просмотров 841

Медицина и IT-сфера становятся самыми перспективными и устойчивыми сегментами рынка труда

Опубликовано: 07 Апреля 2020 Автор: Ярослав РАЗУМОВ | Алматы
Медицина и IT-сфера становятся самыми перспективными и устойчивыми сегментами рынка труда
РИА Новости

Международная организация труда обнародовала прогноз, согласно которому мировой рынок труда в результате пандемии коронавируса может потерять до 25 млн рабочих мест. Что будет с рынком труда в Казахстане? Об этом корреспондент «ЭК» побеседовал с HR-директором группы компаний Марией Джаембаевой.

– Пожалуй, сейчас еще рано оценивать перспективы рынка труда по итогам года – не ясно, сколько продлится карантин. Но о каких-то тенденциях уже можно говорить?

– Можно не сомневаться, что безработица сильно вырастет. Будет жесткая оптимизация рынка. Многих сократят, оставят только тех, кто тянет основную работу. Это, в принципе, происходит в результате любого кризиса. В 2014 году, после первой девальвации, очень много срезали людей в течение трех-четырех месяцев. Банки увольняли по 200–300 человек.

2.jpg

– Ну, значит, нынешние испытания не уникальны, и у рынка труда есть свойство постепенно восстанавливаться...

– Боюсь, что не в этот раз. Обычный кризис сначала сильно зажимает рынок, потом клиенты возвращаются – и начинает не хватать ресурсов. Но то, что сейчас происходит, совершенно уникально. Не зря многие комментаторы говорят об «идеальном шторме». На рынок труда сейчас действует несколько трендов, с разной историей и продолжительностью, но все мощные: цифровизация, экономический кризис и девальвация, вызванные падением цен на нефть, и вдобавок карантин. Конечно, какие-то негативные факторы ослабнут, но «аукаться» все это будет даже при очень хорошем раскладе минимум полгода. А то и два-три года. Но может и больше.

– Но если говорить про падение цен на нефть и девальвацию, то это происходит не впервые в нашей истории.

– Повторюсь: наложилось несколько уникальных негативных факторов. Экономика уменьшается, долги растут, сокращается спрос и, соответственно, запрос на рабочую силу. Но в отличие от прошлых «штормов» сейчас работодатели поняли, что есть ресурс, который гораздо эффективнее, чем просто человеческие руки и даже мозги. Оказалось, что «удаленка» работает! Жить без разных дополнительных ивентов можно! Представьте, сколько людей будет не нужно, сколько коммерческих помещений опустеет. И параллельно с этим – потери бизнеса очень большие, а приход кэша мизерный. Соответственно, будет экономия на всевозможных корпоративах, тимбилдингах, консалтинговых проектах. Все это срежут. А это несколько больших по трудовым ресурсам сфер. Как они будут восстанавливаться?

При этом многие консультанты сами не владеют новыми технологиями. А сейчас наблюдается просто стремительное, ураганное по скорости их развитие. Например, в некоторых вузах внедряется HR-платформа, и вместо пятнадцати кадровиков и HR-специалистов останутся четверо, которые будут просто операционистами этой системы. Плюс один HR-директор, который эту аналитику будет читать и формулировать предложения для топ-менеджеров.

Пандемия коронавируса в мире: что сейчас происходит
читайте далее

– А что ждет малый и средний бизнес?

– Конечно, это во многом зависит от сферы деятельности. Но многие маленькие компании, в которых работают по 5–15 человек и которые занимаются в основном либо перепродажей, либо услугами по типу «поднастроить-подшаманить», – не выживут. Они проедят свой оборот в ближайший период, и на дальнейшее развитие ничего не останется. К тому же часть рынка сервисных услуг заберут крупные компании, у которых бизнес поставлен на поток. Раньше они не обращали внимания на «мелочь», а теперь будут рады любому клиенту. Кто-то из МСБ обанкротится, кто-то заморозится.

– Получается, что «крупняк», то есть большие компании и, видимо, «верхний этаж» среднего бизнеса, выиграют?

– Многие крупные компании тоже несут потери. Однозначно выиграют те компании, которые занимаются софтом, у которых есть IT-продукы: платформы онлайн-обучения или удаленного ведения операционной деятельности, учета задач, проектной деятельности… Сейчас на все это бешеный спрос. Бизнес будет все больше уходить в «облачные» решения, и те компании, которые их создают, будут в большом плюсе.

– А кто пострадает сильнее всех в отраслевом разрезе?

– Практически все. Ну, конечно, ни в одном городе не остановится выпечка хлеба, но дальше – одни проблемные отрасли. Сборка автомобилей, даже нефтянка, металлопрокат, строительство, социальные проекты... Спрос на рынке сокращается, а у них профицит мощностей.

– То есть если посмотреть на сегодня и заглянуть в завтра, то молодым надо идти учиться на IT-шников? А еще куда?

– Думаю, медицина будет в приоритете. Причем потребность в кадрах в медицине будет расти еще и в силу технического усложнения этой сферы. Чем больше техники – тем больше людей, которые ее должны будут обслуживать. Ну и, конечно, не уменьшится потребность в тех, кто будет ухаживать за больными. Едва ли пациент обрадуется, если к нему приставят робота. Да и дорого это на сегодня, полная роботизация в медицине – где-то за горизонтом.

– Пройдет полгода кризиса или два года, но восстановится же спрос на рынке труда?

– Позитивная динамика, конечно, вернется – иначе не бывает. Но к старым объемам запроса на человеческие ресурсы, думаю, рынок уже не вернется. Будет стабильно расти запрос на качество человеческого ресурса, а не на его объем.

– Действующая система образования, подготовки и переподготовки может этот запрос удовлетворить?

– В нынешнем своем состоянии – нет. Те, кто пишет для нее программы, не понимают, какие процессы идут, что нужно на рынке. В вузах учатся по книгам 2010–2012 годов, но в наше время это то же самое, что в 1980-е было бы учиться по книгам 1930-х! Сейчас знания устаревают за два-три года. Благо есть обучающие онлайн-платформы с курсами на любую тематику от любого мирового университета. Садись и учись!

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале