Эксперт: ситуация в экономике Казахстана при участии страны в сделке ОПЕК+ будет чуть хуже, чем если бы сделки не было

Опубликовано: 14 Апреля 2020 Автор: Ярослав РАЗУМОВ | Алматы
Эксперт: ситуация в экономике Казахстана при участии страны в сделке ОПЕК+ будет чуть хуже, чем если бы сделки не было
© ТАСС
просмотров 1216

Ура! Мировые лидеры нефтедобычи наконец-то пришли к соглашению по уменьшению ее объемов. Но ряд серьезных экспертных центров утверждает, что предложение нефти на рынке даже с учетом сокращения слишком велико. Мы попросили прокомментировать ситуацию казахстанских специалистов.

Да, таких оценок много, – подтвердил доктор экономических наук и главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте Вячеслав Додонов. – По поводу объема сокращения спроса есть разные оценки, но они сходятся на том, что он очень велик. Разброс от 15 до 25 млн баррелей в день. Поэтому сделка, пусть даже в 10 млн, не покрывает в полной мере тот избыток, который существует. Есть еще один нюанс. Подразумевается, что страны, не участвующие в сделке, должны сократить свой экспорт примерно на 5 млн баррелей. Но то, что не формализовано договоренностями, скорее всего, так и останется декларациями. Понятно, что США никогда не поступятся своими интересами, если договоренности не зафиксированы четкими обязательствами. А такой ситуации нет, и поэтому эту часть сделки на 5 млн баррелей, на мой взгляд, можно не учитывать. Хотя о ней и говорилось в комментариях по сделке ОПЕК+. 2.jpg

Эксперт акцентирует внимание на том, что с рынка уйдет около 10 млн баррелей нефти, если учитывать 300 тысяч баррелей Мексики, ставших камнем преткновения. И произойдет это только в мае. Но масштабы проблем на глобальном рынке, диспропорции спроса и предложения таковы, что этого недостаточно. При том что и эта договоренность потребовала очень серьезного, примерно 20-процентного сокращения уровня добычи от стран-участниц. Поэтому Додонов предполагает, что в дальнейшем могут последовать новые сокращения вне зависимости от этой сделки. Ряду компаний и стран будет просто невыгодно продавать нефть по тем ценам, которые могут быть, если ситуация будет ухудшаться.

Интересен в этом контексте вопрос: почему Россия пошла на эту сделку, согласившись на сокращение на 2,5 млн баррелей, хотя всего месяц назад не согласилась на гораздо меньший объем уменьшения добычи?

Я думаю, объяснение простое: при нынешних ценах многим компаниям вообще не выгодно продавать нефть, – рассуждает эксперт. – Поэтому сделка состоялась, и не исключено, если ситуация будет ухудшаться, что могут быть сокращения вне рамок сделки, просто в связи с экономической нецелесообразностью торговли по таким ценам.

Додонов обращает внимание на еще один момент. Когда говорится о ценовых уровнях, то речь идет о том, что представлено на различных ресурсах в Интернете. Но это графики не реальных сделок, а фьючерсов. А сейчас сложилась ситуация, когда цены реальных поставок, то есть цены спотового рынка, очень сильно отличаются от фьючерсных. Причем в меньшую сторону.

Додонов всегда подчеркивал, что эффективность влияния на рынок ОПЕК и даже ОПЕК+ и раньше была сомнительной, а теперь, в условиях реального снижения спроса на нефть, это сокращение будет еще менее действенным. Даже несмотря на его физически большие цифры и отсутствие прецедентов.

Чего ждать Казахстану в этой ситуации?

Казахстанские власти разрабатывают сценарий сокращения добычи нефти
читайте далее
Казахстан в рамках этого соглашения обязался сократить добычу на 390 тысяч баррелей в день в мае-июне, что достаточно много – около 20%, – говорит эксперт. – В дальнейшем, очевидно, объем сокращения будет уменьшаться так же, как в целом по всей сделке, где предусматривается поэтапное снижение этого сокращения на 10, 8 и 6 млн баррелей. Если эти параметры будут выдержаны, Казахстану предстоит существенное сокращение объемов нефтедобычи, что соответствующим образом отразится на всех показателях, связанных с нефтяной отраслью, включая и промышленное производство в целом, и ВВП. Если же говорить о том, чего ждать от мировых цен, то вероятно снижение примерно до 15 долларов за баррель. После чего будет отскок. Думаю, что стабилизация в интервале 25–35 долларов будет во втором полугодии с постепенным ростом к концу года. Это будет связано с тем, что в это время все-таки пик коронавируса пройдет, экономики начнут открываться, соответственно, спрос увеличится. Конечно, и заключенное на днях соглашение, если оно будет работать, часть напряженности снимет. Какое-то влияние может оказать идущая со стороны центробанков всего мира безудержная накачка национальных экономик деньгами, большая часть которых попадает на финансовые рынки и частично на товарные их сегменты. Ну и плюс уйдет с рынка значительная часть сланцевой нефти. С конца февраля до начала апреля объем добычи нефти в США сократился с 13,1 до 12,4 млн баррелей, то есть на 5,3%. Следующие данные, скорее всего, будут еще ниже. То есть сланцевики действительно уходят с рынка. Даже цена в 30 долларов за баррель для них неприемлема. По совокупности всех этих факторов можно говорить, что рост цен на нефть мы увидим. Вопрос в том, от какого уровня? Думаю, что рост пойдет только после того, как цены покажут новые минимумы в районе 15 долларов на фоне усиления кризиса. К концу года, может быть, будет 40 долларов. 

Судя по тому, как спокойно рынки реагируют на соглашение ОПЕК+ по сокращению добычи нефти на 9,7 млн баррелей в сутки, можно утверждать, что в целом достигнутые договоренности пока хороши именно для стабилизации нефтяных цен и минимизации риска их шокового падения. Но этого недостаточно для значительного роста котировок нефти, как этого желает президент Трамп, то есть выше 40 долларов за баррель. Так считает еще один казахстанский эксперт – управляющий директор AERC Олжас Тулеуов.

Важно то, что будут предпринимать страны вне ОПЕК+. А именно Канада, Норвегия, США и Бразилия. Если они будут демонстрировать суммарное сокращение добычи на 5 млн баррелей в сутки, как этого ожидают страны ОПЕК+, возможен вариант со стабильным ростом цен на нефть выше 40 долларов.

Пока для Казахстана нет сильной разницы в наличии или отсутствии договора ОПЕК+, – убежден Тулеуов. – Если бы сделки не было, то цены ниже 25–30 долларов за баррель компенсировались бы довольно высоким объемом добычи сырья в Казахстане на уровне 1,7–1,8 млн баррелей. Однако наличие сделки ОПЕК+ предусматривает сокращение добычи и в стране до отметки 1,3–1,4 млн баррелей, что полностью нивелирует выгоду от роста цен на нефть выше 30 долларов. При этом, по нашим оценкам, ситуация в экономике Казахстана при участии страны в сделке ОПЕК+ будет чуть хуже, чем если бы сделки не было. 
Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале