просмотров 1063

Зачем «ARTиШОК» вернулся к «Норд-Осту»?

Опубликовано: 26 Ноября 2019 Автор: Ярослав РАЗУМОВ | Алматы
Зачем «ARTиШОК» вернулся к «Норд-Осту»?
facebook.com/artishock.kz

Алматинский театр «ARTиШОК» вновь ставит «Норд-Ост». Это один из самых старых спектаклей труппы, впервые он был показан в 2012 году. Время от времени театр возвращается к постановке. Как правило, в зале нет свободных мест.

«Норд-Ост» родился из ридинга – читки, – говорит управляющий директор театра «ARTиШОК» Анастасия Тарасова. – Мы часто обращаемся к этому формату, знакомя зрителя с текстом пьесы. Когда шла читка «Норд-Оста», не думали, что из этого материала получится спектакль, который еще и проживет так долго. Все-таки это российская история. Однако спектакль не только получился, но и вызвал большой резонанс.

Написал «Норд-Ост» немецкий драматург и актер Торстен Бухштайнер, а поставила спектакль в Алматы режиссер Галина Пьянова. Два года назад артишоковцы представили свое произведение на фестивале документальных спектаклей во Франции, приурочив событие к 15-й годовщине трагедии. Играли они на русском языке (на экране при этом показывали субтитры), и публика приняла постановку хорошо. Неизменный успех спектакля связывают с тем, что простым и понятным языком он описывает трагедию, происшедшую 23 октября 2002 года на Дубровке в Москве. Зрителям интересно, как работает документальный театр и как можно перенести на сцену широко известную историю. Но, конечно, главное не это. Анастасия Тарасова, рассуждая над тем, что влечет зрителя на «Норд-Ост», говорит:

В Алматы прошел театральный мини-фестиваль Post Drama Weekend
читайте далее
В наших театрах очень мало спектаклей, которые затрагивают такие темы, и они вызывают у людей сочувствие и сопереживание. А трагедии, к сожалению, происходят все чаще. Обсуждая этот вопрос в театре, мы отмечаем, что, когда происходит очередной теракт или другая трагедия и люди узнают об этом из новостей, зачастую в душе у них ничего не шевелится. Потому что подобное стало происходить очень часто. Это плохо. Наверное, многие считают так же, ощущают то же, что и мы, а такая «закаленность» неправильна. И в театр идут за пробуждением сочувствия, потребностью сопереживать. Это особый момент. Часто зрители идут в театр на комедию, чтобы посмеяться и отдохнуть, а здесь все иначе. На последнем спектакле я вглядывалась в лицо каждого зрителя в зале и думала: что он ищет, зачем пришел? Публика внимательно слушает текст и уходит очень тихо. Тихо было и в фойе. Это интересный опыт. И очень здорово, что люди приходят за ним в театр.

Аудитория «Норд-Оста» самая разная. Много молодых людей и подростков, которые в силу своего возраста, мало знают или вообще ничего не знают об этой трагедии. На них постановка производит особо сильное впечатление. На последних спектаклях было много людей в возрасте 30–40 лет. Видимо, в обществе растет стремление не зачерстветь, не разучиться сопереживать.

Мы играем спектакль не часто, стараемся возвращаться к нему ближе к годовщине трагедии, – продолжает Анастасия Тарасова. – Мы как будто дали самим себе обещание делать это. На одном из показов, когда «Норд-Ост» ставили еще на малой сцене, была женщина из Караганды – единственная казахстанка, которая оказалась на том самом спектакле в Москве и пережила все это. Тогда она потеряла дочь и жениха. Мы поговорили с ней. И считаем, что должны играть «Норд-Ост» ради нее и ее близких.

Ближайший показ спектакля намечен на декабрь.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале