18+
  • USD 385.8
  • EUR 427
  • RUB 6.04
просмотров 1071

В конце года истекает срок Госпрограммы индустриально-инновационного развития на 2015–2019 гг. Что дальше?

Опубликовано: 28 Августа 2019 Автор: Ярослав РАЗУМОВ | Алматы
В конце года истекает срок Госпрограммы индустриально-инновационного развития на 2015–2019 гг. Что дальше?
theengineer.co.uk

Недавнее совещание в Караганде по индустриально-инновационному развитию можно расценить как самое значимое событие последнего времени, касающееся определения экономической стратегии страны. На нем президент Касым-Жомарт Токаев говорил, каким должен быть основной вектор государственной экономической политики и о том, как решить существующие проблемы.

Обращение президента к этой теме совершенно логично. Во-первых, в конце года истекает срок Государственной программы индустриально-инновационного развития Республики Казахстан на 2015–2019 годы. Этот стратегический документ определил пути развития перерабатывающей промышленности, и сейчас необходимо серьезно проанализировать достигнутые результаты. В том числе чтобы максимально эффективно, с учетом успехов и неудач подготовить новую программу на следующую пятилетку.

2.jpg

Вторая причина была озвучена на совещании самим президентом. Касым-Жомарт Токаев говорил о растущей конкуренции, ухудшающейся мировой конъюнктуре и обострении торговых войн. Все эти факторы предопределяют особое внимание государства к индустриально-инновационному развитию, и в первую очередь к технически сложным отраслям перерабатывающей промышленности. Мотивов, для того чтобы это направление стало базовым для развития экономики страны, много. Если смотреть на внешнеэкономический аспект, то прежде необходимо найти свои ниши в производственной сфере евразийского пространства и центральноазиатского региона. Ведь нельзя принимать роль сырьевого придатка и рынка сбыта даже в отношениях с близкими союзниками. Не для этого в свое время елбасы поднял идею евразийской интеграции! Казахстан и должен, и может предлагать технологически и технически сложные товары с высокой добавленной стоимостью.

Другой мотив – снижение зависимости от импорта техники и оборудования. Импорта, который может резко подорожать в связи с колебаниями на мировом валютном рынке, а это по цепочке ударит по многим отраслям экономики. Если самим производить ощутимую долю товаров и оборудования, которые Казахстан сейчас импортирует, вклад в экономическую стабильность будет очевиден. С валютно-финансовой точки зрения тоже плюс – не придется платить доллары за ввозимые машины и станки. А это прямая связь с валютными котировками.

3.jpg

В конечном итоге индустриально-инновационное развитие должно служить главной задачей всей казахстанской экономики – диверсификации, снижению зависимости от экспорта нефти и газа.

Как же ослабить эту зависимость, а в перспективе изменить структуру экономики так, чтобы новости с сырьевых бирж не воспринимались столь болезненно? У Казахстана есть две сферы, интенсивное развитие которых может дать ответ на этот вопрос: аграрный сектор и машиностроение. Обе способны создать большое количество рабочих мест и имеют экспортные перспективы. Обе жизненно важны. Но в гипотетическом «споре» между двумя этими сферами потенциальный кумулятивный эффект все же за машиностроением. Хотя бы потому, что без собственного производства качественной сельскохозяйственной техники казахстанские аграрии будут вынуждены продолжать закупать зарубежную.

По разным оценкам, сегодня Казахстан обеспечивает себя сельхозтехникой на 10–20%. Этого критически мало для стабильного развития сельского хозяйства, а ведь в аграрных регионах живет без малого половина населения страны.

Развитие машиностроения необходимо и для таких сфер экономики, как горнодобывающая и транспортная. Химическая промышленность, строительство, коммунальное хозяйство да практически любая сфера экономики чувствуют себя более уверенно, если опираются на отечественное машиностроение. Характерный пример – Норвегия, один из крупнейших поставщиков нефти и газа в страны ЕС, один из признанных грандов энергетического мирового рынка за пределами ОПЕК. Добыча нефти там началась в 1970 году, и до этого своего нефтегазового машиностроения у норвежцев не было. Но менее чем через 10 лет эта страна превратилась в крупного производителя и экспортера нефтегазового оборудования, а в начале XXI века доля собственного оборудования для нефтегазовой промышленности Норвегии превысила 80%.

4.jpg

Еще один экономический эффект от развития машиностроения – высокий уровень занятости населения. К примеру, нефтедобывающая сфера этого не дает. Производительность труда там выше, но количество генерируемых рабочих мест невелико. К слову, на прошедшем совещании по индустриально-инновационному развитию президент также поднял проблему недостаточного роста производительности труда. Интенсивное развитие машиностроения может решить эту проблему через внедрение современного оборудования и подготовку квалифицированных кадров.

На сегодняшний день в Казахстане собираются новые, в том числе такие сложные виды продукции, как локомотивы. Открываются совместные предприятия по выпуску сельскохозяйственной техники. Сборка автомобилей также демонстрирует стабильный рост. В металлообработке появляются новые для страны сферы, например сложные литейные производства. Как прозвучало на совещании в Караганде, за последние годы в республике было создано 1 250 новых промышленных производств, 120 тысяч рабочих мест, выпускается более 500 новых видов промышленной продукции. Но при всех этих успехах, отметил Касым-Жомарт Токаев, ситуация в экономике не изменилась. Одна из причин, озвученная на совещании, – это бюрократические проблемы. Конечно, есть и другие: дорогое кредитование, дефицит квалифицированных кадров, не лучшее состояние конструкторской базы. В таких сферах, как сельскохозяйственное и нефтегазовое машиностроение, наши производители сталкиваются с проблемой преференций – у наших их нет, а у зарубежных конкурентов на казахстанском рынке есть. Но все это потенциально решаемо, если преодолеть бюрократизм, а порой и незаинтересованность в развитии казахстанского машиностроения.

Здесь можно провести аналогию с другой проблемой – низким процентом внедрения казахстанских изобретений на отечественных производствах. Недавно известный отечественный эксперт объяснил это тем, что среда и люди, работающие на управленческих позициях, не восприимчивы к сложным решениям, настроены на то, чтобы освоить бюджет и приобрести какое-то готовое решение. Вероятно, это же тормозит и развитие технологичных сфер перерабатывающей промышленности, ведь здесь требуется готовность к принятию сложных решений и несению ответственности за них.

Между тем в Союзе машиностроителей Казахстана (СМК) прошедшее в Караганде совещание восприняли позитивно. Особенно то, что прошло оно незадолго до намеченного на 12–13 сентября VII Форума машиностроителей Казахстана, организованного СМК. Это, по мнению экспертов союза, даст возможность профессиональному сообществу говорить о своих проблемах открыто и остро.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале