18+
  • USD 386.3
  • EUR 428.3
  • RUB 5.87
просмотров 558

Эксперты позитивно оценивают действия правительства по развитию нефтегазового машиностроения

Опубликовано: 22 Июля 2019 Автор: Ярослав РАЗУМОВ | Алматы
Эксперты позитивно оценивают действия правительства по развитию нефтегазового машиностроения
pixabay.com

На прошлой неделе премьер-министр Аскар Мамин в ходе своей поездки в Атырау провел совещание по вопросам развития местного содержания, нефтегазового машиностроения и соблюдения трудового и миграционного законодательства недропользователями. Эксперты в сфере промышленной политики оценивают это событие как очень обнадеживающее, видя в нем проявление внимания государства к развитию казахстанского производства.

Еще 26 марта, всего через месяц после назначения на пост главы правительства, Аскар Мамин издал распоряжение, которым обязал Министерство энергетики и Министерство индустрии и инфраструктурного развития совместно разработать программу развития нефтегазового машиностроения. К работе в качестве соисполнителя была привлечена и бизнес-ассоциация Союз машиностроителей Казахстана (СМК). Между моментом, когда была озвучена эта инициатива, и совещанием в Атырау прошло, конечно, немало времени, но вспомним, что в стране проходила предвыборная кампания. Так что это совещание к числу событий ситуативной реакции никак не отнести.

Обращение премьера к теме нефтегазового машиностроения логично: известно, что задачу его развития на протяжении 20 лет поднимал первый президент Нурсултан Назарбаев, повторяя, что это важно для страны с точки зрения ее экономической безопасности, а кроме того, именно данная отрасль выпускает продукцию с высокой добавленной стоимостью и создает рабочие места. Определенные сдвиги были. Если в советские времена в Казахстане машиностроение фактически было представлено в основном производствами для горно-металлургического комплекса, то сегодня, по оценкам СМК, только крупных и средних предприятий, выпускающих машиностроительную продукцию для нефтегазового комплекса, не менее сотни. Расти в этом направлении Казахстану есть куда: лишь 5% от общего объема производства машиностроительного комплекса приходится на сектор нефтегазового машиностроения. Для страны, добывающей более 80 млн тонн нефти и планирующей значительный рост ее добычи, но стремящейся к диверсификации своей экономики, это очень мало. Минимально приемлемым уровнем, считают эксперты, было бы 20% от всего объема машиностроения.

На совещании в Атырау были озвучены такие данные: в 2018 году в Казахстан машиностроительной продукции было завезено на 12,5 млрд долларов. В разные годы на импорт этой продукции Казахстан тратил от 8 до 20 млрд долларов. Эта продукция составляет порядка 40–50% от объема всего казахстанского импорта! Это исключительно высокая степень зависимости экономики от поступлений машиностроительной продукции из-за рубежа.

По мнению экспертов, ситуация даже еще более сложна. Например, участвовавший в совещании в Атырау заместитель председателя комитета машиностроения и металлообработки Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» Павел Беклемишев считает, что в цифрах статистики, показывающих состояние сферы машиностроения, есть один принципиальный «фокус».

Когда говорится, что импортировано машиностроительной продукции на 12,5 млрд долларов, то речь идет именно об импорте товаров. Но когда говорят о казахстанском производстве в этой сфере, а оно в прошлом году составило 3,1 млрд долларов, то тут есть лукавство, – поясняет он. – Потому что в эту статистику входит не только выпущенная продукция, но также работы и услуги, например по ремонту и обслуживанию, выполненные машиностроительными предприятиями. И это еще не все. Есть нюанс, о котором, возможно, даже не все специалисты знают. В свое время в погоне за повышением статистических показателей нашего машиностроительного производства туда включили и объемы работ, которые выполняют на станциях технического обслуживания автомобилей. Вроде бы близко к теме, но это никак не машиностроительное производство, это ремесленничество – тут масло поменяли, там гайки подкрутили. Однако это все «вкладывается» в статистику производства машиностроения. И получается, что его объемы у нас дутые! Есть и еще один способ самообмана. Когда надо показать что-то более или менее реалистичное, у нас считают в долларах. А когда надо отчитаться «красиво», цифры представляют в национальной валюте. И получаются солидные миллиарды, хотя в долларах это скромные миллионы. Магия больших цифр. И официальные доклады звучат хорошо. А с учетом серии девальваций последних 10 лет очень сложно оценить, где же мы на самом деле.

На совещании прозвучало, что казахстанские производители могли бы для трех крупнейших нефтедобывающих проектов – Тенгизского, Карачаганакского и Кашаганского – поставлять машиностроительной продукции на 53 млрд тенге. Однако с учетом масштабов инвестиций в эти проекты, исчисляемых десятками миллиардов долларов, эта цифра выглядит странной.

Конечно, на совещании не могла не прозвучать тема казахстанского содержания в закупках крупнейших недропользователей. Павел Беклемишев комментирует это так:

Все очень скромно. Например, предприятие ТШО взяло на себя обязательства обеспечить казахстанское содержание при реализации проекта будущего расширения на уровне 32%. И даже говорят, что выйдут на 34%, хотя пока обеспечили 29%. Но в этом объеме доля даже не машиностроительной продукции, а вообще казахстанских товаров, составляет лишь 8%. Все остальное – это работы и услуги, которые и так не привезешь из-за океана: электроэнергию для проекта на западе Казахстана невозможно произвести в Абердине. А вот товары наши партнеры могут и хотят усиленно ввозить из-за рубежа. Оставляют средства за их производство в своих странах, а потом еще и вставляют эти средства в инвестиционные затраты. И за это забирают нашу нефть. То есть зарабатывают на нас дважды!

Потребности нефтедобывающих компаний как отечественных, так и иностранных в машиностроительной продукции колоссальные. Конечно, соглашаются наши менеджеры, не всегда казахстанские товары соответствуют запросам, и стоить они могут дороже, чем импортные аналоги. Но есть в стране и предприятия, которые выпускают качественную продукцию. Казахстанские поставщики, чтобы иметь возможность планировать и развиваться, должны знать заранее, что же добывающие компании у них готовы покупать. И те обязаны, согласно казахстанскому законодательству и подписанным соглашениям, «открыть карты». Чего, однако, не происходит.

Нынешней весной там же в Атырау на ежегодной конференции «Казнефтегазсервис-2019» говорилось еще об одной проблеме: отсутствии преференций для национальных производителей. Тогда известный эксперт Мурат Журебеков отмечал, что у недропользователей, которые заключили контракты в 1990-х годах, есть особые налоговые условия, согласно которым импортируемые товары не облагаются таможенными пошлинами и НДС. Получается, что иностранный поставщик, который участвует в тендере, уже при подаче ценового предложения имеет преимущество перед местным производителем. Казахстанский бизнесмен априори оказывается в проигрышном положении. Удивительно, но отечественные законодатели давно решили этот вопрос, предусмотрев в Налоговом кодексе статью «Налогообложение в отдельных случаях», однако не все представители исполнительной власти знают об этом.

Тем не менее в среде отечественных промышленников сегодня чувствуется определенный оптимизм, вызванный подписанием «Дорожной карты развития машиностроения».

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале