просмотров 2350

Свиноводство могло бы обогатить Казахстан, но мешают предрассудки

Опубликовано: 16 Апреля 2019 Автор: Вячеслав КУЛИКОВ | Уральск
Свиноводство могло бы обогатить Казахстан, но мешают предрассудки
pixabay.com

Когда еще, если не в Год Свиньи, бодро хрюкающей на радость двум с лишним миллиардам жителей Юго-Восточной Азии и Китая, поговорить о судьбах отечественного свиноводства?

А начнем со вздоха сожаления, что на протяжении вот уже ряда лет исконно животноводческий Казахстан никак не может выскочить из окопа на бруствер и взять приступом психологический барьер, имя которому легион, то бишь миллион. Отваги тут – на свиной пятачок, а вот пользы – как от неразменного рубля, который, постоянно возвращаясь к хозяину, делает его раз от раза все богаче. И если кому-то все еще не ясно, о чем речь, поясняю.

В 1990 году в Казахстане насчитывалось 3,2 млн свиней и было произведено 275 тысяч тонн свинины. К нынешнему дню их поголовье уменьшилось в четыре раза и в лучшем случае крутится на месте в пределах 800 тысяч, в худшем – продолжает снижаться.

По данным Минсельхоза, сейчас в стране на животноводство приходится 45% всей валовой агропродукции, производимой в Казахстане, а в рамках развития АПК на 2017–2021 годы около трети общих вложений –35,9 млрд тенге – направлено именно в этот сектор. Мясное животноводство названо основным долгосрочным приоритетом развития отечественного скотоводства, ориентированного на экспорт.

И поскольку достойное место в нем отводится свиноводству, поищем, на кого равняться.

Китайская похвальная грамота

Пять лет назад поголовье свиней в Китае, по некоторым сведениям, достигало… 723 млн. Позже африканская чума изрядно подкосила ряды тамошних ни в чем неповинных чушек, однако не настолько, чтобы пальма первенства перешла к США, которым подобный размах и не снился.

Самые разномастные академики штудируют китайскую историю, чтобы уяснить причины взлета производства свинины в этой стране. Судя по их выводам, эта отрасль не просто вплетена в древнейшую историю Китая, ее развитию сопутствовало и последовательное изменение части китайской грамоты. В ней иероглиф «мясо» (ру) является аналогом конкретного слова «свинина». В древнем китайском языке надстройка корня слова «свинья» одновременно характеризует понятия «дом» и «семья» (цзя). Таким образом, в переносном смысле кровля для свиньи, по убеждению китайцев, важна не меньше крыши человеческого жилища.

Традиция выращивания свиней в Китае помогает объяснить эту лингвистическую связь. В течение многих веков одиночные подворья ценили свиней не столько за мясо, сколько за способность этих животных перерабатывать отходы в удобрения. Но так как свинина была подходящей едой во время торжеств, она становилась и символом богатства.

Иначе говоря, усилия китайского правительства, направленные на удешевление свинины, преследуют две взаимосвязанные цели – ответ спросу населения и демонстрация новых богатств нации на фоне уходящей в прошлое бедности.

Китайцы не просто едят больше свинины, довольствуясь только филейной частью. Субпродукты и прочие части туши становятся отличным дополнением к их и без того пестрому меню. Особенности китайской кухни определяют свинину как лучший продукт для полной переработки.

Да что там говорить! Американцы беспокоятся о ценах на углеводороды, и правительство США не устает делать акцент на стратегических невосполняемых запасах нефти и газа. Китайцы, экономически вставшие вровень с янки и уже готовые обойти их на вираже, держат в стратегической заначке… замороженную свинину и бодрое свинопоголовье.

По мнению культурологов, идея хранить сбережения в фигурке свиньи исходит из китайских обычаев ценить это животное как символ богатства и достатка. Впрочем, самая большая копилка в форме свиньи, занесенная в Книгу рекордов Гиннесса, находится вовсе не в Китае, а в германском Людвигсбурге (ее длина составляет 8,03 метра, высота – 5,54 метра, ширина – 5,58 метра). Видимо, потому, что более 70% экспорта свинины в Китай в прошлом году пришлось на долю Европейского союза.

Как полагают аналитики, доминирующую долю в китайском импорте свинины из ЕС помогли обеспечить фитосанитарные гарантии, торговое обслуживание и агрессивный маркетинг.

Эффект двух поросят

«Рассекретим» американцев, потребляющих в расчете на одного едока 123 килограмма мяса и производящих свыше 71 млн тонн свинины в год. Это второй в мире экспортный потенциал. На третьей позиции прочно закрепилась Бразилия, где поголовье свиней обеспечивает производство более 40 млн тонн мяса. Причем разрыв с Россией, идущей на четвертом месте, довольно значительный – около 20 млн тонн. Что интересно, самая ассоциируемая с салом страна Украина все еще производит 6 млн тонн национального продукта. И вот с ней-то мы, пока чисто теоретически, и можем померяться пятачками.

Давно подмечено, что на подворьях гораздо выгоднее держать не одного поросенка, а двух. Тогда они инстинктивно вступают в соперничество за доминирующую роль, а оттого и едят больше, и растут быстрее, чем меланхоличные одиночки.

Обеспечить экспорт в Китай и Россию не менее 100 тысяч тонн мяса уже к 2025 году планирует союз свиноводческих хозяйств Казахстана. Это следует из программы развития отрасли, реализация которой позволит в 2,5 раза увеличить и поголовье, и производство продукции.

У нас много говорят о говядине, баранине, птице, но почти не вспоминают про свинину, – говорит Виктор Лим, председатель правления союза, объединяющего три десятка предприятий, производящих свинину на промышленной основе. – Но если взять структуру потребления мяса в мире, на долю свинины приходится 40%. Это открывает громадные перспективы для экспорта. Сейчас Китай ежегодно импортирует около 2 млн тонн свинины, и объем этот продолжает расти. Причем цена очень выгодная, $3,5 за килограмм. Еще 265 тысяч тонн в год импортирует Россия. Пока нам остается только следить за ростом спроса и завистливо вздыхать.

Игнорирование проблем отрасли в течение длительного времени привело к тому, что при собственном производстве менее 100 тысяч тонн нам самим для закрытия потребности внутреннего рынка приходится импортировать 2,4 тысячи тонн свинины.

Одной из главных причин такого положения называют изменение структуры населения страны: дескать, спрос сместился в пользу говядины, конины и баранины. Но давайте не будем прятать рака за камень.

Индонезия, где 87% 264-миллионного населения проповедуют ислам, производит 8 млн тонн свинины в год и заметно пополняет от ее экспорта поступления в доходную статью своего бюджета. Индия, где коровы священны и говядина на столе просто немыслима, занимает второе место в мире по ее экспорту после Бразилии.

Наконец, самый близкий пример. Татарстан, где структура населения мало чем отличается от казахстанской, по производству свинины уверенно занимает среди регионов России почетное второе место. Очевидно, там гораздо раньше уяснили преимущества этой скороспелой отрасли.

Впрочем, и у нас, по словам Виктора Лима, подсчитали: если использовать ячмень для откорма свиней, а затем экспортировать мясо, выручка будет в 19 (!) раз выше, чем от продажи фуража за границу.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале