просмотров 630

О чем подросток из казахстанской деревни Вася Кулипанов писал Михаилу Калинину?

Опубликовано: 06 Февраля 2020 Автор: Владислав КОЖУХАРЬ | Актобе
О чем подросток из казахстанской деревни Вася Кулипанов писал Михаилу Калинину?
Из архива Василия КУЛИПАНОВА

Миллионы мальчишек мечтают о небе. Таким был и Василий Кулипанов.

Василий Кулипанов родился в деревне близ Кокчетава, ныне Кокшетау. Работать пошел рано, в 14 лет. Заводу по выпуску снарядов требовались рабочие руки, а все мужчины ушли на фронт. Шла Великая Отечественная война. Василий, как и многие мальчишки той поры, мечтал защищать Родину, но у руководства предприятия на него были другие планы. На всех ребят, что трудились там, была оформлена бронь. Просьбы отпустить парней на фронт добровольцами директор даже слушать не хотел. Тем не менее Василий вместе с друзьями написал письмо Председателю Президиума Верховного Совета СССР Михаилу Калинину с просьбой отменить «эту дурацкую бронь». Через несколько месяцев из Кремля пришел ответ. Михаил Иванович поблагодарил мальчишек за высокие порывы, но написал, что в тылу они сейчас намного нужнее.

В армию Василий пошел, когда война уже закончилась, в 1946 году. Служить ему довелось в Монголии и Забайкалье. В армии отметили толкового паренька и даже уговаривали остаться, чтобы он продолжил карьеру военного. Но дома, в Казахстане, нужны были мужские руки.

Василий трудился стрелочником на железной дороге, а после работы учился в вечерней школе. Через несколько лет его назначили дежурным по станции.

А не больно ли молод парень для такой ответственности? Никого другого не нашлось? – спрашивал ревизор, но увидев, как лихо юноша справляется с работой, убедился, что назначение было верным. кулипанов3.jpg

После нескольких лет работы на станции Василий отправился в Сибирь, чтобы поступить в железнодорожный институт. Но тут вмешался его величество случай. Рекрутер из Украины отмечал самых способных, чтобы набрать группу в Киевский авиационный институт на специальность инженера. Заниматься самолетами было еще интереснее, чем поездами, и Василий отправился в Киев, не раздумывая. После обучения по распределению вернулся в Казахстан. Но не в родной Кокчетав, а в незнакомый Актюбинск. После огромного зеленого Киева степной городок показался ему серым.

Сначала Василий Петрович устроился на 406-й завод, а потом ему доверили и актюбинский аэродром.

Аэропорт тогда стоял совсем на отшибе, посреди степи. Авиагородка вообще не было, – вспоминает он. – Да и взлетная полоса могла принимать не все самолеты. Это потом ее реконструировали. Мог сесть даже Ил-86 –это самый большой самолет по тем временам. А уж «Боингов» сколько было! Актюбинск так расположен, что сюда часто приземлялись самолеты, следующие из Индии, Пакистана. Когда на дозаправку, когда был необходим небольшой ремонт или просто техобслуживание. А «Боинги» от советских самолетов сильно отличались. Нас даже специально отправляли учиться в Алма-Ату, чтобы уметь обслуживать «Боинги». Правда, доступ мы имели только к шести точкам этого самолета. Далеко нам заглядывать не позволялось.

Многие из тех, кто работал в то время на аэродроме, до сих пор вспоминают одну из актюбинских весен. Погода в тот год выдалась переменчивой: снегопад сменяли заморозки, а потом снова была оттепель. Из-за таких капризов природы авиасообщение с Актюбинском оказалось под угрозой, взлетное поле могло затопить паводком. Руководство решило бороться с этим старыми методами, теми, что прописаны в инструкции. То есть канаву следовало расчистить бульдозерами. Вроде бы все логично, но Василий Петрович почувствовал неладное. Видимо, сработала крестьянская смекалка.

Нельзя нам ничего трогать, – заявил он. – Там же плиты на песчаной подушке. Мы так и яму не расчистим, и снег спрессуем. Воде уходить некуда будет. Так мы все только затопим, да еще грязь разведем.

Начальству такая дерзость не понравилась.

Значит, так! Возьмешь на себя ответственность за это решение? – спросил после долгого раздумья начальник. – Только учти, если что-то пойдет не так, ты не только из партии вылетишь, но я тебя лично еще под суд отдам. Так возьмешь ответственность или нет?

– Возьму, – ни секунды не сомневаясь, ответил Василий Петрович.

Предпринимательница из Хромтау рассказала о тернистом пути к успеху
читайте далее

В результате он оказался прав. Вода ушла, а вмешательство тяжелой техники действительно все бы испортило.

Принципиальность и ответственность Василия Петровича помогли ему добиться высот в карьере. Его даже пригласили во всесоюзную комиссию по расследованию причин авиакатастроф. Одним из самых ответственных заданий стало установление причин падения вертолета Ми-1 в Узбекистане. В июне 1969 года вертолет поднялся в воздух с аэродрома Нукус для осмотра дамб на Амударье. На борту были важные чиновники: министр водного хозяйства УзССР, завотделом водного хозяйства и водоходных строительств Узбекистана и главный инженер треста «Каракалпакводстрой». Через три минуты связь с диспетчером пропала. Вертолет был почти новый, пилот опытный, так что эта катастрофа требовала особенно тщательного расследования.

Результат проверки оказался неутешительным. Падение произошло не из-за ошибки пилота, а из-за отказа техники, то есть советские вертолеты оказались не самыми лучшими в мире.

Василий Петрович три года назад, в свой 90-й день рождения, ждал поздравлений, простого звонка от начальства аэропорта. Напрасно.

В прошлом году Василия Петровича вспомнили на 406-м заводе и пригласили на юбилей предприятия, но здоровье не позволило ветерану приехать.

Несмотря на преклонный возраст, Василий Петрович не может сидеть без дела. Особенно любит производить расчеты – по старинке, без калькулятора. Когда сын строил дом, Василию Петровичу пригодились навыки инженера. Расчеты для обычного домика он вел так же тщательно, как когда-то делал это для крылатых машин.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале