просмотров 1987

«Медики носили памперсы и очки для лыжников». Казахстанка о работе в московском ковидном госпитале

Опубликовано: 06 Января 2021 Автор: Елена РЫШКИНА | Актобе
«Медики носили памперсы и очки для лыжников». Казахстанка о работе в московском ковидном госпитале
Анастасия Ким / facebook.com

Актюбинка Анастасия Ким помогала в московской клинике для больных коронавирусом. Пока на ее родине только готовились к первой волне Covid-19, в российской столице реаниматологи уже боролись за жизни пациентов.

Анастасия несколько лет работает менеджером по маркетингу в Москве. Когда в конце марта всех отправили на удаленку, появилось много свободного времени.

Сначала я искала подработку на выходные, – рассказывает Настя. – А потом случайно наткнулась на благотворительный сайт Dobro.ru. Набирали волонтеров для доставки продуктов и медикаментов, а также людей с медицинским и психологическим образованием. Но меня заинтересовало объявление о наборе команды в федеральный Центр мозга и нейротехнологий. Я живу неподалеку, поэтому решила записаться. Сначала нужно было прослушать тренинг об основах волонтерства в период пандемии, а потом ответить на вопросы. Например, боитесь ли вы заразиться, как защищаетесь от вируса. Мне позвонили уже на следующий день и пригласили в волонтерский штаб.

Как рассказывает Анастасия, госпиталь центра ввели в эксплуатацию за несколько месяцев до начала пандемии. Там успели провести всего несколько операций на головном мозге, а потом перепрофилировали учреждение для больных коронавирусом.

У них не хватало обслуживающего персонала, искали волонтеров с медобразованием, – продолжает девушка. – Врачей приглашали из других регионов. Было много таких, кто с медицинским образованием, но не работает по профилю. Допустим, реаниматолог, но работал в другой сфере медицины. Мне рассказывал один врач, что уже пять-шесть лет не практиковал, но его экстренно переучили и призвали в Москву, как на военную службу. волонтёр2.jpg

Анастасию Ким направили работать в кафетерий медцентра. В ее обязанности входило получать свежую еду, раскладывать ее по холодильникам и выдавать врачам. Дневная смена была с 6.30 до пяти вечера, ночная – с 22.00 до семи утра.

В выходные я брала по две смены, – говорит волонтер. – Каждый день на входе у всех волонтеров мерили температуру. Если у кого-то она была больше 36,6, его не пропускали. Мы были в «зеленой» зоне, поэтому ограничивались только масками и перчатками. В Центре мозга помогали больше 100 волонтеров в день: одни мерили температуру, другие принимали посылки для больных, третьи – работали с документами. Владельцы кафе и ресторанов тоже привозили еду на общественных началах. Я часто покупала десерты к чаю, потому что врачи просили что-то сладкое от стресса. Оставшиеся продукты волонтеры отвозили в приют для бездомных. В нашей дружной команде были разные люди: студенты, молодые пары, медийные личности. Как-то я дежурила с женщиной, которая занималась разработкой ПЦР-тестов в университете им. Пирогова.

Пик заражений пришелся на конец апреля – начало мая, вспоминает Анастасия:

Больница «Коммунарка» уже была забита пациентами. Много было случаев, когда скорая увозила какого-нибудь пожилого пациента в тяжелом состоянии, и его родные вместе с волонтерами искали человека по всем «красным» зонам Москвы. В Центре мозга работало несколько групп реаниматологов, и они не могли справиться с огромным наплывом пациентов. Шли разговоры, что нет четких протоколов, как надо лечить. И у медиков были свои данные, отличные от официальной статистики. Один раз произошла такая ситуация: охранники без масок подошли за кофе. И женщина-врач в сердцах сказала: «Знаете, сколько там таких, как вы, молодых, и мы не можем их спасти!». Медики говорили, что очень много в тяжелом состоянии больных с лишним весом, особенно мужчин. 3.jpg

Первое, что просили врачи у Анастасии после выхода из «красной» зоны, это вода:

Жаловались, что скоро у них начнутся проблемы с мочеполовой системой. Они, бедные, шесть-восемь часов не могли сходить в туалет в противочумном костюме. До смены не пили воды, а после смены выпивали литрами. Шла большая нагрузка на почки. Я видела, как один врач, уже надев противочумный костюм, обронила: «Ой, я забыла про памперс». И ей пришлось все снова снимать. Это правда – врачи носили памперсы.

Одно время Анастасия помогала готовить снаряжение врачей перед утренней сменой.

Шлюз – это коридор перед входом в «красную» зону, – поясняет Настя. – Там мы дезинфицировали медицинские приборы и раскладывали бахилы. До прихода врачей нужно все подготовить. Я наблюдала, как врачи надевают противочумные костюмы. Какие-то места заклеивают скотчем, в очки подкладывают марлю. После смен первое время у всех были страшно воспаленные лица со следами под глазами и на переносице. Медработники носили очки для лыжников. Говорили, что мази для этих очков очень дорогие, их не хватало. Врачам привозили химические средства от запотевания автомобильных стекол. Вот они и вызывали сильную аллергию на лице. Тяжело было смотреть на врачей, которые выходят из «красной» зоны, – признается Анастасия Ким. – У реаниматологов смена заканчивалась посреди ночи. Про пациентов ничего не рассказывали. Наоборот, пытались шутить, говорить про погоду. Конечно, чувствовалось, что они на грани, но все держали в себе, иначе бы сломались. Иногда мы слышали от них: «Сегодня плохая смена, пять-шесть человек умерло»…
Медсестра из Актобе рассказала об ужасах первой волны пандемии
читайте далее

С того момента, как Анастасия начала волонтерить, она оградила себя от общения с родственниками и друзьями.

Я живу одна, поэтому не боялась принести заразу домой, – улыбается она. – В нашей команде была молодая пара волонтеров, которые заразились коронавирусом. Через две недели они вернулись из самоизоляции. Когда появились ПЦР-тесты, мы начали сдавать их раз в неделю. Родственников предупредила, что помогаю в инфекционной больнице, поэтому лучше со мной пока не встречаться. Вообще старалась не распространяться насчет волонтерства, потому что не знала, какой будет реакция окружающих. Начальник не выразил восторга от моего занятия. Предложил дополнительную работу, чтобы я просто отдавала заработанные деньги на благотворительность. Я объясняла, что эта система не построена на том, что кто-то кому-то платит. Однажды ехала в такси. Водитель, узнав, что направляюсь в больницу, ухмыльнулся: «Ты из того медперсонала, который получает надбавку за ковид?». Он был без маски и сказал, что не верит ни в какой вирус. Я ответила, что в больнице много таких, кто тоже не верил.

В июне в федеральном Центре мозга и нейротехнологий закрыли госпиталь для больных Covid-19. Медцентр снова начал принимать больных по своему профилю.

До Москвы Анастасия Ким жила 14 лет в Сеуле, где работала гидом и преподавателем русского языка в университете иностранных языков Хангук. Почти год она сотрудничала с полицией в качестве волонтера-переводчика.

У корейской полиции нет переводчиков, поэтому они заключают контракты со специалистами вне штата, – объясняет Анастасия. – Это тоже считается волонтерством, но уже с минимальной оплатой. Ты должен быть круглые сутки на связи, потому что позвонить тебе могут в любое время. Я переводила с русского на корейский показания русскоязычных подозреваемых и свидетелей по уголовным и административным делам, а также вопросы следователя с корейского на русский язык. Это должны быть четкие переводы, так как все протоколируется. Выступления в суде я переводила под присягой.

В Корее очень низкая преступность. И в основном законы нарушают не местные, а иностранцы. Я видела много казахстанских студентов, которых задерживали за вождение в нетрезвом виде, за дебоширство, кто-то попадал в полицию из-за незнания законов. Один мужчина в метро снимал на камеру девушек, и те сразу вызвали полицейских. Был случай, когда россиянка в клубе разлила на корейского парня алкогольный напиток, а он обратился в полицию. Молодой человек уверял, что его испорченная кофта стоит бешеные деньги. И следователи часто спрашивали у меня после беседы с подозреваемыми: «Как вы думаете, человек говорит правду или нет?». Со временем ты уже сама, как психолог, начинаешь разбираться в поведении людей.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале