18+
  • USD 376.5
  • EUR 406
  • RUB 5.85
просмотров 892

Приуральский профессор Едиге Насамбаев предлагает рецепты увеличения экспортного потенциала казахстанской говядины

Опубликовано: 19 Июня 2019 Автор: Вячеслав КУЛИКОВ | Уральск
Приуральский профессор Едиге Насамбаев предлагает рецепты увеличения экспортного потенциала казахстанской говядины
pixabay.com

При немалом потенциале и растущих миллиардных вливаниях в агропромышленный комплекс страны импорт мяса и мясной продукции неуклонно увеличивается. Почему так происходит? На этот вопрос пытается найти ответ доктор сельскохозяйственных наук, профессор кафедры биотехнологии, животноводства и рыбного хозяйства Западно-Казахстанского аграрно-технического университета Едиге Насамбаев.

В позапрошлом году Казахстан вышел на самообеспечение говядиной и бараниной. Первой произведено более 451 тысячи тонн, второй – 152 тысячи тонн, но экспорт все еще остается низким – 800 и 600 тонн соответственно, – говорит профессор Насамбаев. – Хотя вроде бы имеются все условия для интенсивного развития мясного скотоводства: пастбищные угодья, орошаемые пашни, рабочая сила и большой опыт прошлых поколений. Серьезным сдерживающим фактором здесь, на мой взгляд, является, прежде всего, низкая численность поголовья. Следом надо назвать фрагментированный рынок, когда более половины поголовья выращивается в домашних хозяйствах; низкий генетический потенциал, проявляющийся невысоким уровнем продуктивности животных; слабую инвестиционную привлекательность отрасли (несовершенную систему субсидирования); недостаточный, если не сказать, низкий уровень трансферта передовых технологий; неразвитую систему сбыта и маркетинга и – как уж без этого! – плохие дороги. Едиге Насамбаев.jpg

По мнению профессора, проблему роста экспортного потенциала говядины можно решить, увеличив численность поголовья отечественных пород и повысив продуктивность крупного рогатого скота, в том числе и за счет импортных пород.

Все три направления следует реализовывать одновременно и ускоренными темпами. При этом надо понимать, что численность местных пород недостаточна, чтобы в короткое время обеспечить экспорт говядины в полной мере. Здесь в первую очередь остро ощущается нехватка маточного поголовья и острый дефицит высокоценных быков-производителей.

Кстати, в племенном скотоводстве необдуманно отменили субсидии на приобретение скота внутри страны, что в известной степени перестало стимулировать товаропроизводителей в увеличении скотопоголовья. На этом фоне увеличение стада за счет импорта поголовья является одной из насущных задач скорейшего выполнения программы мясного экспорта.

2.jpg

Едиге Насамбаев называет ключевые пути ее реализации.

Поголовье крупного рогатого скота в стране необходимо довести с 7 млн голов до 15 млн не позже 2027 года. В течение ближайших 10 лет увеличить маточное поголовье скота мясных пород с нынешних 3 млн до 7 млн голов, для чего нужно импортировать не менее миллиона голов. Непременно нужно довести до 3,5 млн голов маточное поголовье скота в фермерских хозяйствах, участвующих в породном преобразовании, увеличить его в три раза по сравнению с нынешним.

Следует также поспособствовать расширению класса средних и мелких фермеров, обеспечению их поголовьем и пастбищами, необходимо рациональнее использовать отечественные генетические ресурсы, совершенствовать ветеринарную систему, наладить устойчивую и прогнозируемую финансовую программу для фермеров, развить среди них сети центра распространений знаний и запустить государственную поддержку молодежного предпринимательства на селе. Иными словами, гарантировать целенаправленное участие государства в создании для молодежи благоприятных условий работы на основе системы мер поддержки путем создания консорциума «Фермер для выпускника».

3.jpg

А что же кормовая база?

В Приуралье, по словам ученого, на бумаге числится 12 млн гектаров пастбищ, из которых 162 тысячи предназначено для лиманного орошения и 55,8 тысячи – для регулярного орошения. Реальная картина совсем иная.

Большинство пастбищных угодий пребывает в стадии деградации и нуждается в проведении серьезных агротехнических мероприятий. Их урожайность очень низка, а кормовая ценность заготовляемых там трав не удовлетворяет нормативным требованиям. Поэтому грубых кормов, как правило, даже нынешнему поголовью скота не хватает, что напрямую сказывается на его упитанности и привесах.

4.jpg

Из-за увеличения стоимости ГСМ, транспортных расходов и прочих затрат цена самого дорогого и необходимого корма – концентратов – в минувшем году превысила 85–90 тысяч тенге за тонну. Как говорится, куда уж дальше?

А между тем при условии целенаправленной работы в Казахстане можно возродить для мясного скотоводства обширные пастбищные угодья, чье экологическое преимущество не просто неоспоримо, а способно стать нашей узнаваемой визитной карточкой – брендом на мировом рынке. Но тут уже, как считает профессор Насамбаев, надо вести речь о строгом ветеринарном и сертификационном контроле, международных стандартах мясной продукции, отлаженной системе идентификации скота.

Коллега профессора, доктор ветеринарных наук, профессор Гайса Абсатиров считает, что от уровня ветеринарной службы успехи в развитии экспортного потенциала зависят непосредственно.

5.jpg

Эпизоотическая ситуация в стране далека от благополучной. Ежегодно регистрируется около 200 очагов инфекции, большая часть которых приходится на бруцеллез, бешенство и пастереллез. Хуже того, с импортным поголовьем мы завезли в страну новые болезни: нодулярный дерматит, инфекционный ринотрахеит, вирусную диарею, болезнь Шмалленберга.

Существующие ныне проблемы отечественной ветеринарии делятся на системные, кадровые и антропогенные.

Первые заключаются в несовершенстве законодательной базы, представляющей из себя громоздкую, слабо координируемую систему организации и управления, низкое качество проведения ветеринарных мероприятий.

6.jpg

Что касается кадровых проблем, то дефицит ветеринарных специалистов в республике составляет около семи тысяч человек, причем их средний возраст превышает 50-летний рубеж. Престиж ветеринарного врача сегодня очень низкий.

Кадровые проблемы напрямую связаны с организацией и реализацией профильного образования. Бесконечные реформы образовательных программ и учебных планов, подгонки их к зарубежным аналогам, сокращения объема часов по профильным дисциплинам, объединения профильных дисциплин, низкое финансирование образовательных грантов – все это вовсе не способствует качественной подготовке будущих специалистов.

Низким остается спрос населения на ветеринарные товары и услуги. Если, скажем, в странах Евросоюза владельцы животных тратят на это 6–8% от стоимости животного, а в России – 10%, то в Казахстане этот показатель менее 1%.

Непривлекательной стороной нашего скотоводства являются плохо налаженные отношения между товаропроизводителями и переработчиками.

7.jpg Чтобы работать, мясокомбинат должен дать одинаковую с перекупщиком цену, – говорит директор ТОО «Кублей» Талгат Берекешев. – Наши фермеры уже работают в онлайн-чате по сотовому телефону. Там сидят тысячи людей: фермеры, брокеры, скупщики, заготовители. Если я даю цену 1 200 тенге за килограмм, скупщик тут же поднимает ее на 50 тенге. Я даю 1 300 – он снова поднимает! Почему? Налоговая служба не видит скупщика? Он для нее невидимка? Он работает на базар – за наличные деньги, с которых не платит налоги. Налоги плачу я! И с меня еще взимают НДС за фермера.

Поэтому мясокомбинат заведомо проигрывает скупщику. А фермеру надо выгодно продать свой товар. Вот и выходит, что на мясокомбинаты мясо не идет. Государство невольно стимулирует развитие теневой экономики…

По статистическим данным, доля импорта продуктов питания и сырья в стране увеличилась в прошлом году до 3,6 млрд долларов. Почему так происходит? Ведь государство субсидирует аграриев, вкладывая сотни миллиардов тенге, а импорт растет – это происходит в том числе из-за неправильного перераспределения налоговой нагрузки между отраслями народного хозяйства.

8.jpg

Низкая загруженность перерабатывающих предприятий – один из сильных сдерживающих факторов казахстанского мясного экспорта. Известный на всю страну мясокомбинат «Кублей» – убыточный! Он выживает за счет прибыли консервного подразделения – второго предприятия ТОО. Как и все мясокомбинаты страны, он загружен лишь на 15–20%. Работая в одну смену, уральское предприятие может перерабатывать всего 70 тысяч туш КРС в год. Мощность второй линии – 200 тысяч овец. В прошлом году завод забил 37 тысяч овец и 12 тысяч голов КРС. Загрузка – 20% от мощности. При этом на налоги ушло 1,1 млрд тенге.

В Приуралье за прошлый год выдано 90 тысяч ветеринарных справок на забой и перевозку скота. То есть более 70 тысяч голов ушло на базары. Вот они, налоги, которые прошли мимо казны.

Завод вынужден импортировать сырье. Из пяти тысяч тонн закупленного мяса половину он получил от местных фермеров. Но так как мясо обходится дороже из-за двойных налогов по НДС, вторую половину сырья ТОО «Кублей» приходится закупать из-за границы, например из… Аргентины. За счет этого и держит более-менее приемлемые цены.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале