просмотров 493

«Зеленые» технологии – это не только ветряки

Опубликовано: 11 Сентября 2017 Автор: Айгуль АХМЕТОВА | Астана
«Зеленые» технологии – это не только ветряки

Разработать в ближайшее время новую стратегию развития электроэнергетической отрасли предложил на сессии «Возобновляемая энергетика: глобальные тренды развития», прошедшей в рамках форума KAZENERGY, исполнительный директор Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий Николай Радостовец.

– Сегодня перед электроэнергетической отраслью Казахстана остро стоит проблема выбора пути ее дальнейшего развития, – сказал Николай Радостовец. – Несмотря на то что некоторые ориентиры развития электроэнергетики были установлены в Концепции перехода Казахстана к «зеленой» экономике и Концепции развития топливно-энергетического комплекса до 2030 года, следует признать, что у участников сектора сегодня отсутствует комплексное представление о целевых параметрах электроэнергетики Казахстана. Такое состояние дел означает, что политика в области регулирования отрасли становится фрагментированной и несогласованной.

Представляя свое видение развития альтернативной энергетики в Казахстане, глава ассоциации напомнил, что действующая на сегодня программа развития энергетики принималась в условиях дефицита электроэнергии, а сейчас в Казахстане отмечается профицит. Причем за создание этих мощностей потребители заплатили из своего кармана: не было конкуренции, предельные тарифы на электроэнергию повышались ежегодно, тем самым инвестиции окупались за год. В частности, сегодня не используются серьезные мощности по сжиганию угля в связи с отсутствием потребителя.

– Мы не можем рассматривать электроэнергетику в отрыве от реального производства, – констатировал Николай Радостовец. – Следует признать, что Казахстан в условиях того, что была девальвирована валюта, оказался очень дешевой страной. И конечно, в низкой цене продаваемых в стране товаров существенную роль занимает электроэнергия. Если в угольном секторе цена на электроэнергию составляет 7–8 тенге, то в солнечной электроэнергии – 34 тенге, ветровой – 22 тенге. Причем это гарантированный закуп, без конкуренции. То есть цена производимой сейчас электроэнергии в четыре-пять раз дешевле, чем то, что предлагает альтернативная энергетика. И если потребитель не видит дорогую электроэнергию солнца и ветра, то только потому, что она нивелируется дешевой ценой на угольную электроэнергию.

Николай Радостовец напомнил, что 66% мощностей в Казахстане – это угольные станции, которые функционируют круглосуточно. На регулирующие мощности приходится только 11%. Хотя в мире доля регулирующих мощностей, допустим газовых и водных, достигает 40–60%. Поэтому необходимо строить в стране регулирующие станции, в первую очередь газовые. Ведь у нас много газа и в нефтяном, и в угольном секторах.

– Мы всегда должны помнить, что солнечная и ветровая электроэнергия не имеют такой регулирующей роли, – пояснил он. – Конечно, с развитием современных проектов по накоплению энергии, созданием аккумуляторов этот вопрос технологически будет решен. Но нужно время.

Учитывая такие парадоксы в энергетике, а самое главное – отсутствие конкуренции на оптовом рынке, с искажением цены традиционной генерации стоимостью электроэнергии возобновляемых источников энергии, Николай Радостовец предложил всем экспертам объединить усилия и проработать стратегию развития Казахстана в энергетической отрасли.

В документе, по его мнению, должно быть принято во внимание корректное прогнозирование спроса на электроэнергию. Поскольку в мире существует много примеров, когда завышенные прогнозы и несогласованная политика приводили к вводу избыточных мощностей, за простои которых расплачивались потребители. Как свидетельствуют результаты исследований, проведенных компанией SEEPX Energy, к 2030 году в Казахстане потребление электроэнергии составит порядка 108 млрд кВт/ч, в то время как возможности по выработке электроэнергии (без Балхашской ТЭС и третьего блока ЭГРЭС-2) будут составлять 136,3 млрд кВт/ч. Иными словами, в обозримой перспективе не ожидается возможности возникновения дефицита мощностей.

На первый взгляд развитие возобновляемых источников энергии позволяет достигнуть требуемого результата, то есть переход к «зеленой» энергетике – это и есть развитие ВИЭ. И тенденции, наблюдаемые в ряде развитых стран, это подтверждают. Но Казахстан не Австрия и не Германия, у нас совсем другая структура экономики. Помимо развития ВИЭ, у нас есть множество более дешевых «зеленых» проектов, дающих схожий экологический результат.

С учетом ратификации Парижского соглашения перед Казахстаном стоит задача по снижению выбросов парниковых газов, но в условиях казахстанского ТЭК развитие ВИЭ – один из самых дорогостоящих вариантов снижения выбросов. В связи с этим в числе приоритетных направлений развития «зеленой» энергетики руководитель АГМП обозначил модернизацию действующих станций и электроэнергетической инфраструктуры, энергосбережение и стимулирование развития газовой генерации. Их реализация, по подсчетам специалистов, позволит сократить выбросы парниковых газов на 16,9 млн тонн, что соответствует выработке 20 млрд кВт/ч на ветровых и солнечных электростанциях. Кроме того, Николай Радостовец предложил рассмотреть возможность реализации альтернативных вариантов снижения выбросов парниковых газов посредством создания прозрачных рыночных механизмов, в том числе путем рассмотрения возможности создания в Казахстане углеродного фонда по примеру Австралии.

В первую очередь необходимо заняться реализацией того потенциала снижения выбросов СО2, который у нас есть. К примеру, многие компании, производящие сейчас электроэнергию в Казахстане, готовы увеличить затраты, но произвести серьезное снижение выбросов. И этот фактор необходимо учитывать, выработав совместные подходы с учетом проводимой политики декарбонизации.

– Нужны и другие «зеленые» инициативы, – подчеркнул спикер. – И они должны быть прозрачными, потому что нам не очень интересно видеть, когда вдруг ни с того ни с сего при избытке электроэнергии в Казахстане выстраивается очередь инвесторов, которые хотят создавать «зеленые» станции. То есть что-то в конкурентном механизме не так. Я не говорю о том, что мы сторонники того, чтобы наращивать угольную генерацию. Но на какой-то период времени надо понять, что это многотысячные коллективы, и если мы сможем существенно повысить им экологические требования и они справятся, то надо производить эту душевую электроэнергию и за счет этого поднимать промышленность, сельское хозяйство.

Исполнительный директор АГМП акцентировал внимание на потенциале снижения выбросов парниковых газов, которого можно достичь за счет модернизации угольных станций и перевода их на газ, развития газовой генерации, снижения потребления электроэнергии, утилизации метана при дегазации, снижения эмиссии метана на ГТС, факельного сжигания, потребления природного газа.

– Обсуждая проекты развития ВИЭ, мы даем импульс для осмысления их роли, – отметил Николай Радостовец. – Но нам надо понять: ветер и солнце – это единственно правильное решение на текущем этапе развития или все-таки на какой-то период надо предусмотреть возможности использования попутного газа, который мы никуда не можем деть? Это же тоже «зеленая» экономика! Равно как добыча метана и его сжигание.

Глава ассоциации призвал привлечь экспертов к глубокому изучению угольных и газовых проблем Казахстана и взвешенно определить перспективы развития ВИЭ наряду с другими видами электроэнергии. Ведь электроэнергия производится для потребителя, а для него важны качество и цена.

Самое читаемое
Отходной маневр
10 Января 2018
Барсово поле
06 Декабря 2017
Тонкая работа
12 Декабря 2017

Читайте также
До чего техника дошла!
Свыше 30 единиц новой вспомогательной техники поступило на Соколовско-Сарбайское...
87 0 0
Цифровой «Казцинк»
Внедрение элементов «Индустрии 4.0» на предприятиях горно-металлургической компании «Казци
138 0 0
Металл льется рекой
Первую партию жидкого алюминия, произведенного на Казахстанском электролизном заводе...
176 0 0
Возрождение гиганта
Впервые в Казахстане было произведено сертифицированное восстановление...
162 0 0