просмотров 5541

Первый шеф-пилот первого президента

Опубликовано: 20 Июля 2017 Автор: Балнияз АЖНИЯЗОВ, член Союза журналистов Казахстана | Актобе
Первый шеф-пилот первого президента

Недавно в Казнете писали, на каком самолете сегодня летает Нурсултан Назарбаев. А его первый шеф-пилот Ербол Оспанов помнит, на каких воздушных суднах глава государства летал на заре независимости. Сегодня Оспанов – старший вице-президент по правительственным, законодательным вопросам и безопасности авиакомпании «Эйр Астана», командир «Боинга-767/757», обладатель ордена «Құрмет».

– Ербол, как вы стали шеф-пилотом самолета, на котором летает Нурсултан Назарбаев?

– Первый президент Казахстана к началу 90-х использовал самолет Ту-134. В советские времена на нем, как член Политбюро ЦК КПСС, летал еще Динмухамед Ахметович Кунаев. В конце 1991 года было принято решение о приобретении самолета, у которого больше возможностей. Выбор пал на Ту-154 – самолет первого класса. Начали, естественно, подбирать экипаж. Со мной получился обычный расклад: пилот первого класса, хорошая техника пилотирования, за плечами академия, хороший возраст – тогда мне было 37 лет.

Помимо анкетных данных, возможно, сыграло роль и то, что в конце 1991-го состоялся первый официальный визит президента в Турцию. Он летал еще на Ту-134, а я возил делегацию из людей, работавших в его аппарате. Видимо, тогда и попал в поле зрения. Одним словом, меня отобрали на эти полеты, экипаж я уже сформировал сам. Так с тех пор и тружусь в качестве шеф-пилота экипажа самолета президента Республики Казахстан.

И в небе и на земле всегда с президентом.jpg

В конце 1991 года началась эксплуатация нового самолета для главы государства. Это был Ту-154Б-2 с регистрационным номером СССР 85464. Рекомендовал меня на должность командира экипажа президента Амантай Базарбаевич Жолдыбаев, в то время вице-президент по организации летной работы «Казахстан ауе жолы» и тоже командир Ту-154 (впоследствии он возглавил эту авиакомпанию).

30 апреля 1992 года я на этом Ту-154 доставил Нурсултана Абишевича через город Джамбул на космодром «Байконур». Вместе с ним летел также премьер-министр Турции Сулейман Димерель. А первый международный полет с главой государства был в середине мая 1992 года в Хельсинки на саммит. 

Ту-154 президент использовал до конца 1995 года. В начале 1994-го Казахстан первым среди стран СНГ приобрел «Боинг-747» – самый большой в мире двухпалубный самолет, и нас, экипаж президентского борта, отправили на четыре с лишним месяца учиться в Америку. И я среди пилотов бывшего Союза был первым, кто стал командиром этого воздушного судна, которое даже сегодня является мечтой каждого западного летчика. 

«Боинг-747» специально приобретали для первого официального визита президента Казахстана в Америку. До этого для полетов туда президент РК был вынужден использовать самолеты и экипажи Российского правительственного отряда, что для независимого Казахстана было неприемлемо. И первый беспосадочный перелет Алматы – Нью-Йорк в феврале 1994 года впечатлил всех.

Президент Н.Назарбаев в салоне ВС с шеф-пилотом Е.Оспановым и стюардессой. Н фото автограф президента..jpg

В 1996-м глава государства отправил меня учиться. Чтобы получить свидетельство пилота США, я год пробыл в летном училище в Штатах и полгода в Канаде. Президент, перед тем как я должен был отправиться туда для подтверждения своей квалификации, сказал мне: «Ербол, здесь, в Казахстане, ты, конечно, авторитет. Ты полноценный летчик по правилам «Аэрофлота», но раз мы переходим на новую западную технику, должна быть объективность, а как ее определить, если все для тебя Маке, Саке и Баке? Давай-ка езжай в Америку доказывать, что ты имеешь право летать на «Боингах».

2.jpg

– В воздухе не исключены неординарные ситуации. Вам в качестве шеф-пилота президентского самолета приходилось с ними сталкиваться?

– Ответственность за всех без исключения пассажиров одинаковая, потому что в любом случае это связано с жизнью людей, и вопрос безопасности полетов всегда стоит на первом месте. Но одинаковых полетов не бывает, и тщательная подготовка к вылету начинается у экипажа заранее. Если, скажем, в течение дня сделать подряд три полета Алматы – Астана, то все они будут разные. То изменится температура, то направление ветра, то аэронавигационная обстановка…

Поэтому, когда мы летали с президентом, все воздушные коридоры и трассы заранее прорабатывались. При визитах за границу, например, работали обычно все наши посольства. Да, есть схемы захода, стандартные процедуры, но есть проблемы, связанные с особенностью той или иной страны.

Скажем, прилетаешь в Лондон, а там настолько загружено воздушное пространство, что приходится подолгу ожидать в воздухе очередности для посадки, или перед взлетом сложнее вырулить, чем взлететь. В Нью-Йорк, например, президент летал примерно раз в год, так вот – там время руления перед взлетом занимает от 40 до 50 минут, потому что параллельно с тобой выруливает около 30–40 различных самолетов разных авиакомпаний мира: впереди длинная-длинная очередь, рулить приходится змейкой, а это огромное напряжение. Меняются радиочастоты, идет очень интенсивный радиообмен, при этом у каждого диспетчера свой акцент.

Даже когда в советские времена мы летали в Москву, и русский язык, казалось бы, был всем понятен и ясен, и то были проблемы с радиосвязью. Я должен доложить, что высота, к примеру, 4 200 метров, а тут 10–15 самолетов висят в воздухе, и все экипажи держат руку на кнопке радиостанции для какого-либо доклада.

На инаугурации президента РК 10 января 2006 г..jpg

Самый интересный полет на моей памяти в качестве шеф-пилота президента был в 1995 году, накануне 50-летия Победы. Ее начали праздновать в Лондоне, куда на большой парад прибыли главы многих государств. Затем президенты перелетели в Париж, где должен был проходить второй этап праздника. Прилетели в Париж, где как раз прошли выборы президента Франции, но еще не закончился подсчет голосов. И около 30 президентским самолетам примерно час пришлось летать над Парижем! Нам не давали посадку, и мы кружились этажеркой с интервалом в 300 метров. Сначала у нас было: «О! Париж, Эйфелева башня!». Второй раз: «Ах, Эйфелева башня!». А на 10-м круге: «Ох, опять эта башня!».

Еще запомнился полет в Нью-Йорк, куда мы в октябре того же 1995 года летали на 50-летие ООН. Полет на «Боинге-747» без посадки длился более 12 часов. Прилетели, а в Нью-Йорке погода испортилась, и нас отправили в зону ожидания. А там такое загруженное воздушное пространство, что каждый самолет должен выходить на контрольную точку по строго определенной траектории, чтобы не столкнуться с другим воздушным судном. Полет в зоне ожидания проходил в условиях кучево-дождевой облачности. И тут разряд молнии! Наш самолет сильно тряхнуло: было чувство, будто что-то разорвалось или выстрелили из пушки. Вскоре погода улучшилась, и мы благополучно произвели посадку в аэропорту им. Кеннеди.

Награды Родины.jpg

– А как ведет себя в полете президент в качестве пассажира?

– Многим бы пассажирам «Эйр Астаны» стоило бы взять с него пример дисциплинированности. Особенно высокопоставленным руководителям, которые выполняют так называемый VIP-полет. Сейчас, кстати, таких полетов много – каждый банк или фирма может взять самолет в аренду, и тот пассажир, который находится на борту, будет называться главным. Президент Казахстана является главным пассажиром нашего самолета. Безопасность и сервис, как и любому другому пассажиру, мы выдаем ему по стандарту.

Нурсултан Абишевич на борту в основном работает. Самолет специально оборудован так, что практически ничем не отличается от рабочего кабинета. Есть средства связи, конференц-зал… Заходя в салон, главный пассажир сразу задает режим работы: проводит совещания, вызывает к себе сопровождающих его министров, дает интервью... В общем, в воздухе он вел себя так же, как и на земле. Меня просто поражала его работоспособность! У нас, как я уже рассказывал, было несколько очень длительных перелетов. Когда, например, мы летели 12 с лишним часов без посадки в Южную Африку. Кроме длительного полета еще сказывалась большая разница часовых поясов. Визит длился несколько дней, экипаж в это время отдыхал в гостинице. Мы ездили по городу, ходили в спортзал, а у него и его окружения в это время проходили бесконечные совещания и встречи. На борту самолета его работа опять была продолжена!

– Известно, что небо – детская мечта президента, об этом он говорит в своих книгах, а также в фильме «Небо моего детства». Не делился он этими чувствами с вами?

– Мы с Нурсултаном Абишевичем, к моему счастью, в очень теплых отношениях. В одном из интервью он говорил, что хотя и не стал летчиком, но зато стал первым президентом!

 

В статье использованы материалы интервью Е. А. Оспанова для телепередачи «Серьезный разговор с Бигельды Габдулиным» (2005 г.), журнала «Астана» (2006 г.) и газеты «Вечерний Алматы» (2013 г.).

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале