просмотров 985

Такие дела…

Опубликовано: 09 Ноября 2017 Автор: Виктория ЛЯХОВА | Актобе
Такие дела…
Тулюба Сарбаев

В этот день ровно 100 лет назад новой большевистской властью было издано постановление «О рабочей милиции». А с 1962 года советские милиционеры официально отмечали 10 ноября свой профессиональный праздник. Для Тулюбая Сарбаева, проработавшего в органах внутренних дел 40 лет, это до сих пор особый день.

Аксакалу есть что вспомнить: он не только принимал участие в громких делах всесоюзного и республиканского масштаба, но и предотвращал серьезные международные конфликты. Полковник Сарбаев отлично помнит фамилии всех «своих» преступников и самые мелкие детали совершенных ими преступлений. Подробностями некоторых из раскрытых им дел он поделился с нами.

милиционер4.JPG

«Золотое» дело

– Это была середина 80-х, я был заместителем начальника ОБХСС, – начал свой рассказ Тулюбай Касенович. – Получил сообщение, что из поселка Юбилейного, что недалеко от Эмбы, незаконно отправлена одна платформа золотосодержащей руды.

На месте Сарбаев обнаружил еще пять платформ, по 60 тонн каждая, на которые грузилась золотосодержащая руда. Арестовал всех причастных и… отправил эти платформы вслед за первой – в Магнитогорск. И сам туда вылетел. Там 360 тонн драгоценной руды было изъято и помещено в домну плавильного завода. Получили больше 11 кг золота 999-й пробы. Примчались представители Генпрокуратуры Союза и другие важные люди.

– Я лично передал это золото сотрудникам государственного банка, – рассказывает полковник.

После этого началось разбирательство, в результате которого Сарбаев раскрыл громкое преступление…

За два десятка лет до этих событий в Актюбинскую область на практику приехал студент геологического техникума Акиньшин. В Мугоджарских горах парень нашел так называемый пирит, который говорил о наличии в этих местах золотосодержащей руды.

– Благодаря этой находке студент успешно защитил дипломную работу, стал первооткрывателем золота в этой местности, лауреатом Государственной премии СССР, а затем – главным геологом золотодобывающей артели, которая за последующие 20 лет превратилась в целую фабрику, – вспоминает Сарбаев. – Рабочие брали камни, отсекали от них золотоносную часть, а ненужные остатки сбрасывали в одну кучу. Так вот – эта куча, на удивление, тоже оказалась драгоценной!

Об этом узнал простой водитель, некий Мордарь – он предложил Акиньшину создать еще одну бригаду, которая занималась бы только этой бесхозной кучей. Тот после долгих раздумий дал согласие. Мордарь привел бомжей, которых оформили как его бригаду. Полученное золото предполагалось делить пополам между ушлым водителем и главным геологом.

– Так 360 тонн золотосодержащей руды, которая 20 лет лежала в сторонке и никому не была нужна, едва не обогатили двух советских граждан, – констатировал полковник.

«Чесночное» дело

Это преступление, происшедшее в 20 километрах от Актюбинска в селе Хлебодаровка, обрело статус межсоюзного дела.

– В то время директором Хлебодаровского совхоза был, как сейчас помню, Белик, – вспоминает Сарбаев. – Это был сильнейший хозяйственник, всего себя отдавший народу, совхозу и его процветанию. Но вот в совхозе стали страдать от инфекционной болезни поросята. Начался массовый падеж, и никто с этим поделать ничего не мог.

Спустя некоторое время некто Отар Ананиашвили заявил, что может вылечить поросят, а взамен попросил пустующий цех, в котором он и намеревался изготавливать чудодейственное средство. Отчаявшийся директор совхоза подписал нужные документы. Между тем лекарством оказалась обычная чесночная паста.

– Ананиашвили сказал директору совхоза, что будет покупать чеснок для этой пасты, а тот через банк должен будет это оплачивать, – рассказывает Тулюбай Касенович. – Получив генеральную доверенность, Ананиашвили стал закупать на юге республики чеснок, причем по высокой цене. Если южане продавали килограмм чеснока за 1 рубль 20 копеек, то он готов был платить 1 рубль 40 копеек, скупал все, что было. Он знал, что его паста будет стоить дороже – три рубля.

Очень скоро Ананиашвили понял, что на чесноке можно делать большие деньги. Тогда он стал искать на юге Казахстана, в Туркмении, Киргизии и России подставных лиц, которые оформляли участки земли под засев чеснока. Полученные от государства деньги за чеснок они отдавали Ананиашвили, который с ними потом делился.

– Мы знали: что-то неладное творится в этом чесночном цеху, но поводов для проверки их бухгалтерии не было, – говорит полковник. – Но тут, на наше счастье, один из его подельников оступился – вывозил в Россию чеснок, а по документам товар числился как чесночная паста. Тогда мы выехали на место и, изучив всю их документацию, поняли, что нам придется мотаться по всему Союзу, чтобы наказать тех, кто пытался обвести государство вокруг пальца. За три года работы этого цеха преступников вокруг него собралось немало. Полгода мы выезжали в разные республики и города, доказывали виновность подельников Ананиашвили и передавали дела в местные судебные органы.

Организатор этой аферы был объявлен во всесоюзный розыск и в результате осужден на 15 лет.

Примечательно, что экспертиза, проведенная в московском научном центре, установила: фигурировавшая в громком деле чесночная паста не имела никаких лечебных свойств. По сути, Ананиашвили кормил свиней перемолотым чесноком, смешанным с водой и солью.

«Узбекское» дело

Тулюбай Сарбаев вспоминает, как в июле 93-го года совместно с сотрудниками милиции Байганинского района они предотвратили международный скандал и избежали кровопролитной стычки. Тогда узбекский пассажирский поезд № 98 остановился в Шубаркудуке. Там в него сели четверо изрядно выпивших жителя поселка Караулкелды. Один из них рассказал своим товарищам, что его дядя, также ехавший в этом поезде, получил зарплату за три месяца. Дядю, не долго думая, избили и ограбили. А потом один из отморозков пырнул ножом узбекского проводника. Тот смог вырваться и, истекая кровью, бросился к своим.

Проводники остановили поезд и вытащили четверых дебоширов на улицу. Троим разбили головы, а того, кто нанес удар ножом, до смерти забили ломом – так, что на его теле не осталось ни одного целого места. Затем состав двинулся дальше.

– Мне сообщили, что, когда этот поезд будет возвращаться обратно, его будут ждать 150 рассвирепевших и вооруженных байганинских ребят, – рассказывает полковник.

Тулюбай Касенович понимал, что сил местной милиции явно недостаточно, чтобы усмирить 150 жаждущих мести парней, и это может привести к гибели узбекских проводников и, как следствие, к межэтническому конфликту.

– Я нашел самого уважаемого человека Байганинского района и объяснил ему всю ситуацию, – вспоминает Сарбаев. – Затем навестил родных погибшего парня в день его похорон. Там тот самый авторитетный человек, чье имя не стоит называть, рассказал, кто был виноват в случившемся и за что получили эти ребята. Он попросил, чтобы в день приезда поезда никто не ходил на станцию.

Каково же было удивление сотрудников милиции, когда на следующий день никто из мстителей на перрон не пришел. Так был предотвращен настоящий международный скандал, который в те непростые годы мог привести к гораздо более серьезным последствиям.

«Иргизское» дело

– В начале 70-х годов в совхозе «Нура» бухгалтер с кассиром получили из района крупную сумму денег на зарплату рабочим, – начал еще одну историю полковник. – Привезли эти деньги и начали раздавать народу, но не успели управиться за один день. Оставшиеся деньги спрятали в сейф.

Все в поселке знали, что в сейфе осталась крупная сумма денег. Ночью группа преступников взломала кабинет бухгалтера. Однако они не учли, что сейф там капитальный, еще с царских времен, с песком – и весит он не меньше пяти тонн. Каким-то образом эти неопытные медвежатники все же выкинули сейф из окна. Он продавил землю, но не открылся. Тогда воришки пригнали трактор и оттащили сейф к реке.

– Наутро мы получили сведения о краже, – рассказывает Сарбаев. – Два дня водолазы пытались прикрепить к сейфу тросы, чтобы можно было вытащить его из воды. Когда он оказался на суше и его открыли, там не было ни копейки денег, только какие-то бухгалтерские бумаги.

Вскоре стало известно, что вечером накануне преступления кассирша все же забрала деньги домой, потому что знала: найдутся те, кто захочет поживиться народными деньгами.

– Но это еще не все, – замечает Тулюбай Касенович. – В сейфе, как я уже сказал, лежали только бумаги. Мы стали изучать их и обнаружили, что директор местного управления шоссейных дорог присвоил миллионы рублей – гигантские деньги по тем временам. Так неудачливые медвежатники помогли раскрыть более крупное дело.

Самое читаемое
Ловец душ
20 Июля 2018
Лицом к яйцу
26 Июля 2018

Читайте также
Похвала пахлаве
В Зыряновске местные жители похвалили вкус настоящей турецкой пахлавы
377 0 0
Лицом к яйцу
Мэтры мирового фотоискусства проведут в Алматы серию практических мастер-классов
444 0 0