просмотров 1058

Арухан Галиева: быть художником означает быть кочевником

Опубликовано: 21 Мая 2020 Автор: Мария ГАЛУШКО | Алматы
Арухан Галиева: быть художником означает быть кочевником
© Из личного архива Арухан ГАЛИЕВОЙ

Дочь известного скрипача Марата Бисенгалиева Арухан Галиева живет в Лондоне, где успешно строит карьеру в качестве певицы и актрисы. Она играет на сцене легендарного театра Shakespeare's Globe в Лондоне, а недавно осуществила свою мечту, снявшись в культовом британском сериале «Доктор Кто». Мы поговорили с Арухан о ее любви к музыке и актерскому мастерству, поддержке близких и вдохновении.

– Арухан, вы родились и выросли в Великобритании, но в ваших жилах течет казахская кровь. Кем вы больше себя ощущаете – англичанкой или дочерью вольных казахских степей?

– И той, и другой в равной степени, и, думаю, это очень важно. Мое казахское наследие во многом определяет и обогащает меня. Сейчас я работаю над комедийным музыкальным проектом о моем двойном наследии, который надеюсь осуществить в Великобритании и Казахстане в конце 2021 года.

Марат и я. Личная фотография.jpg

– Расскажите о своем детстве и юности.

– Сложный вопрос! Я была очень счастливым, свободным и энергичным ребенком.

– Любовь к музыке у вас от родителей?

– Да, определенно. Я люблю классическую музыку, слушаю ее все время. Она воодушевляет и вдохновляет меня.

– Кто и когда распознал ваш певческий талант?

– Мой отец, когда мне было около 9–10 лет. Он очень поддерживал меня. Но мне, наверное, не особо была нужна поддержка, потому что я сводила людей с ума, постоянно сочиняя и напевая песни. Я очень благодарна маме, которая брала меня на каждый урок пения, репетировала со мной и учила структурировать время практики. Отец же научил меня дисциплине и технике, что очень пригодилось мне в жизни.

– Где вы учились пению и какое образование получили?

Юрию Каспаряну «зашла» музыка казахстанской группы
читайте далее

– Я училась в Королевской школе Кентербери на музыканта и хориста.

– Видела фотографию, на которой вы, совсем еще маленькая девочка, стоя рядом с папой, позируете с маленькой скрипкой в руках. Вам удалось освоить инструмент, на котором так виртуозно играет ваш отец?

– Нет. В этом я, к сожалению, не преуспела.

– С чего началась ваша профессиональная карьера?

– В 11 лет я дебютировала в Оперном театре им. Абая в Алматы. Не могу поверить, что я выучила два часа материала! Тем более что это была кантата Adiemus Карла Дженкинса, где все слова выдуманные, состоящие из случайных гласных и согласных. Сегодня я едва помню, что я ела на завтрак утром.

– К 11 годам вы дебютировали в ведущих концертных залах мира – Carnegie и Royal Festival Hall. Как вам это удалось?

– Это сложно представить, правда? Я дебютировала в пении в 11 лет, в 2011 году стала хедлайнером Royal Festival Hall, а в 2014-м выступила в Carnegie Hall. Это был невероятный жизненный опыт, который можно получить только один раз. Перед концертом я позвонила маме и включила громкую связь, чтобы она могла сыграть на флейте в Carnegie Hall.

4.png

– В одном из интервью вы рассказали о том, что поете песни не только на английском, но и на казахском языке. Много ли казахских песен в вашем репертуаре и насколько хорошо вы владеете родным языком?

– Я начала свою карьеру, работая с британским композитором Карлом Дженкинсом, так как хотела записать альбом, исследующий казахскую народную музыку. Карл искал чистый голос без вибрато и связался с моим отцом. Помню, как у меня было импровизированное прослушивание для него с церковным фортепиано во время репетиций другого проекта, над которым он работал. Тогда мне было около 10 лет. Я определенно люблю казахскую народную музыку.

– Вы приложили руку к созданию саундтрека для фильма «Анна Каренина» Джо Райта. Как родился ваш творческий тандем с оскароносным кинокомпозитором Дарио Марианелии?

– Я была консультантом по музыке в этом фильме, мы работали вместе около года. Мне пришлось многому научиться: я изучала и переводила древнерусские народные песни для вдохновения, искала и набирала музыкантов для фильма, делала многое другое. Возможность работать над голливудским фильмом от производства до постпродакшна и видеть, как все это работает внутри и снаружи, была бесценной. Работа с Дарио была невероятной, он единственный в своем роде, очень добрый и творческий человек. Там я многому научилась.

– В «Анне Карениной» у вас еще и эпизодическая роль. Каковы ваши ощущения от совместной работы с актерами мировой величины, такими как Кира Найтли и Джуд Лоу?

– Моя роль была смонтирована так, что именно мой голос занимал видное место на протяжении всего фильма (Арухан также исполняла в фильме вокальные партии. – Авт.). Художник по костюмам Жаклин Дарран была великолепна и позаботилась о том, чтобы в моем костюме было много казахских элементов, которые, к сожалению, только я могу увидеть и оценить. У нас было три недели репетиций перед началом съемок. Кира невероятно предана делу. Джуд очень вдумчивый и добрый человек. Наблюдая за их работой, я получила мастер-класс по актерскому мастерству.

– Знаю, что вы с детства мечтали выступать на подмостках театра Globe. Насколько труден был путь к осуществлению мечты?

– Не буду скрывать, это было тяжело. Я думаю, что нужно быть настойчивым, но при этом развивать другие навыки и интересы. В этой индустрии гораздо легче преуспеть, будучи разносторонним. Если вас интересуют боевые искусства, продолжайте оттачивать это умение, если играете на инструменте – не оставляйте его пылиться в шкафу. Читайте, читайте и еще раз читайте обо всем! Смотрите в разных интерпретациях Шекспира, но и не забывайте жить своей жизнью. Мой папа говорит, что нужно просто продолжать бить по стенке в одном и том же месте и продолжать идти, пока не прорвешься. Это в моем духе.

– Сегодня вы играете на сцене легендарных шекспировских героинь, как влияет на вас творчество Шекспира?

– Вдохновляет и наделяет силой. Приятно играть людей, которые намного смелее и более красноречивее тебя! Шекспир писал об универсальных темах, которые выходят за рамки любого времени, места или человека.

2.jpg

– Не так давно сбылась еще одна ваша мечта – вы снялись в легендарном сериале «Доктор Кто». Как вы попали на этот кинопроект и будете ли участвовать в его продолжении?

– Это было потрясающе, и я надеюсь на продолжение.

– Что вам ближе – театр, музыка или кино?

– О, это сложный вопрос. Я думаю, что для меня важнее всего быть творческим человеком. Неважно, какую форму это творчество принимает. В этом и заключается красота жизни в этом возрасте.

– Что или кто вдохновляет вас на творчество, а кто является вашим критиком?

– Мои родители. Моя мама невероятно творческая личность и абсолютно бескорыстная. Я вижу, на какие жертвы она пошла, это заставляет меня максимально использовать предоставленные возможности. Мой отец поддерживал меня, когда я записывала и продюсировала свой альбом. Я посылала ему маленькие фрагменты голосовых заметок на ранних стадиях, и он всегда давал честные оценки. Частенько я посылала ему записи для актерских прослушиваний. Недавно он помог мне снять фильм через WhatsApp. Это было уморительно. Он не сдерживался в комментариях, если думал, что я сделала плохой дубль. К его радости, запись получилась отличной.

3.jpg

– Творческие люди – музыканты, актеры, певцы – из-за постоянных разъездов и большой занятости зачастую теряют контакт с собственными детьми, но, насколько я знаю, у вас с отцом очень близкая связь. Как вам удается не потерять друг друга?

– Чтобы поддерживать связь, нужно прикладывать усилия. Теперь у нас есть все эти удивительные технологии: видеозвонки, телефоны с камерами высокого разрешения и мгновенной подзарядкой. Странным образом я чаще общаюсь с папой, чем с мамой, которая живет недалеко от меня. Но и с мамой у меня отличные отношения, в чем мне очень повезло. Я могу забыть, что у нас разные часовые пояса и написать папе SMS, когда у него два часа ночи, а он всегда отвечает.

– Следите ли вы за развитием казахстанского кинематографа? Хотели бы сняться у казахстанских кинорежиссеров?

– Наверное, это очевидный выбор, я хотела бы сняться у Тимура Бекмамбетова. Я люблю фэнтези и считаю, что фильм «Ночной дозор» превосходен. В прошлом году я работала с замечательным кинооператором Искандером Нарымбетовым над проектом, который сама продюсировала. Я его большая поклонница и хочу поработать с ним снова в ближайшее время. Быть художником – означает быть кочевником. Это определенно другой образ жизни. У меня не было бы другого пути, и я знаю, что мой отец тоже не стал бы выбирать другой путь. P. S.: простите, папа...

Айсулу Азимбаева: меня «задрал» Интернет
читайте далее

– Пандемия Covid-19 заставила миллионы людей по всему миру изменить свой привычный уклад жизни. Как она повлияла на вашу жизнь и творчество? Как вы проводите время на карантине?

– В Великобритании все театры закрыли свои двери и, вероятно, не откроют их до Рождества. Несмотря на всю печальность происходящего, полагаю, важно в перспективе попытаться извлечь максимум пользы из этого периода. Сейчас, когда у меня появилось больше свободного времени, я стала заниматься йогой и садоводством. У меня нет сада, поэтому я стараюсь выращивать зелень и картофель на подоконнике. При этом я все еще работаю полный рабочий день и должна сказать, что наслаждаюсь роскошью трудиться дома в пижаме.

– Как часто вы бываете в Казахстане? Когда были в последний раз и по какому поводу? Есть ли в планах поездка на историческую родину в нынешнем году?

– Я должна была быть там прямо сейчас! Стараюсь ездить в Казахстан каждый год. Была там в мае прошлого года на концерте с отцом и Еркешем Шакеевым. Также сняла клип на свой дебютный альбом, который скоро выйдет... Мне посчастливилось поработать с потрясающей съемочной группой, которую я нашла. Талант и качества, которыми обладают казахстанские кинематографисты, колоссальны.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале