просмотров 1345

Радован Симонович: надо забыть, что у Казахстана есть нефть

Опубликовано: 22 Сентября 2017 Автор: Татьяна КУАН | Алматы
Радован Симонович: надо забыть, что у Казахстана есть нефть
Радован Симонович / ©ЭК/Андрей ХАЛИН

Известный ресторатор Радован Симонович родился в Черногории, работал в России и Украине, но свой настоящий дом нашел в Алматы. Южную столицу он называет Нью-Йорком Средней Азии, а Казахстан – страной огромных возможностей и нераскрытого потенциала. Почему развалилась его родная Югославия, куда катится современная Европа и каким путем идти нашей стране, Радован Симонович рассказал в интервью нашей газете.

– Радован, вы живете в Казахстане более 10 лет. Трудно было адаптироваться?

– Когда в 2006 году я сошел с трапа самолета, то сказал своему партнеру по бизнесу: «Я как будто здесь родился!». Дело в том, что и климат, и место расположения Алматы очень схожи с моим родным городом Никшич. Его, так же как и Алматы, окружают горы. Более того, скажу вам такую вещь: мои бабушка и мама готовят бауырсаки. Только в Черногории их называют по-другому – приганице. Но это один в один казахские бауырсаки! В целом же если говорить о Черногории, то это небольшая республика с очень интересным прошлым. Исторически сложилось так, что она находилась на стыке нескольких могущественных государств – Османской империи, Венецианской республики и Римской империи. Но вопреки всем этим обстоятельствам Черногории удалось сохранить свою самобытность. Я считаю, что в этом ей помог местный ландшафт, поскольку он очень сложен для жизни: недостаточно воды и не совсем благоприятные условия для сельского хозяйства.

1021309566.jpg

– Как вы относитесь к югославскому конфликту?

– Я считаю, что это очень большая трагедия. Всего этого можно было бы избежать. Как известно, любое государство можно расшатать. И целей здесь две – геополитическая и экономическая. Приведу несколько экономических причин расшатывания Югославии. Дело в том, что к 1991 году она была впереди всех социалистических республик. СФРЮ не страдала дефицитом товаров, который довольно часто встречался в СССР. В Югославии были хорошо развиты сельское хозяйство и военная промышленность. Страна получала огромные деньги за счет производства и продажи разных образцов вооружения. Более того, мы успешно торговали с другими государствами. Во-первых, наши цены были гораздо конкурентоспособнее и ниже, чем западные. Во-вторых, с нами было легче договориться, поскольку мы не ставили каких-то условий, как это часто делают крупные державы. Вторая причина – это внутренний разлад в Югославии. Активно работали этнические диаспоры, которые потерпели поражение во Второй мировой войне и находились за пределами республики. Естественно, иностранные спецслужбы тоже стремились разрушить Югославию. Но главная причина, по которой все это произошло, – это исчезновение СССР с карты мира. Конечно, Российская Федерация является правомочным наследником Советского Союза, но на протяжении многих лет она бездействовала, потому что занималась решением своих внутренних вопросов и не могла играть какую-то значительную роль на мировой политической арене. Это подтверждается и югославским конфликтом, где Россия занимала роль наблюдателя. Если бы СССР сохранился в роли активного мирового игрока и от единой Югославии Советам была бы выгода, то не исключаю, что СФРЮ существовала бы и сейчас. Потому что Югославия была государством, которое не входило ни в блок НАТО, ни в Варшавский договор. Эта страна имела очень важное геополитическое положение, через которое проходило много путей, в том числе и речных. Конечно, лучше вести разговор с одним человеком, чем с шестью. Но это в том случае, если вы хотите иметь спокойную обстановку. А если вы желаете, чтобы в регионе было неспокойно, тогда гораздо удобнее развалить государство. Ни одна из шести сегодняшних бывших югославских республик, с моей точки зрения, не является хоть сколько-нибудь серьезным государством, потому что они не ведут самостоятельную политику.

– Видите ли вы хоть какие-то плюсы от распада Югославии?

– Никаких. Кроме суеты национальных элит, которые тешат самолюбие: вот, дескать, мы построили свое государство. Но все это фикция, потому что территориальные образования и внутри Югославии имели такой же статус. Да, они не были известны под именами Босния и Герцеговина, Сербия, Хорватия, Словения, Черногория или Македония, но имели гораздо более серьезный экономический рынок, государственную структуру, высокий уровень ВВП, жизни и образования. Сегодня всего этого нет. Никакой роли в Европейском союзе эти страны не играют. Допустим, в Хорватии и Черногории делают великолепное вино и хорошие сыры, но это все не продается в европейских странах. Потому что нет достаточного объема, а во-вторых, эта продукция не является конкурентоспособной. При этом свои рынки страны Старого Света открыли на территории бывшей Югославии на все 100%.

– В планах Запада на первом месте всегда значилось одно: развалить Россию. В конце 90-х годов это было вполне возможно, однако Российская Федерация устояла. На ваш взгляд, почему?

– Россия является наследницей трех культур. В первую очередь это древнеславянская культура. Но из-за плохого государственного устроения древнерусские княжества были разбиты под ударом монгольской конницы. При этом вторую часть своего культурного наследия Россия приняла именно от монголо-татар. Я имею в виду структуру управления государством. Более того, с исчезновением Византии, с падением Константинополя и приходом на трон Софии началась совершенно другая эра. София ведь не одна пришла, а вместе с византийской знатью – государственными деятелями, писателями, художниками и архитекторами. Что это принесло России? Новый политический и культурный сдвиг. Государство – это такое дело, которому всегда нужна идеология. Если государство ее не имеет, оно не может быть устойчивым и долгосрочным. При этом данные люди занимали в царской России высокие государственные посты. И это было очень верно, потому что империя создается не только из одного народа. Можно, конечно, привести в пример Китай. Но численность его населения и мировое влияние КНР просто несоразмерны. При таком количестве народа Китай должен был иметь гораздо больший авторитет в мире.

И наконец, византийский след принес России печать православия. Религия – это очень хороший инструмент сплочения людей: должен быть какой-то код, объединяющий людей.

– Сейчас многие предрекают конец Европы, поскольку там девальвируются традиционные семейные и религиозные ценности.

– В Европе такое положение дел наблюдается с конца XIX века, так что там ничего не изменилось. Точно так же многие говорят, что Россия вот-вот умрет. И те и другие останутся жить. Но у меня складывается впечатление, что мы находимся на перекрестке совершенно нового цикла развития человечества. То, что вчера играло какую-то роль, завтра уже не будет. Тем не менее какую-то новую идеологию мы должны вырабатывать на основе прошлого.

1493128399.jpg

– Как европейцам решить проблему с беженцами?

– Я думаю, она сама по себе решится.

– Вы имеете в виду ассимиляцию?

– В Европе ассимиляция не работает. Потому что очень сложно ассимилировать такую большую группу населения, которая живет на очень компактной территории. Мы это видим на примере Франции, где есть целые поселения, в которых живут исключительно выходцы из арабских стран. Хотя они имеют французское гражданство, французами себя не чувствуют. Поверьте мне, эти два-три миллиона беженцев, которые сейчас приехали в Европу, погоду не делают. В Европе не первый раз происходят цивилизационные движения. Многие государства и народы на протяжении истории исчезли. Кто сегодня знает, допустим, аваров или кипчаков? Где они? Слились с другими народами! В Германии, например, будет сокращаться составляющая коренного населения. Немецкий язык останется доминирующим, но структура населения будет совершенно другой.

– То есть Германия обретет другое лицо?

– Безусловно. И в этом нет ничего удивительного. То же самое происходило с Византией и Римской империей.

– Когда вы говорили о родной Черногории, я нашла нечто общее с Казахстаном, который тоже граничит с такими гигантами, как Россия и Китай. Наша республика многонациональная, но мы стараемся сохранить свою самобытность и вместе с тем интегрироваться в мировое политическое, экономическое и культурное пространство. Каким вы видите будущее Казахстана?

– Вам удается сохранять свою идентичность, но угрозы есть всегда. Причем главной опасностью для Казахстана я считаю не внешнюю, а внутреннюю угрозу. Она заключается в сильном расслоении общества. Я на днях прочитал, что кто-то из депутатов мажилиса просит экономически поддерживать сельскую молодежь, чтобы она оставалась жить в ауле. Я считаю, что это правильный выход. Казахстан имеет огромнейшую территорию и большие возможности для развития сельского хозяйства. Если всерьез заняться этим вопросом, то через 10 лет страна может стать гигантским импортером сельхозпродукции. А мы каждый раз оглядываемся на нефтяные котировки. Считаю, что это пережиток прошлого. Надо вообще забыть, что у Казахстана есть нефть, и подумать: а что еще мы можем продавать? Сейчас мир особенно остро нуждается в еде, миллионы людей голодают. Одному только Китаю за месяц можно продать годовые объемы произведенной продукции – мяса, молока, овощей. Только для этого надо перестать говорить и начать делать. Знаете, президент не может приехать на каждый завод, поэтому самое главное – не то, что мы сказали, а то, что сделали. 

Самое читаемое
Ловец душ
20 Июля 2018
Лицом к яйцу
26 Июля 2018

Читайте также
Похвала пахлаве
В Зыряновске местные жители похвалили вкус настоящей турецкой пахлавы
369 0 0
Лицом к яйцу
Мэтры мирового фотоискусства проведут в Алматы серию практических мастер-классов
435 0 0
Ловец душ
Высший пилотаж в искусстве фотографии – запечатлеть человека без «маски»...
1573 0 0