просмотров 941

Военный корреспондент Назгуль Кенжетай: в горячей точке надо быть эгоистом

Опубликовано: 20 Марта 2019 Автор: Илья МИЛЛЕР | Семей
Военный корреспондент Назгуль Кенжетай: в горячей точке надо быть эгоистом
Предоставлено Назгуль КЕНЖЕТАЙ

«Трое суток шагать, трое суток не спать ради нескольких строчек в газете», – поется в песне о буднях журналистов. В случае с военным журналистикой шагать нередко приходится среди мин, а не спать – из-за неутихающей канонады. Об особенностях этой профессии читателям «ЭК» рассказывает Назгуль Кенжетай, первая казахстанка – военный корреспондент и фотокорреспондент, финалист второго этапа проекта «100 новых лиц Казахстана».

– Назгуль, как вы оказались в этой профессии? С чего все начиналось?

– Еще со школы я мечтала быть в политике, находиться в гуще событий. Я люблю адреналин. В 2013 году мне удалось поступить на грант в турецкий университет на факультет журналистики. Мои преподаватели заметили мои склонности к военной и политической корреспонденции и мотивировали меня работать в этом направлении. Тем более что там на самом деле там очень мало специалистов.

Назгуль Кенжетай.JPG

Поначалу я думала, что мне это не по силам. Все военные и политические корреспонденты казались мне зубрами в своем деле: очень грамотные, психологические крепкие. Но благодаря поддержке окружающих я начала практиковаться и постепенно нашла себя в этой сфере. После нескольких удачных проектов меня стали замечать ведущие мировые СМИ.

Мне предлагали поработать Reuters, Financial Times. Однако пришлось отказаться, потому что я люблю работать свободно и не хочу, чтобы надо мной довлела чья-то идеология. Как ведь бывает: приносишь один материал, а из него делают совершенно другой. Поэтому я решила работать в качестве фрилансера.

Недавно я закончила обучение в бакалавриате. Все эти пять лет я совмещала учебу с работой. Сегодня я продолжаю учебу уже в магистратуре, где изучаю политические науки. И продолжаю работать.

– Где вам удалось побывать за это время?

– 31 декабря 2016 года я находилась в сирийском Алеппо, когда он еще был горячей точкой в прямом смысле этого слова. В то время как во всем мире салютовали фейерверки, там разрывались снаряды.

2.jpg

Не раз приходилось бывать на границе Турции и Ирака: как в местах терактов, так и в лагерях беженцев. Среди последних, кстати, встречалось немало и самих экстремистов.

С развитием кризиса на Украине я отправилась в Киев, чтобы увидеть все своими глазами. Получить аккредитацию для освещения ситуации непосредственно на юго-востоке этой страны, увы, не удалось.

– Ваши родители каждый раз отпускали вас в такие командировки со спокойной душой?

– Я не рассказываю им обо всем, потому что хочу, чтобы они спокойно спали. Я всегда говорю: все нормально, все хорошо, я делаю свою работу. И они начали мне доверять, особенно после того, как я оказалась в числе финалистов проекта «100 новых лиц Казахстана». Хотя раньше, признаться, говорили: бросай все это, возвращайся в Кызылорду, устраивайся на «Хабар» или «Казахстан».

– А как насчет ваших более опытных коллег? Их не удивляло присутствие на передовой молодой девушки с фотоаппаратом?

– Коллеги из Европы как-то посоветовали мне выбрать модельные съемки. Однако когда я рассказала им, для чего я это делаю, когда они узнали о моей миссии, то признали, что я нахожусь в нужном месте.

3.jpg

– Расскажите подробнее о своих проектах.

– К примеру, это фотопроект «Лики без гражданства». Он посвящен ассимиляции беженцев, их проживанию в Турции и странах Европы. После попытки госпереворота в Турции у меня были проекты, посвященные национальной безопасности. Или же проект, посвященный терроризму и СМИ. Должны ли массмедиа говорить о терроризме? Мои тезисы на эту тему сегодня используются во время обучения студентов в Киеве.

– Над чем вы работаете сегодня?

– Я специализируюсь на военной и политической журналистике. Потому что работать только военным корреспондентом не получается – это очень тяжело психологически, а все мы люди. Поэтому практически у всех военных корреспондентов есть вторая профессия: политическая журналистика или что-то еще, связанное с аналитикой.

– Какой жанр для вас предпочтительнее?

– В горячей точке от журналиста требуется полная самоотдача: он должен делать все, что умеет. Каждый раз туда очень трудно попасть, поэтому мне говорят: Назгуль, делай по максимуму все, что у тебя получается. Там я сама снимаю, монтирую, перевожу. Военные корреспонденты должны все это уметь.

В мирной же жизни я отдаю предпочтение аналитическим материалам. К примеру, в Турции я считаюсь экспертом по конфликту между Россией и Украиной. Также готовлю материалы по Сирии, по Центральной Азии.

4.jpg

– Какими еще качествами, на ваш взгляд, должен обладать военный корреспондент?

– Быть честным, быть мобильным и быть... эгоистом. В первую очередь там нужно думать о себе, чтобы максимально быстро сделать свою работу и уехать. Для того, чтобы оперативно принимать решения, конечно, нужен живой ум. Еще одним хорошим подспорьем станет знание языков. К счастью, они мне даются легко, и в свободное время я стараюсь пополнять свой словарный запас.

– Сильно ли вы изменились после того, как побывали в горячих точках?

– Если быть честной, в моей жизни многое изменилось после того, как я впервые увидела смерть, хаос... Изменилась сама расстановка приоритетов. Для меня не важны известность, узнаваемость. Не важен, как раньше, высокий заработок или премии. Сегодня истинное удовлетворение приносит то, что я вижу результаты своей работы, когда мой труд помогает людям. Скажем, отправили детей беженцев в детский дом – вот это настоящий повод для радости.

– Что из увиденного там поразило вас больше всего?

– Я видела многих беженцев. Одни сбежали от войны и террористов. Другие – из-за кризиса и политического давления. Независимо от причин, которые сподвигли их покинуть родные места, я заметила в них нечто общее: они все потеряли свою идентичность и сами не знают, кто они такие.

Например, недавно я встретилась с инженером, настоящим профессионалом своего дела. Он – этнический уйгур, беженец из Синьцзяна. Вместе с женой они окончили университет в Пекине. Наряду с китайским оба владеют английским языком. Словом, очень востребованные специалисты в любой точке мира. Но в разговоре он сказал мне: «Назгуль, зачем мне все это? У меня нет ни родины, ни флага, я беженец, поэтому все, что я делаю – пустое».

Общаясь с такими людьми, я каждый раз говорю: какие же мы все-таки счастливые, как хорошо и комфортно жить в Казахстане. На самом деле иметь свою страну – это богатство. Это я могу сказать точно.

– У белорусской писательницы, лауреата Нобелевской премии по литературе 2015 годы Светланы Алексиевич есть документальная повесть «У войны не женское лицо». Вы согласились бы с таким названием?

– Скажу так: у войны вообще нет пола. Там много адреналина и очень легко потерять себя, и я видела таких людей. Сама я стараюсь относиться ко всему с профессиональной точки зрения. Быть может, мне поэтому легче.

– Неужели вами не овладевало желание в один прекрасный момент развернуться, уехать и больше никогда не возвращаться в зоны боевых действий?

– Нередко мои друзья мне говорят: «Назгуль, ты и так много сделала. Может, оставишь все это?». Я и сама часто спрашиваю у себя: что я здесь делаю? Для чего мне это надо? Причем не только в горячих точках, но и по дороге туда. В вертолете или в грузовике я скучаю по своей кровати, по домашнему комфорту. Но как только я начинаю так думать, то вспоминаю о своей цели, о своей миссии, сразу прихожу в себя и продолжаю двигаться дальше в режиме нон-стоп.

5.jpg

– В таком случае где бы вы еще хотели побывать?

– Хочу встретиться с лидерами Афганистана. Сейчас ведутся переговоры по этому поводу. Также в планах подготовить сюжет про Палестину. Как только назначат дату и время, поеду туда.

Хотелось бы напрямую услышать ответы на некоторые вопросы от президента Украины Петра Порошенко. Думаю, что после выборов эта встреча станет возможной. Кроме него мне интересно было бы побеседовать с экс-президентом Грузии Михаилом Саакашвили.

В планах на этот год – поговорить с сенаторами европейского парламента насчет Brexit и темы беженцев. Другая актуальная тема – обстановка в Ливане, где сегодня находятся казахстанские миротворцы.

– Чем вы планируете заняться после окончания обучения?

– Я бы хотела создать свое глобальное медиа, причем именно в Казахстане, чтобы показывать жителям страны, что происходит в мире. Создать наш собственный казахстанский взгляд на глобальные вещи. Если честно, пока я еще не видела в нашей стране примера, чтобы кто-то двигался именно в этом направлении.

– По ходу нашего разговора вы упоминали о том, что у вас есть миссия. В чем она заключается?

– Прежде всего, честно работать, открывать людям правду – ведь когда человек знает, где истина, а где ложь, то он не подвержен влиянию какой-либо идеологии. А также быть их голосом, и помогать им настолько, насколько это в моих силах.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале