просмотров 906

Что мешает Казахстану стать заметным экспортером на рынке нефтепродуктов?

Опубликовано: 11 Июня 2019 Автор: Ярослав РАЗУМОВ | Алматы
Что мешает Казахстану стать заметным экспортером на рынке нефтепродуктов?
shutterstock

По словам министра энергетики Каната Бозумбаева, в Казахстане сохраняется перепроизводство бензина. В соседней России тем временем ждут повышения цен на «черное золото». Могут ли эти процессы в экономиках двух союзников по ЕАЭС оказаться взаимосвязанными?

Общего рынка нефти и нефтепродуктов в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС) не существует. Но его предполагается создать не позднее 2025 года. В декабре прошлого года на заседании Высшего Евразийского экономического совета в Санкт-Петербурге президент России Владимир Путин оценил эффект от создания общего нефтерынка в 9 млрд долларов.

Стоит отметить, что договором о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года среди основных принципов функционирования общих рынков нефти и нефтепродуктов продекларировано следующее: «Осуществление деятельности в сфере… сбыта нефти и нефтепродуктов на территории одного государства-члена хозяйствующими субъектами другого государства-члена». Это значит, что казахстанские трейдеры смогут свободно реализовывать свой бензин на территории России. И наоборот. Не случайно председатель коллегии Евразийской экономической комиссии Тигран Саркисян однажды подчеркнул, что топливно-энергетический комплекс – «один из источников, который, несмотря на волатильность цен и внешние факторы, позволяет странам реализовать новые проекты развития».

В прошлом году Россия столкнулась с резким ростом цен на нефтепродукты. В среднем популярные марки бензина подорожали на 9%. Это предсказуемо вызвало недовольство населения, порой в демонстративно-комичных формах. Например, депутат одного из региональных парламентов стал ездить на работу на лошади. Власти же отнеслись к этой проблеме серьезно и занялись ее решением. Итогом стало соглашение с нефтяными компаниями о заморозке цены на моторное топливо до 1 апреля 2019 года. Нефтяники также взяли на себя обязательство увеличить поставки бензина и дизеля на внутренний рынок на 3%. Весной действие этих договоренностей было продлено до 1 июля этого года.

К слову, в таких больших масштабах административно-политический ресурс не может работать долго. С его помощью можно сгладить проблему, но не решить ее. Вот и в ходе Международного экономического форума в Санкт-Петербурге от официальных лиц прозвучало, что причин для продления соглашения нет. Последствия предсказать не сложно, тем более что в большинстве регионов России цены хоть и медленно, но все же растут даже во время действия соглашения.

По данным российских СМИ, уже сегодня нижняя ценовая планка бензина АИ-95 в Москве составляет 45 рублей за литр – это порядка 265 тенге или более чем в полтора раза выше алматинских цен. Если верить некоторым прогнозам, после отмены «заморозки» стоимость горючего может взлететь сразу на 10%. При этом в Казахстане наблюдается стабильный профицит на рынке высокооктановых марок бензина. Министр Бозумбаев отметил, что нынешняя ситуация на отечественном рынке - «не очень хорошая история», ведь поставлять нефть на внутренний рынок становится все менее выгодно. Впору задаться вопросом: не начнется ли снижение поставок на казахстанские НПЗ со всеми вытекающими последствиями? Сложившуюся ситуацию корреспонденту «ЭК» прокомментировал эксперт по энергетическому рынку Сергей Смирнов:

У нас вообще нет ясности с экспортом бензина. Вот яркий пример: о проблеме переизбытка нефтепродуктов, возникшей на казахстанском рынке после завершения модернизации наших НПЗ, говорят уже почти год, в то время как рядом дефицитный Кыргызстан. С октября 2018 года планировалось начать туда экспорт, хотя и не слишком большой. Но этого до сих пор нет. Сроки уже несколько раз сдвигались – сначала на минувший март, сейчас говорят об июле. Хотя, с учетом всей этой истории, и это может оказаться не окончательным сроком. Почему происходит отсрочка? Официальных объяснений нет.

Тем временем выход на российский рынок, по мнению эксперта, усложняет логистика. Самый мощный казахстанский НПЗ – шымкентский – расположен далеко от российских границ, а рядом с павлодарским заводом работает омский, чья мощность сопоставима со всей казахстанской нефтеперерабатывающей индустрией. С другой стороны, выход на определенные регионы России, например на Алтайский край и Восточную Сибирь, вполне реален, считает Смирнов:

Почему этого не делается? Вероятно, это вопрос договоренностей. Если не могут так долго договориться по небольшим объемам поставок с Бишкеком, то трудно ожидать, что такой вопрос решат с Москвой.

Логично, что приход более дешевого бензина из Казахстана не радует российских трейдеров. А потому для нашей республики более доступными и более перспективными остаются рынки Узбекистана, Таджикистана и Афганистана.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале