Эксперт: драйвером экономики Казахстана остается горнодобывающая промышленность

Опубликовано: 20 Января 2020 Автор: Ярослав РАЗУМОВ | Алматы
Эксперт: драйвером экономики Казахстана остается горнодобывающая промышленность
igfmining.org
просмотров 4036

Недавно стало известно, что Государственная программа индустриально-инновационного развития (ГПИИР) Республики Казахстан на 2020–2025 годы была утверждена правительством еще 31 декабря минувшего года. Странно, что информация об этом была обнародована лишь сейчас. Но так или иначе программа есть… Для экономики Казахстана это один из базовых документов. «ЭК» обратилась к эксперту Сергею Домнину с просьбой прокомментировать цели, поставленные в ГПИИР.

– Как вы оцениваете итоги предыдущей пятилетки программы?

– Пока еще не пришли все данные по итогам 2019 года, но уже можно сказать, что из четырех ключевых индикаторов ГПИИР-2 были достигнуты два: объем инвестиций в основной капитал обрабатывающей промышленности и снижение уровня энергоемкости экономики. Цели по росту производительности труда (на 22% по сравнению с 2019 годом) вряд ли удастся достичь – показатель измеряется в долларах, производство в обрабатывающей промышленности – в тенге, а коррекция курса с 2015 года была не в пользу национальной валюты – она просела примерно вдвое. По крайней мере полугодовые данные за 2019-й показывали, что по сравнению с аналогичным периодом 2015-го производительность выросла на 9,5%. Вполне может быть выполнен индикатор роста экспорта в обрабатывающей промышленности на 19%. В 2018 году экспорт обрабатывающей промышленности вырос на 12% по сравнению с 2015-м. В минувшем году производство в металлургии – основной экспортной отрасли обрабатывающего сектора – выросло на 4,1%, поэтому повод для оптимизма есть.

– Заявлено, что главной целью государственной политики индустриализации как катализатора и основы диверсификации всей экономики является создание условий для развития и становления обрабатывающей промышленности в качестве основного драйвера экономики страны. Но корректна ли такая постановка вопроса, учитывая структуру экономики и существование параллельных планов наращивания нефтедобычи? Не является ли такая цель сугубой абстракцией?

– Цель вполне корректна, и то, что по факту драйвером экономики остается горнодобывающая промышленность, никак не отменяет задачу диверсификации экономики, основой которой должна быть развитая обрабатывающая промышленность. Именно этот сектор задает уровень экономической сложности, а это ключевой показатель диверсификации. Этот сектор экономики не может и не должен быть большим в структуре ВВП, учитывая крупный горнодобывающий сектор. Вопрос в длине линейки выпускаемых им продуктов и конкурентоспособности.

То, что цель не абстрактна, а обеспечивается соответствующими мерами государственной политики, подтверждает обилие механизмов поддержки обрабатывающей промышленности начиная от субсидированных кредитов под инвестиции и оборотку, субсидирование лизинга оборудования, гранты, экспортное страхование и так далее. Есть проблемы с качеством применения этих механизмов, но сам набор инструментов, применяемых в Казахстане, стандартен для развивающихся и развитых стран, достигших успеха в индустриализации за последние 25–50 лет.

Проблемы индустриализации связаны не с ее якобы некорректными целями, а с исполнителями, и тут мы упираемся в необходимость институциональных и политических реформ.

Экономические итоги уходящего года – традиционно противоречивые
читайте далее

– Программа сориентирована на развитие экспортных направлений. Правильно ли это? Может быть, на данном этапе нужно сосредоточиться на собственном рынке, тех сферах, где мы могли бы подвинуть импорт? Или одного без другого не бывает?

– В программе, как и в предыдущем пятилетнем индустриальном плане, закладывается индикатор роста экспорта обрабатывающей промышленности. Если анализировать международный опыт, то успешная индустриализация всегда связана с наращиванием экспорта продукции верхних переделов. В некоторых странах даже действовала так называемая экспортная дисциплина – предприятия получали доступ к льготному финансированию лишь в случае выполнения обязательств по экспорту. Почему это важно? Экспорт – это спрос на продукцию на внешних рынках. Его динамика показывает степень национальной конкурентоспособности обрабатывающей промышленности. Этот объективный показатель корректен, даже если у вас достаточно емкий внутренний рынок, как в Китае или современной Южной Корее. Для стран с маленьким внутренним рынком экспорт – самое необходимое условие промышленного развития.

При этом замещать импорт местным производителям никто не мешает ни на данном этапе, ни на последующих. Однако установка на замещение импорта во многих случаях искажает стимулы регулятора и производителей: первые при возможности выстраивают тарифные и нетарифные барьеры, а вторые – неэффективно используют предоставляемые им на льготных условиях ресурсы. В итоге такой потребитель получает товар худшего качества по высокой цене.

– Вы отметили вопрос финансового обеспечения мероприятий программы. Есть ли еще моменты, которые вызывают вопросы? Что с темой кадрового обеспечения промышленности?

– Бюджетное финансирование шестилетней программы составит около 781 млрд тенге, что в 15 раз меньше аналогичной по длительности программы развития образования. Масштабы достаточно скромны. Конечно, в общий объем господдержки стоит также включать займы институтов развития, выдаваемые предприятиям, реализующим проекты ГПИИР, и капитализацию институтов развития за счет госбюджета, однако даже в этом случае расходы государства на индустриализацию не так велики и достаточно хорошо сфокусированы. «Не взлетевшие» индустриальные проекты создали для бюджета куда меньше проблем, чем переоцененные строительные проекты и сельхозсектор. При этом государственные институты развития во многих случаях остались единственным и безальтернативным источником финансирования на фоне проблем коммерческих банков. Это большая сложная проблема, которую необходимо решать. На этот рынок должны возвращаться частные банки и частные компании-заемщики.

Задача развития кадрового потенциала в тексте программы отражена, обозначена задача подготовки квалифицированных кадров к промышленной автоматизации. У правительства есть все механизмы для решения проблемы: оно собирает информацию о потребности в тех или иных рабочих и инженерных специальностях, обладает ресурсами и регуляторными возможностями менять учебные программы техникумов и политехнических вузов. Другой вопрос, что изменения зачастую недостаточно подготовлены и происходят медленно. Фронтальное падение качества образования признают и в Минобразования. Поэтому финальной частью профессиональной подготовки в основном занимается работодатель в своих или партнерских учебных центрах, а то и на рабочем месте. Вряд ли в ближайшие пять лет эта система существенно изменится.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале