Министерство дивных дел

Опубликовано: 10 Февраля 2021 Автор: Асия БАЙГОЖИНА | Алматы
Министерство дивных дел
Коллаж Алимжара Шыбынтая
просмотров 17835

То, как работает сегодня наше Министерство культуры, у большинства тех, кто трудится в этой сфере, вызывает совершенно некультурную реакцию. Хотя функции МКИОС совершенно определенные – оно осуществляет государственную политику в сфере культуры и спорта. В чем заключается эта политика? Министры последних лет, как попугаи, твердят мантру «Рухани жаңғыру», «Мәдени мұра», «Семь граней Великой степи». Сейчас явно учат наизусть статью президента Токаева «Независимость прежде всего». Но спросите того же министра (не говорю уже о клерках), какова стратегия развития, к примеру, национального кинематографа – и не с точки зрения (упаси боже!) творчества, а с правовой, организационной, экономической точки – в ответ получите все те же… мантры, но с цифрами. А между тем задачи министерства документально определены постановлением правительства. Там свыше двухсот функций и абсолютное большинство их связано с разработкой и утверждением нормативов, правил, форм, а также с учетом, контролем, организацией и координацией. Но поскольку МКИОС вместо нормативно-правового регулирования деятельности в сфере культуры занимается большей частью пропагандистскими акциями, возникают нешуточные проблемы, которые оборачиваются скандалами.

Особенно наглядно это видно в кино, хотя, возможно, пример кино мне просто ближе. Наша профессиональная среда всегда была проблемной, дрязги и склоки, увы, визитная карточка «Казахфильма» и окрестностей, но именно сегодня разруливание конфликтов в киноотрасли стало дежурной задачей министерства. Почему? Потому что именно само министерство вместо того, чтобы установить и закрепить единые для всех правила, все это время сбивало всех с панталыку тем, что само же нарушало свои же правила, отменяло их, или вообще ссылалось на те, которых нет в природе. Более того, совсем не по правилам или хотя бы по понятиям давало «задний ход» в ситуациях, когда надо было действовать именно как власть – на то ведь и уполномочили. И это продолжается вплоть до сегодняшнего дня. Примеров такого рода тьма. Хотя всего-то надо было следовать духу и букве – если не закона, то хотя бы утвержденной (пусть и несовершенной, но легитимной) процедуры.

Чувство честичитать подробнее

Начну с собственного примера. Я уже об этом писала здесь (статья «Чувство чести»). Напомню сюжет. Мы подавали на второй питчинг проектов два документальных проекта. Один – мой личный: «Серикбол Кондыбай. Воин духа», второй – «Номады XXI века» Жананы Курмашевой и Тимура Токушева. Оба прошли питчинг. Оба были одобрены в мае 2020 года Межведомственным комитетом под председательством министра. Проекты были созданы нами и поданы первоначально на питчинг от «Казахфильма». «Казахфильм» авторские права у нас не выкупал, началась пандемия, проекты все застопорились, на «Казахфильме» в третий раз сменилось руководство, и мы решили сменить производственную компанию. Это законом не возбранялось. Но именно по этой причине нам отказали осенью. На встрече в ZOOM, по телефону и лично руководство в лице А. Адилбаева, А. Сатаева, А. Баталова, Г. Сарсеновой и министра А. Раимкуловой нам неоднократно указывали на то, что удовлетворить нашу просьбу означает нарушить закон.

Каково же было наше удивление, когда в ноябре 2020 года мы обнаружили озадачивший наш факт. То, в чем было отказано нам, а именно – смена производственной компании – абсолютно официально разрешили автору другого проекта – Николаю Раисову. Проект «Горящий октябрь 1941-го» им был подан от ТОО «GRAND CONTROL». В мае 2020 года в списке победителей второго питчинга (в нем был и наш проект) значилось все то же ТОО «GRAND CONTROL». А осенью на сайте госзакупок появился договор № 71 (от 10.11.2020) между ГЦПНК в лице Сарсеновой Г.Б и ТОО… «NIK Production» в лице Раисова Н. К. на создание документального фильма «Горящий октябрь 1941-го»! Налицо – смена производственной компании. Разве так можно?! Нам вот черным по белому писали: нельзя. Более того, когда я разговаривала с министром и напомнила, что именно за министром – решающее слово, получила гневный ответ: «Вы, что, меня на должностное преступление толкаете?!».

письмо.jpg

Как так?! Если это нарушение закона, то кто в ответе за преступление? Кто исполнители? Ведь не сама ушедшая с поста председателя ГЦПНК Сарсенова Г.Б. готовила данный документ? Разве закон не един для все? Если же данный договор не является противозаконным, почему было отказано в смене производственной компании нам, авторам двух проектов, получивших единодушную поддержку ЭС? Не потому ли, что наш проект был подан вначале от АО «Казахфильм», и сотрудники ГЦНПК и минкульт лоббировали его интересы в тот момент? Почему нам отказали, ссылаясь на Закон, который так своевольно трактовали руководители Центра? Кто в ответе тогда за это манипулирование ссылками на фиктивную юридическую составляющую?

Я написала в WhatsApp министру. Естественно, ответа не получила: не министерское это дело реагировать на такие мелочные претензии. Съемочная группа написала письмо в Центр. Там уже сменилось руководство. Каково же было наше изумление, когда мы получили письмо за подписью все того же заместителя председателя правления А. Баталова, который ранее сообщал нам, что мы не имеем права менять авторов. Дико удивляясь, хором ему отвечали: мы и не собираемся менять самих себя, мы и есть авторы! Ну, не абсурд ли?! Потом все тот же Баталов отвечал, что смена производственной компании не разрешена законом.

Когда мы обнаружили смену/перемену компании по другой картине, естественно, спросили, почему. Баталов нам тут же отписал ответ: никакого нарушения нет, произошла досадная техническая ошибка: изначально по проекту Н. Раисова были заявлены две компании: «GRAND CONTROL» и «NIK Production». И решением МВК еще в мае 2020 года утверждена заявка за ТОО «NIK Production». Я вновь открыла сайт ГЦПНК. И – не поверила свои глазам: на сайте Центра за 25 мая 2020 года действительно значилось в списке уже ТОО «NIK Production»!

Но продюсер Бану Рамазанова на то и продюсер, что документировала весь процесс. У нее был скрин первоначального объявления на этом сайте. И там, конечно, фигурировало ТОО «GRAND CONTROL». Все-таки хорошо, что мы живем в эпоху цифровизации и прозрачности информации. Одним кликом нашла дату регистрации ТОО «NIK Production» –17 июня 2020 года. Документы на питчинг сдавались вообще в конце 2019 года. Результаты были обнародованы весной. Не стыкуются факты и даты!

договор.jpg

Новое руководство Центра провело внутреннее расследование и заместитель председателя правления ГЦПНК К. Торебай, пригласив на встречу, признал факт подлога и нашу правоту. Увы, ничего не воротишь назад, поэтому нам предложили подать на… третий питчинг. А я вот представила картинку. Иду я, краснея, опять защищать свой проект. Экспертный совет, возможно, опять голосует «за». А условный министр, и условный Баталов, или условный Адилбаев-Курмашев с конкретным Сатаевым опять не захотят этого. Ну, не нравлюсь я им. И мой проект им не нравится. Не знают они ничего о Серикболе Кондыбае и знать не хотят. Да мало ли что! Но это означает, что они найдут миллион причин отказать! Неправильно, не по форме, абсурдно, попирая закон, но зная свою власть. Фактчекинг? Да чихали они на него. Ведь министр поддерживала все решения бывшего руководителя Центра. А заместители, которые писали-подписывали странные ответы на наши претензии, живут и здравствуют, и дальше сочиняют несуразицы, защищая честь мундира, который пора сдать в утиль.

Юрист, консультирующий нас, настойчиво предлагает судиться, говоря, что мы наверняка выиграем процесс, но я не хочу тратить время и силы на это. После публикации статьи «Чувство чести» в ЭК, мне звонили и писали десятки людей – от водителя, который возил нас в Мангыстау, до депутата мажилиса. Одной из первых позвонила музыковед, профессор Асия Ибадуллаевна Мухамбетова и сказала:

Начни собирать деньги на свой фильм. Я первая дам тебе 100 тысяч тенге, скоро должна получить зарплату. Я уже складывалась на музыкальный канал. Сложусь и на твой фильм.

Спасибо до слез. Нет, не могу объявить я всенародный сбор денег, когда народ сам еле сводит концы с концами, не то нынче время. Но мне кажется, мы можем объявить поход против чиновничьего произвола. Мы можем и должны противостоять хамству, а как иначе назвать такое беззастенчивое попирание законов и норм? У нас ни разу ни один министр не подал сам в отставку, хотя обязан это сделать, если подведомственные структуры и подчиненные, мягко говоря, облажались. Вот ряд людей в местном кино нынче был уличен в хищениях и воровстве. Оказалось, что глава министерства косвенно даже поучаствовала в этом: получила гонорар из рук этих людей, но минкульт претензий к ним не имеет: проворовавшиеся, пойманные за руку, немедленно раскаялись и положили все обратно. Какой урон государству? Никакого! Миллионы вернули? Вернули! Стыд не дым, глаза не ест. И на кону совсем другие ценности.

Но послушайте, если мы живем в воровское время, это не означает, что мы с этим должны свыкнуться и примириться. Ситуация не безнадежна, если мы будем думать об интересах целого, а не рвать кусок друг у друга. Нам надо не жаловаться, а принимать контрмеры: настаивать на строгом следовании закону и правилам. Надо выработать общую платформу, несмотря на разность взглядов. Не предлагать утопические и заведомо нереализуемые идеи, но укреплять профессиональное сообщество. Работать с тем, что есть, отделяя зерна от плевел. Идея Центра поддержки кино была отличной. Так давайте Центр укреплять, расширять его полномочия, не делать из него декорацию. Иначе получается так: Центр принимает одни решения, минкульт утверждает иные.

РЕЗУЛЬТАТЫ ВТОРОГО ПИТЧИНГА ГЦПНК

https://kazakhcinema.kz/ru/novosti/rezultaty-vtorogo-pitchinga-gcpnk.html

По информации Министерства культуры и спорта Республики Казахстан на основании положительного заключения Экспертного совета и рекомендации Межведомственной комиссии по вопросам государственной финансовой поддержки национальных фильмов, 42 кинопроекта, принимавших участие во втором питчинге, включены в тематический план производства национальных фильмов.

Напоминаем, что на второй питчинг было подано 223 заявки. Авторов 88 проектов члены Экспертного совета при Государственном центре поддержки национального кино допустили к защите, которая впервые состоялась в онлайн-режиме. В результате проведенного питчинга Экспертным советом было отобрано 58 кинопроектов, которые и были поданы на рассмотрение Межведомственной комиссии.

Финальный список фильмов, претендующих на государственное финансирование, включает следующие проекты:

 

Документальные фильмы:

1.      "Серикбол Кондыбай. Воин духа" (АО "Казахфильм" имени Шакена Айманова)

2.      “Батыры Великой Отечественной: Рахимжан Кошкарбаев, Григорий Булатов" (ТОО "2-М")

3.      «Природа Казахстана: Устюртский заповедник" (АО "Казахфильм" имени Шакена Айманова)

4.      «Горящий октябрь 1941-го" ("ТОО "GrandControl")

5.      «Последний рубеж" (ТОО "FreshMind (ФрэшМайнд)")

6.      «Властительницы Евразии" (ТОО "Студия Мерген")

7.      «Кыз Жібек: рецепт любви и успеха» (Общественный фонд Благотворительный фонд «Кыз-Жибек»)

8.      "Қасым Джакибаев" (АО "Казахфильм" имени Шакена Айманова)

9.      "Бату. Исторический детектив" (ТОО "Cinegram")

 

Авторские/артхаусные фильмы:

10. Х/ф "Ауыл" (ТОО "Мерада")

 

Международная ко-продукция:

11. Х/ф "Олиара" (Республика Казахстан – Венгрия) – АО "Казахфильм" имени Шакена Айманова

12. Х/ф "Көкбозат" (Республика Казахстан – Республика Татарстан, РФ) -ТОО "Almapictures" (К (Казахстан), ГБУК "Татаркино" (Республика Татарстан, РФ)

 

Художественные фильмы:

13. "Ақ боз үй" (ТОО "Asau Art Films")

14. "Мама – я живая!" (ОФ "Асау – Ат")

15. "Адам и Алма" (ТОО “567 Creative Laboratory”)

16. "Боран" (ТОО "NRK Production")

17. "Дос Мукасан" (ТОО "Aray Media Group")

18. "Лето 1941-го" (ТОО "Медетфильм")

19. "Хирург" (ТОО "Ардфильм")

20. "Билет из рая" (ТОО "Притяжение")

 

Анимационные фильмы:

21. "Алтын адам" (АО "Казахфильм" имени Шакена Айманова)

22. "Кенже қыз" (ТОО "Aday Production анимациялық студиясы")

23. "Колыбельная" (ТОО "Dala animation")

24. Анимационный сериал "Караван Историй" (ТОО "Ырысы Ақ Қазақстан")

25. "Еркетай" (ТОО "Art Maral")

 

Короткометражные фильмы:

26. "Таутай -лақ" (АО "Казахфильм" имени Шакена Айманова)

27. "Құс" (ТОО "Studio БІР")

28. "Слезы недорого" (ТОО "InDJAZ-Co")

29. "Горячее озеро" (АО "Казахфильм" имени Шакена Айманова)

30. "Самый долгий день лета" (АО "Казахфильм" имени Шакена Айманова)

31. "Көше ақыны" (АО "Казахфильм" имени Шакена Айманова)

32. "На Восток от Рая" (ТОО "InDJAZ-Co")

33. "Рух" (АО "Казахфильм" имени Шакена Айманова)

34. "Граната" (АО "Казахфильм" имени Шакена Айманова)

 

Фильмы, приуроченные к 175-летнему юбилею Абая Кунанбаева:

35. Д/ф "Слова назидания Абая" (ТРК Президента РК)

 

Дебютные фильмы:

36. Д/ф "Возвращения Моря" (АО "Казахфильм" имени Шакена Айманова)

37. Х/ф "Бауырына салу (ТОО "Askhatfilm")

38. Х/ф "Паралимпиец" (ИП "Bairakimov & Kairzhanova Presents")

39. Х/ф "Братья" (TOO "GoldenManmedia")

40. Х/ф "Молочная девочка" (ТОО "Н-Point")

Фильмы по конкурсу "Алыстағы ағайын":

41. Д/ф "Номады 21 века" (АО "Казахфильм" имени Шакена Айманова)

42. Д/ф "Алыстағы ағайын" (ТОО "Сан-Али")

 

Поздравляем победителей и напоминаем, что вам необходимо обратиться в Государственный центр поддержки национально кино для заключения соответствующего договора согласно действующему законодательству РК.

 

ИТОГИ ОЧЕРЕДНОГО ЗАСЕДАНИЯ МЕЖВЕДОМСТВЕННОЙ КОМИССИИ

21 сентября в Нур-Султане прошло заседание Межведомственной комиссии (МВК) по вопросам государственной финансовой поддержки национальных фильмов.

Напомним, что 25 мая 2020 года, 42 проекта, принимавших участие в питчинге ГЦПНК, были включены в перечень кинопроектов, рекомендованных для оказания им государственной финансовой поддержки.

В ходе прошедшего заседания МВК были выработаны основные рекомендации по срокам производства и размерам финансовой поддержки кинопроектов, запуск производства которых планируется в 2020 году.

В результате были сокращены бюджеты, выделяемые государством на производство некоторых кинопроектов. Кроме того, по ряду объективных причин, трем кинопроектам было отказано в дальнейшей государственной поддержке.

Принято решение исключить из перечня кинопроектов, рекомендованных для оказания финансовой поддержки документальный фильм «Природа Казахстана: Устюртский заповедник» (АО «Казахфильм» им. Шакена Айманова). Сделано это было в связи с безвременной кончиной автора проекта – знаменитого казахстанского кинодокументалиста Олега Белялова.

Кроме того, АО «Казахфильм» отозвал подаваемые ранее заявки по двум своим документальным проектам – «Номады ХXI века» и «Серикбол Кондыбай – воин духа». Сделано это было в связи с тем, что авторы данных проектов изъявили желание самостоятельно осуществлять их реализацию. В результате, МВК постановил исключить данные проекты из перечня фильмов, рекомендованных для оказания государственной финансовой поддержки в текущем году. В будущем, данные кинопроекты могут быть поданы на новый питчинг ГЦПНК от других производственных компаний.

Таким образом, по результатам заседания межведомственной комиссии, дальнейшую поддержку получают 39 кинопроектов, принимавших участие во втором питичинге ГЦПНК. 

 


Какой ареопаг решает, что фильм N. надо запустить в обход питчинга? И почему? Потому, что режиссер имеет связи на самом верху? Тогда определитесь, что вы хотите: кино получить или деньги освоить, давайте называть вещи своими именами. Сейчас наша теле- и кинобратия кинется лихо и живо «осваивать» историческую тему – в контексте размышлений президента. Хотя все при этом знают: скорость важна лишь при ловле блох. И зачем нам скороспелое эпохально-блохастое кино? Уверяю вас, господин президент, так мы даже подобие полюбившейся вам «Курманжан Датка» не снимем…

Может, начнем с малого, шаг за шагом, постепенно? Хотя бы с конкурса сценариев? И не за три месяца, как по обыкновению делает министерство, а в нормальные сроки, четко формулируя тему, обозначая требования, критерии и условия. И Закон о кино требует доработки. Как и закон об авторских правах. И с кинообразованием надо что-то делать. И объединять всех, кто работает в аудиовизуальном пространстве. Задач – непочатый край. Мы потихоньку начали было поворачивать родных зрителей к отечественному экрану. Вирус застопорил данный процесс. Но это вовсе не означает, что ситуация безнадежная. Она станет безнадежной, если мы в это поверим. Опустим руки. Будем ждать указаний/законов/наград от министра и бесконечно взывать – нет не к совести, к исполнению должным образом функциональных обязанностей.

Мы не можем допустить, чтобы казахстанское экранное время при помощи министерства стало реально боратовским. Шанс – пусть и минимальный – у нас есть. И надо им воспользоваться. Всего-то делов: соблюдать правила. Всем участникам процесса. Важны прозрачность и ясность. Чтобы народ знал и видел, на что пошли его деньги. Иначе – хаос и развал. Зритель без кино не останется. Но страна останется без народа. Культура и есть его лицо. Неужели мы все так уж хотим заниматься исключительно мумификацией? Надеюсь, что нет.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале
Самое читаемое

Читайте также
Расколдованный пендель
Вот эта фраза – «обеспечена доступность к вакцинации 300 тысяч граждан» – она вообще что о
2161 0 0
Страна риторических вопросов
«Сколько еще мы будем терпеть эту несправедливость?».
1697 0 0
«Ненавязчивый сервис» по ту сторону прилавка
Призываю всех не устраивать вольготную жизнь тем, кто ее не заслуживает.
1998 0 0
Обвесить «фраера ушастого»…
За обвесом и обмером стоит повальное состояние общества.
2039 0 0