просмотров 566

Александр Гудебский – человек, который приручил металл

Опубликовано: 15 Июля 2020 Автор: Виктория ЛЯХОВА | Актюбинская область
Александр Гудебский – человек, который приручил металл
© Из архива СКК

Александр Гудебский на Актюбинском заводе ферросплавов – филиале АО «ТНК «Казхром», входящего в Евразийскую Группу (ERG), работает уже 42 года. Поэтому в цехе чувствует себя как дома. А 25-я печь, на которой мужчина трудится полжизни, стала кормилицей семьи металлурга. За спиной Александра годы нелегкого труда, но назвать это время трудным язык не поворачивается.

Я вам больше скажу, если печь была бы на свежем воздухе, то легкотня это, а не работа, – уверяет Гудебский.

Так может сказать только сильный и физически, и духом человек – плавильщик, одним словом.

В свое время Александр планировал стать трактористом, поступил в училище, но, после того как вернулся из армии, судьба распорядилась иначе.

У меня в училище (Яйсанском техническом. – Авт.) была подруга Надежда, долго с ней дружили, а когда я вернулся из армии, она тогда на заводе работала крановщицей, – вспоминает наш собеседник. – Помню, мне так и сказала: «Работа тяжелая, но ты справишься». Я и сменил армейский костюм на суконку плавильщика. Взяли меня охотно, выделили комнату в общежитии.

Бездельничать Александру не позволял статус старшего брата большой крестьянской семьи, в которой было семеро детей – шесть мальчишек и сестра. Поэтому работать нужно было много и хорошо. Выбор был сделан и, как показали годы, вполне удачный.

«Заводская проходная, что в люди вывела меня» – эта песня про многих заводчан, я не исключение, – говорит, напевая, Гудебский. – Тут вся моя жизнь сложилась, такая, какая есть. Работал, женился на той самой подруге Надежде, что повела меня за собой. Нам выдали квартиру. Тогда в цехе поддерживали семейный подряд. Если супруги оба в цехе работали, то без разговоров жильем обеспечивали. Потом дети пошли – две дочки. Жили, бед не знали.

Александр вспоминает, что металлурги всегда были в почете. Профессия считалась престижной. Заводчане могли себе позволить покупать продукты в коммерческом магазине, в то время как их окружение отоваривалось по талонам. По его словам, даже когда прилавки были пустыми, у заводчан холодильники были полными.

Помню, у нас за заводом свое хозяйство было, теплицы, скот выращивали, своя свиноферма, овощи, даже цветы, – рассказывает Александр. – У меня там брат работал. Так у нас 8 Марта всегда дома шикарный букет пышных гвоздик стоял… На этих теплицах работали сами заводчане, так что в столовых была своя экопродукция. металлург - Гудебский (1).jpg

Вспоминает металлург и не самые легкие времена, когда распался Советский Союз. Завод на некоторое время приостановил производство, но заводчан без работы не оставляли, говорит он:

– Нас направляли асфальтировать заводской стадион, плиты класть, разная работа была, чтобы только без дела не сидели. Помню, тогда с моими коллегами-товарищами на такой подработке были, к нам приехало руководство и лично сообщило, чтобы завтра выходили в смену. Даже не представляете, какое это было счастье. Мы, сверкая пятками, на завод летели, к печи родной. Кстати, тогда заметно выросла заработная плата. Оставили самых матерых плавильщиков, тех, что с печью на «ты». На них и держался цех. Мы давали столько металла, сколько нужно. Готовы были трудиться не покладая рук, только бы завод работал. После сложилась вообще отличная команда. Второй цех стал кузницей кадров. Познакомился тут с Арманом Есенжуловым. Уже столько лет прошло, он президентом всего «Казхрома» стал, а совсем не изменился. Я говорю о простых человеческих качествах. И нам спокойнее, что у руля наш металлург со второго цеха.

– Какие бы ни ставили задачи перед плавильщиками второго цеха, бригада Гудебского особо не беспокоилась. У них был опыт, спокойствие, размеренность – это все о металлурге Александре Гудебском, – отмечает президент АО «ТНК «Казхром» Арман Есенжулов. – Где был он, значит, там все проходило как надо. Такой дружбой дорожили коллеги по цеху. Если что не удавалось, вместе с ним непременно решали любые задачи. Плавильщики рвались попасть именно к этому наставнику. Он был спокоен, рассудителен, без крика и лишних слов мог объяснить так, что сразу всем все было понятно. Александр Гудебский стал примером преданности своей профессии, своему выбранному когда-то в юности делу. Человек, который приручил металл.

Александр признается, что ему никогда не было тяжело у печи. Пока молодой был, сил было много, как говорят: «На таких пахать можно». С возрастом, конечно, труднее, но все равно металлург хочет выйти на пенсию именно с печи.

Такую преданность отмечают и его товарищи по цеху.

Плавильщик, который, тут попрошу отметить, единственный в нашем цехе, кто доработал у печи до 63 лет, – подчеркнул плавильщик Александр Гуменюк. – Таких кадров у нас еще не было! 42 года преданности металлу, настоящий плавильщик каких еще поискать. Мы пришли сюда юнцами 20-летними, а теперь наставники. Из рук металлурга Гудебского столько знатных плавильщиков вышло, скольких он воспитал! Не просто воспитал, а как положено. Мы работали на одной печи какое-то время, но в разных бригадах. Сразу отметил, что он свой парень, всегда за команду, на себя лишнее не потянет и перед остальными не оплошает. Уже седина в бороду, а он не может не работать. Отвлекут его, он как на шарнирах стоит, дергается, к печи торопится, словно она без него никуда.

Руководство цеха предлагает Александру перевестись на менее тяжелую работу – до пенсии осталось несколько месяцев. Но для него принципиально уйти на заслуженный отдых именно с печи.

Для плавильщика это важно, 25-я печь для меня родная, – поясняет металлург. – Я знаю ее характер, поведение. Вот я 42 года уже как плавильщик, а переведи меня на другую печь, не сразу сориентируюсь что к чему.

Александр Чеславович рассказывает, что за время работы менялось многое, но металл как выпускали, так и выпускают. По словам плавильщика, раньше в цехе больше ручной труд был, металлурги сами шеститонные ковши двигали. Не каждый выдерживал, кадры менялись, оставались сильнейшие. А те, кто доработал до сегодняшнего времени, вообще на вес золота.

металлург - Гудебский (2).jpg У нас своя заводская мафия. Кто приходил на предприятие, тащили за собой семьи, – рассказывает Александр. – Мы с женой в одной бригаде работали до последнего момента, когда супруги не стало. Потом два брата работали. В первый цех пришла крановщицей моя дочь Ольга. С детства слышала одни разговоры о заводе, видимо, отложилось в памяти, другого и не хотела.

Александр вспоминает, как приходилось с женой посменно домашними делами заниматься. Так что, если у металлурга супруга на заводе работала, он и по домашнему хозяйству умелец был.

Дочке полтора года, жена вышла из декрета, – говорит он. – С утра она на работу, вечером я. Пока она на кране, я у плиты или с детьми. Потом сдаю ей «смену», иду на завод, она их спать укладывает, купает. Я возвращаюсь, она уже на работу. По-другому никак не получалось.

Став дедушкой, Александр Чеславович занимается воспитанием внуков. Говорит, что ничему этакому их не учит, главное, быть для них хорошим примером.

Вся моя жизнь – огонь, огонь и я, – улыбается Гудебский. – Не жалею ни о чем. Все, что случилось, значит, так нужно было. Судьба привела на завод, он мне дал семью, жилье, машину, награды. Сколько их было, этих грамот, благодарственных писем, премий. И не вспомнить все. Никогда обижен этим не был. Так что, уходить на пенсию буду с гордо поднятой головой. Потому что все, что делал, делал на совесть. Как положено, как жизнь научила…
Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале