просмотров 1519

Драки с борцами и танцы с похмелья. Артист Марлен Алиманов ломает стереотипы о балете

Опубликовано: 25 Октября 2019 Автор: Илья МИЛЛЕР | Семей
Драки с борцами и танцы с похмелья. Артист Марлен Алиманов ломает стереотипы о балете
Марлен Алиманов / facebook.com

Артист балета из южной столицы Марлен Алиманов вот уже десятый год живет и работает в США. В интервью для «ЭК» наш соотечественник откровенно рассказал о кипящих за кулисами страстях, своей тоске по бесбармаку и многом другом.

– Марлен, как вы открыли для себя балет?

– В балет меня «запихала» мама. В детстве я был хулиганом: пропадал на улице, постоянно дрался. Это продолжалось до тех пор, пока на каком-то тое мама не повстречала родственницу, которая окончила хореографическое училище. Моя судьба была решена. Надо сказать, что никто из моих друзей, как и я сам, не мечтал заниматься балетом. Нас всех привели родители.

На тот момент мне исполнилось девять лет. Для меня это было настоящим шоком! До сих пор помню, как стоял в трусах, а какая-то женщина пыталась меня «растянуть». Я не понимал, где я и зачем. Однако со временем занятия мне полюбились, и сегодня я могу сказать, что балет – это моя жизнь. Признаться честно, я и не знаю, чем могу заниматься, кроме него. Пытался бросить, но так и не смог.

Марлен Алиманов (8).jpg

– Почему пытались?

– Потому что это тяжело. Физически и морально тяжело заставлять себя рано вставать каждый день, отрабатывать помногу одни и те же движения, постоянно работать над своей техникой. Со стороны, конечно, может показаться, что мы занимаемся плясками, в которых нет ничего серьезного. Но те, кто так думают, просто недооценивают наш труд.

– Где вы успели поработать до сегодняшнего дня?

– В 2008 году я окончил Алматинское хореографическое училище им. Селезнева. Первым местом работы стал Государственный академический театр оперы и балета им. Абая. Спустя год уехал в Россию: танцевал в Новосибирске, Москве. В Белокаменной я устроился в Русский национальный балет Сергея Радченко. Его труппа часто гастролирует по Америке. Так я впервые попал в Штаты, где мечтал жить с детства. Через знакомых эмигрантов удалось наладить контакты с Manassas Ballet Theatre в штате Вирджиния. Я принял решение остаться и работать там. Это был 2010 год.

Год спустя я переехал и устроился в New Jersey Ballet Company. В Нью-Джерси я проработал около двух лет. А уже оттуда переехал в Техас, где и живу сейчас. Четыре года я танцевал в Texas Ballet Theatre. В прошлом году ушел, сейчас работаю на себя – «гостевым» танцором. В США это довольно распространенная практика. Дело в том, что там очень много маленьких балетных школ, которые приглашают артистов выступать и преподавать за гонорары. А еще очень ценится постсоветская школа балета – в Америке мало парней, которые могут танцевать так, как мы. И если у тебя за спиной русская вагановская школа балета, то это как знак качества.

В Алматы представили фильм о балете
читайте далее

– Не хотели бы открыть свою школу?

– В будущем – да. Об этом мечтает моя супруга, которая также танцует в балете. Я еще молодой, мне всего 30 лет, в США это как 20 лет в Казахстане. Еще хочу потанцевать некоторое время. А потом уже буду думать над этим.

– Не секрет, что Техас – довольно суровый штат, край прерий, ранчо и брутальных ковбоев. Насколько среди местной публики популярно такое утонченное искусство, как балет? И вообще, есть ли разница в восприятии балета между жителями разных штатов?

– Да, публика отличается. Я бы сказал, что в Техасе она более дикая. Когда танцевал в Texas Ballet Theatre, то многие зрители приходили на наши выступления подвыпившими. Кричали, свистели... А вот в Нью-Джерси и Вирджинии люди более сдержанные. Чувствуется культура.

Еще в Америке присутствует расизм. Это не значит, что ко мне относились плохо, но здесь я для всех – китаец. Или кореец. Когда местные слышат мой акцент, то начинают интересоваться: ты откуда? Услышав про Казахстан, некоторые говорят: а, Борат! Приходится им объяснять, что фильм – это одно, а реальная жизнь – совершенно другое. Показываю фотографии Алматы, Нур-Султана. Многие искренне удивляются.

Марлен Алиманов (7).jpg

– Нескромный вопрос: а можно ли в Америке хорошо зарабатывать танцами? 

– Да. К примеру, когда меня зовут в школу – исполнить что-то из «Щелкунчика», я прошу 1 000–1 200 долларов. И это – только за одно пятиминутное па-де-де (одна из музыкально-танцевальных форм в балете. – Авт.).

В Алматы выступили звезды мирового балета
читайте далее

Вообще, в США очень популярен именно «Щелкунчик». Когда я еще работал в театре, однажды за месяц мы станцевали его 35 раз! В среднем по два спектакля в сутки! Я уже не мог слышать эту музыку. Более того, мне каждый раз приходилось менять роли, танцевать в новом гриме.

Поскольку «Щелкунчик» – рождественская история, то многие артисты хорошо зарабатывают именно в ноябре-декабре. В прошлом году у меня впервые был такой опыт. За один месяц я «поднял» 18 тысяч долларов. Правда, при работе на себя в Америке есть один большой минус – высокие налоги. Так что с этой суммы я заплатил государству 4,5 тысячи долларов.

После Нового года наступает затишье – по 2–3 выступления в месяц, но прожить можно. Особенно если ты еще и преподаешь. За час занятий с детьми здесь платят 50 долларов. Таким образом, работая по несколько часов в день, за неделю можно заработать 800 долларов. И это только в одной школе!

– Получается, пресловутая американская мечта приехать с долларом в кармане и стать миллионером – это не миф?

– Нет, не миф. Но для этого надо быть очень трудолюбивым. Дело в том, что Америка не любит ленивых. Ты не можешь не прийти, сказав, что заболел. Тебя просто уволят. Для американцев это бизнес, живые деньги. Поэтому ты должен приходить и делать свою работу. 

К примеру, в Texas Ballet Theatre рабочий день начинался в 9.00 и заканчивался в 17.45. И каждый день, с понедельника по пятницу, прогоны, прогоны, прогоны... В Казахстане если педагоги видят, что ты стараешься, то дадут тебе отдохнуть. Или если, к примеру, болят ноги. Здесь же такого нет. Если у тебя что-то болит, то на тебя косо посмотрят и поставят другого, а после вызовут к директору и будет отдельный разговор…

Марлен Алиманов.jpg

Со стороны может показаться, что в Америке легко жить. Хотел бы сказать, что это не так. Там совершенно другая система. Для американцев ты прежде всего чужак, который приехал забирать их работу. Повторюсь, что для них все – бизнес. Многие эмигранты не могут к этому привыкнуть и ломаются. Одни возвращаются обратно, другие спиваются или даже кончают жизнь самоубийством... Свою роль, конечно, здесь играет и совершенно другая культура, другой менталитет. Людям не хватает того общения, что было в Казахстане или в России.

Американцы – они ведь какие: в лицо тебе улыбаются, а за спиной говорят и делают совершенно другие вещи. Расскажу такую историю. Как-то мы сидели в общей компании, прикалывались, я показывал смешные фотографии. Один парень сказал, что собака на одной из картинок похожа на меня. В шутку я несильно хлопнул его ладонью по спине – по-нашему дал такой легкий шапалак. В этот момент в комнате воцарилась звенящая тишина. Затем все накинулись на меня: мол, зачем ты это сделал? Я извинился, пожал всем руки. Коллеги продолжали мне мило улыбаться при встрече, шутили, общались.

Через две недели меня вызывает к себе директор Texas Ballet Theatre. Оказывается, спустя столько времени ему в красках рассказали о случившемся. Свой поступок они объяснили так: не могли держать это в себе! От меня потребовали подписать некий документ, в котором я раскаиваюсь и обещаю больше не повторять подобного. Я порвал и выбросил эту бумажку. Шеф уважал меня, и про этот случай вскоре забыли. Однако я больше не смог работать в таком коллективе и ушел.

А из New Jersey Ballet Company я ушел, потому что подрался...

– Подрались? Из-за чего?

6.jpg

– Коллега по цеху завидовал мне и постоянно кричал на репетициях всякую ерунду в мою сторону. А мы же в Казахстане горячие. В один прекрасный день мое терпение лопнуло, и я предложил ему поговорить на эту тему. Он первый меня толкнул, в ответ я свалил его на спину. Два парня схватили меня сзади за руки, пытаясь оттащить. Альберт (так его звали) воспользовался ситуацией и принялся лупить меня по лицу. В какой-то момент мне удалось вырвать одну руку и слегка задеть его по губе. Стоило мне это сделать, как он вскочил и принялся вопить: «Марлен меня ударил! Вызывайте полицию!». Приехавшие копы сначала подумали, что их вызвал я, так как мое лицо было сильно побитым. В итоге они справедливо заметили, что я могу обратиться в суд. Директриса всячески пыталась нас помирить. Так знаете, что сделал Альберт?

– Даже не представляю...

– Купил справку у дантиста о том, что у него начал шататься зуб, за который он запросил 4 тысячи долларов! В противном случае он обещал меня засудить. Я отказался платить и пообещал подать встречный иск. Руководитель театра не хотела дарить такую скандальную новость вашим американским коллегам, и в итоге заплатила ему эти деньги из своего кармана. Но я все равно уволился. После этого Альберт ходил гоголем и говорил всем: наконец-то Марлен ушел. Впрочем, его радость вскоре улетучилась, так как на мое место пришли... двое кавказцев, которые оказались еще «хуже», чем я (смеется). Мой «доброжелатель» успел похвастаться этим ребятам из Армении, что он меня побил. Однако был поставлен в тупик их вопросом, зачем он в таком случае первым вызвал копов... Я еще долго смеялся, когда они мне рассказали про этот случай.

– Сейчас вы просто в пух и прах разбили миф о том, что балетом занимаются инфантильные мужчины, которые не могут дать в морду! 

– Скажу за Казахстан: наши артисты балета очень сплоченные. И уж они точно смогут дать отпор. Я это гарантирую! В училище мы дрались почти каждую неделю. Собирались толпой, куда-то ходили. Помню, как-то на первом курсе подрались с борцами. Здоровые такие ребята, со сломанными ушами...

– Я правильно понял: будущие артисты балета пошли драться с профессиональными спортсменами?!

В Казахстане впервые поставили балет о Коркыте
читайте далее

– Они сами к нам пришли на концерт! И при этом вели себя очень вызывающе: «вкидывали» насвай, плевались. Я сделал замечание, на что услышал: «Закрой рот, пид...р»! Мы вышли на улицу, со мной были четверо моих друзей. Не помню, как началась сама драка, но в какой-то момент мы начали их бить... Внезапно один из этих парней достал нож и пырнул моего друга семь раз! Другого ранил в ногу. Приехали «скорая», полиция... Был грандиозный скандал.

В России я был удивлен, когда не увидел такой же сплоченности, как у нас. Там мне тоже приходилось драться. Однажды я заболел, а один парень из труппы после выступления толкнул меня в спину со словами: «Иди быстрее!». Да так, что я упал лицом прямо за кулисы. В этот момент сразу «выздоровел», догнал его в коридоре и начал бить. Это видели его друзья. Так хоть бы один заступился!

Однако самая прикольная история произошла со мной в Париже. Тогда я сломал одному парню нос...

– А ему-то за что? 

– Тоже много говорил. Мы начали драться прямо в метро на радость французам, которые принялись активно за нас болеть. В итоге получилось так, что я сломал ему нос. А это произошло перед самым выступлением. Тогда мы танцевали в Новосибирском государственном академическом театре оперы и балета, которым в ту пору руководил Игорь Анатольевич Зеленский – настоящая звезда балета, народный артист России. Коллеги сочувственно мне говорили: «Марлен, вешайся. Он тебя убьет!». Однако ничего такого не произошло. Зеленский отвел меня в сторону и сказал: «Я сам из Грузии и понимаю тебя. Только тебе надо было после спектакля его бить!». Взяв с меня слово, что я больше никого не буду бить до спектакля, Игорь Анатольевич оторвался на моем оппоненте: «Ты больной! Он же из Казахстана! Зачем ты с ним дерешься?».

– Неприязненные отношения в коллективе сказываются на том, что в итоге зритель видит на сцене?

– Когда как. Бывало, подеремся, дадим выход эмоциям, а коллеги постарше собирают нас в комнате, ставят на стол бутылку водки, мирят. Кстати, артисты балета очень любят выпить. Особенно после тяжелой работы.

Марлен Алиманов (4).jpg

– Наверное, и с похмелья приходилось танцевать?

– Конечно! Когда я танцевал в труппе у Сергея Радченко, то часто не пил – так, выпивал иногда. А некоторые товарищи увлекались этим чуть ли не каждый день. С похмелья очень тяжело танцевать. Перегар, нарушение координации, потливость – все это дает о себе знать.

– Итак, подраться вы можете. Выпить – тоже. А что для вас табу?

– Для меня неприемлемо пропускать репетиции, тренировки в спортзале. Чтобы держать себя в хорошей форме, я каждый день посещаю фитнес-клуб, хожу на плавание. Если артист балета начнет пропускать занятия, то он очень легко может заработать травму. У многих из нас и так проблемы с коленями, спиной... Я, например, уже не могу тягать партнерш так, как раньше. Особенно в Америке, где девушки более внушительных размеров, чем у нас. Когда прихожу в школу, то сразу говорю: а вот эту я поднимать не буду!

– Дамы не обижаются?

– Иногда обижаются, иногда нет. Возможно, это действительно звучит обидно, но я пытаюсь им все правильно объяснить. Когда балерина весит 40–45 килограммов – это нормально. А вот 55–60 – для меня уже тяжело. Ведь партнершу во время выступления приходится поднимать не один раз... К сожалению, не все это понимают, а некоторые родители приводят на занятия откровенно полных девочек, которым нельзя даже на пуанты вставать. Однако приходится учить, зарабатывать деньги. А что делать?

– В ходе нашего разговора вы разрушили много предрассудков вокруг балета, кроме, пожалуй, одного. Говорят, что среди его артистов много поклонников нетрадиционной любви. Это правда?

Аскар Узабаев снял сериал о настоящих джигитах в лосинах
читайте далее

– В казахстанском балете я таких не встречал. А вот в России, Европе и Америке – полно. Если честно, мне неприятно видеть, когда парень ведет себя как девушка. Выступает на сцене как девушка. Это меня всегда задевает. Хотя я знаю известных «голубых» артистов, которые будут вести себя как настоящие мужики, если у них мужская роль. В основном же гомосексуалисты танцуют женственно. Такие мне не нравятся.

В Штатах «голубых» очень много. Например, мой бывший директор из Texas Ballet Theatre. Есть и друзья-геи. Сам я – не из их числа. И всегда говорю: парни, соблюдайте дистанцию.

Вместе с тем геи – очень веселые и компанейские ребята. С ними бывает приятно общаться. Конечно, есть и те, которые ведут себя чересчур «по-гейски». Но таких я встречал мало.

– Какой из американских спектаклей вы бы хотели показать казахстанскому зрителю?

– В Texas Ballet Theatre я танцевал «Дракулу». Американцы любят эту тему. Сам по себе это очень интересный балет. Я исполнял роль Мариуса – крестьянина, чью возлюбленную похищал король вампиров. Но в итоге добро побеждало зло. Так что в Казахстане я бы поставил «Дракулу». Мне кажется, он был бы интересен нашему зрителю. Правда, балетный продакшн – дорогое удовольствие: костюмы, декорации и прочее стоят больших денег. К примеру, в Хьюстоне постановка того же «Щелкунчика» обходится в 5 миллионов долларов.

– В этом году вам исполнилось 30 лет. Для артиста балета это большой возраст?

– Это возраст зрелости, скажем так. У тебя есть опыт, ты знаешь, как танцевать, и можешь делать это хорошо лет так до 35–36. После организм уже сдает, как многие говорят. 

– А как же Булат Аюханов?

– Булат Аюханов, Рудольф Нуриев – это гении. Они рождены танцевать! Когда я выхожу на сцену, мне нравится этот азарт, адреналин. Однако не было такого, чтобы я постоянно думал о балете. А такие люди искусства, как Аюханов, по-настоящему живут им. 

Марлен Алиманов (9).jpg

– Кстати, вам приходилось с ним пересекаться?

– Да. Когда я оканчивал училище, Булат Газизович приглашал работать к себе в театр. Он видел, как я танцую, ему понравилось, и он передал приглашение через моего педагога. Однако я выбрал театр оперы и балета имени Абая. Впоследствии пришлось покинуть его из-за неприятной ситуации. Я опять подрался...

– С кем на этот раз?

– Мы были с гастролями в Омске, ехали на поезде домой. Один руководитель, имени которого я не хочу называть, начал распускать руки. Я предупредил его, что если он еще раз меня ударит, то получит сдачи. Он ударил... Когда на следующий день я пришел в театр, то увидел, что этот человек убрал меня со всех ролей. Я плюнул, собрал вещи и уехал в Россию. Сегодня я вспоминаю эту ситуацию с благодарностью. Если бы не та драка в купе, то, возможно, сейчас я бы не жил в Америке.

– Когда вы последний раз приезжали домой?

– В 2015 году. Надо сказать, когда приехал в Америку, я ее ненавидел. Мне не нравилось все: люди, культура, язык. Мой английский тогда был на нуле. На нем я мог лишь сказать «привет», «как дела» и London is the capital of Great Britain. Переломный момент произошел, когда я случайно встретил в магазине своего земляка. Несмотря на то что Арнур был намного старше меня, нам быстро удалось найти общий язык. Наверное, в том числе и потому, что ему тоже не нравились Штаты. Он познакомил меня с ребятами из Казахстана, учившимися по «Болашаку». Постепенно я начал адаптироваться, стал заводить знакомства, подтянул язык. В итоге, когда я приехал в Казахстан, то испытал шок! Все вокруг казалось немного диким. Такси без кондиционеров. Манера вождения на дороге. А все потому, что я привык к Америке. По возвращении в Штаты было чувство, что я вернулся домой. Эту историю я рассказывал своим друзьям-казахам, которые мне не верили. Однако, побывав на родине, они испытали аналогичные чувства.

Казахстанский танцор взорвал соцсети после провала на шоу
читайте далее

– Свое будущее вы связываете с Америкой?

– Да. Но Казахстан все равно будет оставаться для меня номер один. Это моя Родина, которую я никогда не забуду. Я верю в ее будущее. И рано или поздно я вернусь. 

– О чем вы больше всего скучаете на чужбине?

– По семье, по общению. В Америке редко можно с кем-либо поговорить по душам. Ну и, конечно же, по нашей кухне! Мне кажется, лучшей пищи, чем в Казахстане, нет. В Штатах же сплошной фастфуд: бургеры, пиццы... Разве это еда? Как может бургер стоить всего один доллар? Из чего сделаны такие котлеты? Живя в Штатах, последний раз я был в «Макдоналдсе» лет семь назад.

Вообще, у меня есть мечта: в будущем, когда появятся хорошие деньги, открыть ресторан казахской кухни. Хочу, чтобы американцы попробовали наш бесбармак.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале