная демонесса сочетает с сексуальностью». А что для вас сексуальность?

– Это когда человек не боится быть самим собой, когда он не в зажиме. Это всегда очень сексуально как у мужчин, так и у женщин, когда они свободны в выражении мыслей, в принятии своих решений. Сексуальность – это энергетика и харизма. Просто у кого-то она очень сильно забита, кто-то этого боится. Я сама часто зажимаюсь на эту тему. У некоторых людей это просто брызжет фонтаном, а из кого-то это надо вытаскивать клешнями.

5.jpeg

– А сексуальность можно развить с помощью упражнений, или жизнь сама подскажет?

– Жизнь сама подскажет. Сексуальность – это что-то подсознательное. К этому не надо подходить так, как будто ты… строишь ракету. Это вопрос какого-то расслабления и кайфа. Люди, которые кайфуют, получают удовольствие от процесса. В большинстве своем они очень сексуальны. Я с интересом наблюдаю за людьми, которые любят свое дело и умеют получать удовольствие здесь и сейчас. Но прежде всего сексуальность – это любовь к себе, и это очень непростая работа. Многие люди себя не любят, хотя думают, что это не так.

– А что в вашем понимании значит «любить себя»?

– Это значит любить свое тело, своих родителей, какими бы они ни были, принимать свой выбор, не осуждать себя за прошлые ошибки, стараться делать добро другим людям, животным, природе. Потому что быть добрым и существовать в любви – это очень большая работа. Злым му…ом быть гораздо легче. Энергия любви помогает закрутить в жизни такие невиданные вихри, которые тебе и не снились.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале