просмотров 924

Почему в Казахстане не может появиться свой Цирк дю Солей?

Опубликовано: 23 Октября 2020 Автор: Ярослав РАЗУМОВ | Алматы
Почему в Казахстане не может появиться свой Цирк дю Солей?
insidedance.com

Когда-то советское цирковое искусство славилось во всем мире не меньше, чем балет, а казахстанская цирковая школа считалась одной из ведущих в Союзе. Свободных мест на представлениях в алматинском цирке не было. Сегодня все не так – зал редко заполняется полностью, представления не крутят по телевизору, можно встретить детей, никогда не бывавших в цирке. Эту тенденцию последних лет усугубил карантин. Как сегодня живет казахстанский цирк?

Когда заходит разговор о казахстанском цирке, то, конечно, в первую очередь вспоминаются конноакробатические номера. Они принесли нашему цирку мировую известность, отечественная школа джигитовки считается одной из лучших. Во время карантина наездникам пришлось нелегко.

2.jpeg С кормежкой возникли проблемы, не говоря уже о витаминах, – объясняет знаменитый каскадер, заслуженный деятель Казахстана, руководитель группы Nomad Stunts Жайдарбек Кунгужинов. – Даже с опилками было непросто, то привозили их, то нет, а для содержания лошадей это очень важный компонент. В алматинском цирке работают мои лошади, своих у цирка нет, и когда начался карантин, мы уменьшили их количество: вместо 18 осталось 10, остальных отправили на базу, за город. И мои ребята туда ездили – сено косили для коней.

Жайдарбек вспоминает работу в московском цирке в советские времена: какой был рацион у лошадей! Тем, что в возрасте, даже были положены дополнительные пайки – давали яйца и молоко. После развала СССР денег во всех цирках стало меньше, животных перевели на сено и овес, но дополнительно давали им сухой корм. Это необходимо, ведь лошади испытывают очень большие нагрузки. Несмотря на все трудности, четвероногие артисты сегодня не голодают. Это невозможно, говорит Жайдарбек: дрессировщики и животные в цирке, вопреки мнению многих зоозащитников, партнеры и друзья. Конечно, дрессировщики бывают разные, но в целом цирковые животные и живут дольше. В группе Жайдарбека есть конь, которому 27 лет!

Выручали в карантине наших артистов цирка и их четвероногих партнеров и некоторые поклонники. Асель Бейсекова, выступающая на арене с дрессированными козами, очень признательна одной женщине, покупавшей ее животным овощи. Неожиданно пошло на пользу алматинскому цирку то, что в нем нет хищников – прокормить их в условиях карантина было бы куда сложнее.

Пока цирк был закрыт, все артисты тренировались дома, отчитываясь перед руководством, присылая видео и фото. Проводились онлайн-уроки хореографии. Хотя, например, воздушным гимнастам было сложно. Алексей Храменков, который выступает с экстремальным силовым шоу, где жонглирует колесами, упирает железный прут в горло и толкает автомобиль, рассказывает:

3.jpg На удаленке многие стали развивать навыки, которые раньше не оттачивали. Кто-то стал танцевать, кто-то запел, даже если личная программа этого и не требует. Зачем? Чтобы не терять творческий тонус, «жилку выступления». Перед камерой ноутбука себя держишь в тонусе, не как на сцене, но все же. Сначала это было весело…

Первое время Алексей тренировался на улице. Но когда карантин стали ужесточать, начались трения с полицией. Пришлось снизить интенсивность тренировок, а ведь за 20 с лишним лет работы в цирке, жалуется атлет, привыкаешь к определенному темпу. А тут – начал жиреть… Еще одно следствие карантина: артисты стали искать способы подработать. Кто-то шьет из кожи кошельки и сумки, кто-то стал сварщиком, кто-то плотничает. Артист цирка может стать кем угодно – хоть пекарем, хоть электриком, говорит Алексей Храменков.

Но карантин позади, и теперь артистам надо восстанавливать физическую форму. Главный балетмейстер алматинского цирка Марина Редько надеется, что это произойдет быстро. Дело в том, что этот год для цирка – юбилейный, и отмечать 50-летие собирались грандиозной программой. Теперь эти планы переносятся, но, как надеется Марина, ненадолго. Хотя базовые сложности цирка с отменой карантина никуда не делись. Мои собеседники постоянно повторяли, что история с коронавирусом не создала системных проблем, а лишь подчеркнула их. Коротко они формулируют свою позицию так: государство могло бы уделять больше внимания развитию циркового искусства.

Мы часто слышим: «Сделайте яркое, мощное шоу!». Так дайте денег! – говорит Марина Редько. – Все упирается в финансы. В чем сильная сторона Цирка дю Солей? В том, что там все очень механизировано и все очень ярко и современно – декорации, костюмы. У нас этого нет, потому что нет финансирования. А кадровый потенциал наш вполне позволяет делать масштабные проекты. В том же дю Солей очень много артистов из бывших советских цирков. Только из нашего туда трое уехали.

По мнению Жайдарбека Кунгужинова, если бы государство захотело, чтобы цирк, что называется, не сидел у него на шее, то позволило бы коммерциализировать его:

Можно найти коммерческие структуры, которые будут вкладывать в программы деньги. Такая форма сотрудничества прекрасно работает в мире. В Китае, например, распространена практика, когда строительные компании строят цирковые здания и не сдают их в аренду, а инвестируют средства в цирковые проекты. Не надо многого ждать от государства, нужно грамотно коммерциализировать цирк. Будет хороший менеджер, и за три года можно сделать хорошее окупаемое шоу.

Алексей Храменков считает, что цирк нужно развивать на принципах государственно-частного партнерства. Полностью устраняться от влияния на развитие циркового искусства государство не должно, говорит силач, – это слишком важная часть национальной культуры и традиций.

4.jpg

Так или иначе, цирку нужно развитие. Сегодня конкуренция за зрителя обостряется. Талантливые артисты могут потянуться за рубеж. На их решение сменить гражданство может повлиять ситуация с пенсионным возрастом для артистов. Как и большинство казахстанцев, они уходят на покой в 63 года.

Я жонглирую колесами от автомобиля и толкаю его горлом, – говорит Алексей Храменков. – Сейчас я это могу делать, а в 60 лет? Что я буду тогда делать? Искать другую работу? Какую? При моей работе невозможно параллельно с репетициями и выступлениями как-то кардинально диверсифицировать навыки и умения.
«Клоун Муха переквалифицировался в таксисты». Как выживает российский цирк, застрявший под Петропавловскомчитать подробнее

Жайдарбек Кунгужинов продолжает тему: в его коллективе есть люди, работающие по 20–30 лет. Каскадеры постоянно получают травмы, испытывают сильное физическое и эмоциональное напряжение. Таких своих коллег он называет ветеранами.

– Почему бы не распространить на артистов цирка схему, которую применили в отношении артистов балета? Отработал 20 лет, и можешь уйти из профессии, получая ежемесячные выплаты до выхода на пенсию. Ведь нас, артистов цирка, немного, на всю страну человек 250, – говорит Марина Редько.

В старые добрые времена артисты уходили на пенсию раньше, получали квартиры, а иногородние могли жить в цирковой гостинице. Сейчас ничего этого нет. Зарплаты небольшие. Привлекателен ли такой цирк для талантливых артистов? Многие стараются уехать на длительные зарубежные гастроли, где платят больше, чтобы заработать на жилье.

Тем не менее старшее поколение артистов не испытывает алармистских настроений. Общую позицию выразил Жайдарбек Кунгужинов, заметивший под конец нашей встречи: нельзя сказать, что в цирке все плохо, нужно лишь попытаться сделать лучше. А Марина Редько добавила:

Артисты цирка готовы на все, на любой «кипиш», лишь бы выступать. И так будет всегда. Но возможность получать зарплату побольше стимулировала бы сильнее каждого из них.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале