Балерина Дана Муса: танец помогает женщине быть Охотницей и Богиней

Опубликовано: 17 Июля 2020 Автор: Ольга ХРАБРЫХ | Москва
Балерина Дана Муса: танец помогает женщине быть Охотницей и Богиней
© Из архива Даны МУСЫ
просмотров 2043

Уроженка Мангистау танцовщица Дана Муса почти 10 лет живет в Париже. Уехав в столицу Франции, она поставила на карту все, рискнула и выиграла. За это время балерина успела создать коллектив Ethno Ballet, приняла участие во французском национальном телевизионном шоу талантов и сняла фильм, который показали на нескольких международных фестивалях. В интервью «ЭК» Дана рассказала, как покорила европейцев танцем, в котором соединились французский шарм, шаманская энергетика и восточный колорит.    

– Дана, ваш фильм «Киелi би» принимает участие в фестивале Dance on camera в Нью-Йорке. Расскажите об этом мероприятии подробнее.

– Это старейший фестиваль танцевального кино в мире. С 1948 года он ежегодно проходит в Нью-Йорке, но сейчас, конечно, в формате онлайн. 19 июля состоится показ нашего фильма «Киелi би», что в переводе с казахского языка означает «священный танец». C моим сорежиссером и сопродюсером Александром Мерфи (она наполовину француз, наполовину ирландец) мы начали работу еще в 2015 году. Инициатива создания ленты исходила от меня, потому что этнобалет – это танец, основанный на семи женских архетипах. Это мой концепт, и я всегда хотела сделать какой-нибудь красивый фильм на эту тему.

В 2015 году мы с Александром стали думать о том, где снимать картину. Рассматривали Париж, Европу, локации по всему миру. Постепенно к проекту присоединялись продюсеры, мы их теряли, находили новых. И в итоге решили, что будем снимать своими силами, чтобы ни от кого не зависеть. Финансово было немного тяжело, зато мы обрели полную творческую свободу. И вот к нам пришла совершенно гениальная идея: снимать нужно в Казахстане, на моей Родине.

2.jpg

– Почему вы так решили?

– Потому что я росла на Мангистау, прочитала много исторических романов, например, о царице Томирис, об амазонках, начала увлекаться шаманскими танцами. И этот мир буквально ошеломил меня! Ведь все-таки мы живем в патриархальном обществе. А раньше женщины имели большой вес в политике, могли диктовать свои правила. Они были шаманками и воительницами.

Эта тема вдохновила меня, и в своем танце я захотела соединить два мира – спиритуальный и балетный. Фильм мы снимали на Мангистау – это невероятно красивый край, где мы нашли и море, и дюны, и камни. Концепция фильма состояла в том, чтобы изобразить семь женских архетипов в семи разных местах и показать связь природы с человеком – это для меня высшая спиритуальная связь, колыбель мироздания. Ведь многие наши трагедии происходят от того, что мы ушли от природных законов.

– А можете остановиться на теме «шерше ля фам» подробнее?

– Меня очень сильно волнует тема женщины – свободы ее тела, духа. И эта идея отражается во многих моих проектах, будь это спектакль или перформанс. Я считаю, что эта тема актуальна в Казахстане, потому что влияние мачизма и патриархата не уменьшается, а наоборот, даже увеличивается. Есть такие явления, как буллинг, прессинг, харрасмент. Растет количество случаев домашнего насилия…  

В итоге мы создали не художественный и не документальный, а в большей степени экспериментальный арт-фильм хронометражем 30 минут.

Но мы не хотели подстраиваться ни под какие фестивали, нам было важно сохранять свою творческую свободу. А еще мы хотели сделать произведение, похожее на картину в галерее. И на мой взгляд, у нас это получилось. В этот проект мы реально вложили все наши ресурсы – духовные, интеллектуальные, финансовые.

Кстати, фильм снимал очень талантливый оператор – парень из Аргентины. Картину мы своей маленькой группой сняли всего за 10 дней, но этому предшествовал большой подготовительный период. Ну а с постпродакшном нам помогла очень талантливая творческая группа из Франции.

– Однажды я услышала от женщины, достигшей успеха в Париже, фразу: «Во Франции произошло мое безжалостное взросление». С вами было так же? Хотя, наверное, взрослеют люди другого склада, а вы производите впечатление изначально зрелого человека.

– Когда я приехала в Париж, чтобы учиться в магистратуре на режиссера, мой французский язык был на нуле. Теперь я владею им в совершенстве. Да, сложно было: другой язык, иные культура, менталитет, система жизненных ценностей, традиции… Конечно, все это требует адаптируемости, гибкости, ловкости и ума. Это и можно назвать моим взрослением.

Некоторые люди адаптируются к обстоятельствам довольно долго, из-за чего впадают в депрессию. Но, слава Богу, я не из их числа. Я была изначально открыта миру, хотела жить во Франции, где мне было очень интересно. Поэтому каждую трудность я встречала без особого напряжения. Вот она, проблема, ее нужно решить и пойти дальше. Пути назад нет, я не могу развернуться и уйти, поэтому нужно было стремиться только вперед. Это как идти в гору – тебе трудно, но ты идешь и по мере восхождения и взрослеешь. Я, как вы заметили, человек самостоятельный, ответственный, и сама выбрала артистический путь. Поначалу моя семья не особо поддерживала меня, но я всегда хотела танцевать, снимать фильмы, заниматься творчеством, и теперь они гордятся мной. Я благодарю родных за поддержку и понимание!

Творческий путь – это всегда большой риск. Но когда у тебя нет выбора, ты взрослеешь автоматически и делаешь нужные шаги к достижению своей цели.

3.jpg

– С какими трудностями при переезде во Францию вы столкнулись прежде всего?

– Возьмем, например, такой факт: даже если у тебя достаточно денег, ты не можешь просто взять и снять жилье. Для этого нужно собрать кучу бумаг, подтверждающих, что ты нормальный человек. В первый год иммиграции я поселилась в какой-то нелегальной комнатушке на окраине Парижа, которую снимала у одной русской женщины. Это были первые шоковые моменты. При этом мне было нужно учиться в институте и учиться жизни.

Опять же я начала свое собственное дело, хотела исполнять не классические и не современные танцы, а свой этнобалет… А во Франции люди любят все разделять по полочкам, точно знать жанры. И когда ты говоришь, что у тебя свой собственный стиль, люди этого не понимают.

Но мои усилия не прошли даром. Зрители, приходящие на наши спектакли, никогда не уходят разочарованными. Мы с коллегами продвигаемся самостоятельно – с помощью YouTube, соцсетей. Два года назад меня пригласили в шоу талантов. Я не ходила на кастинг, просто продюсеры увидели меня на YouTube и предложили мне принять участие в проекте, сказав, что этнобалет – это что-то новое и интересное и хочется показать эту аутентичность зрителям. Так что в новизне есть и свои плюсы, и свои минусы.

Александра рассказала о съемках в сериале «Погнали» на канале СТС
читайте далее

– Какую реакцию у европейцев чаще всего вызывает ваш этнобалет?

– Это всегда теплые отзывы, удивление, любопытство, желание быть частью этой культуры. После выхода фильма «Киелi би» многие люди из моего окружения загорелись идеей приехать в Казахстан, потому что некоторые до сих пор живут с клише о степи и верблюдах. Но им очень нравится номадическая культура, они жаждут увидеть все своими глазами. Мои фильмы рассказывают о цивилизации номадов, о связи с небом Тенгри и природой. Я язычница, и для меня все это очень важно.

– У вашего коллектива есть свое помещение? И где оно находится?  

– В центре Парижа. Когда у тебя есть своя компания, ты можешь арендовать государственное помещение, что намного дешевле. Кстати, в этом году мы хотим открыть школу этнобалета для маленьких девочек. Сейчас же в нашей ассоциации занимаются представительницы разных возрастов.

В спектаклях задействовано разное число артистов. Бывает, что я танцую на сцене одна, а случается, что на подмостки выходят до 20 человек. Все зависит от конкретной постановки, роли, персонажа. Один или два раза в год мы делаем большие спектакли. Также мы проводим отчетный концерт с любителями. Я иногда работаю с другими музыкантами, скульпторами, художниками и артистами.

4.jpg

– Познакомились ли вы с какими-нибудь знаменитостями?

– На шоу талантов к моей персоне было приковано большое внимание. Я познакомилась с Элен Сегара, которая меня очень поддерживает до сих пор, она пела в мюзикле «Нотр Дам де Пари», в прошлом году мне аккомпанировала классическая пианистка Шани Дилюка, очень известная в профессиональных кругах. Недавно я познакомилась с известной моделью Натальей Водяновой и сейчас участвую в благотворительном проекте – деньги от одного моего урока идут в ее благотворительный фонд для детей-инвалидов.

– Вы уже упоминали, что в основе вашего танца лежит концепция о семи женских архетипах. А как их воплотить в обычной жизни?

– Через тело. Через движение тела и танец мы развиваем силу духа, свободу, честь и достоинство Женщины. Надо обязательно танцевать, ведь тело и дух связаны. Через движения и танцы мы развиваем в себе качества всех этих семи женских архетипов. Чтобы не только в танце, но и в жизни женщина продолжала быть Охотницей, Наездницей, Амазонкой, Шаманкой, Жрицей, Царицей и Богиней.

Актриса Мухамеджанова: свобода в выражении мыслей очень сексуальна
читайте далее

– А как развить в себе шаманскую энергию?

– Существуют специальные шаманские практики, медитации. Есть люди, которые более или менее чувствительны к этому. У кого-то сильная интуиция, у кого-то – энергетика. Нужно просто работать над собой. Кстати, в транс легко войти через танец.

– А вам доводилось встречаться с настоящими шаманами?

– В Казахстане шаманская культура практически истреблена, это же остатки язычества. Сказался переход к монотеизму (исламу). Но так как религия на 100% не была внедрена в степи, все равно мы, казахи, продолжали шаманить. Советский период привел к еще большему разрушению шаманских традиций…

Для меня шаманы – это доктора степи. Они обеспечивают невидимую спиритуальную связь. И ее можно почувствовать в нашем этнобалете.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале