просмотров 972

Александр Друзь: я знаю много людей, которые знают все, но не понимают ничего

Опубликовано: 13 Апреля 2018 Автор: Ольга ХРАБРЫХ | Москва
Александр Друзь:  я знаю много людей, которые знают все, но не понимают ничего
Александр Друзь / newsvo.ru

Самый знаменитый игрок клуба «Что? Где? Когда?» Александр Друзь отдал этой телепередаче больше 30 лет жизни. Чаще всего именно он становится почетным гостем Клубов знатоков, которые открываются по всему постсоветскому пространству, в том числе и в Казахстане. К примеру, Александр Друзь неоднократно бывал в Алматы.

– Алматы – очень красивый город. Он мне нравится больше, чем Астана. На мой взгляд, столица Казахстана еще просто не устоялась, – поясняет Александр Друзь. – А еще мне очень симпатичен Актау, расположенный на берегу Каспийского моря.

Оказывается, Александр Друзь – большой знаток своего родного города Санкт-Петербурга. На днях в Москве прошла презентация его книги «Петербург. Пешком по городу». Из нее можно узнать, по какому принципу выбирал себе дом Федор Достоевский и где жил портной Роуч, сшивший сюртук, в котором Александр Пушкин был на последней дуэли.

В ходе презентации книги Александр Абрамович любезно ответил на вопросы нашей газеты.

– Нравится ли вам песня «В Питере – пить»? И как вы относитесь к ее исполнителю, вашему земляку Сергею Шнурову?

– Мне очень нравятся его клипы, начиная от «Лабутенов» и заканчивая вышеупомянутым «В Питере – пить». Тем более что в них упоминается улица Рубинштейна, 24. А я живу в 23-м доме. Сергей Шнуров – это человек, который делает очень интересные вещи, но не надо напрасно приписывать ему какую-то идеологию.

– Какие телепередачи «Что? Где? Когда?» вам больше нравятся – советские или современные?

– Я очень люблю писателя Довлатова, который рассказывал такой случай. Однажды у его приятеля спросили: «Что вы предпочитаете: водку или коньяк?». Он ответил: «Даже не знаю. И то и другое так вкусно!». Так вот, и в советские времена программа «Что? Где? Когда?» была хороша, и сейчас она неплоха. Единственный момент, который мне не нравится, – это вопросы из разряда: «Ответьте, для чего используется эта ерунда в нашей местности?». На это есть один универсальный ответ: «Она нужна для того, чтобы вы смогли задать вопрос в телеигре «Что? Где? Когда?». Вообще, эту телепрограмму смотрят многие – от академиков до бомжей.

– Как вы относитесь к интернет-мемам в свой адрес?

– Спокойно. Когда я учился в Институте железнодорожного транспорта, то ездил в стройотряд. Как-то я поехал руководителем агитбригады, где мне было поручено написать сценарий праздника. Я попросил это сделать одного из лидеров студклуба, за что обещал заплатить 100 рублей. В качестве аванса выплатил «полтинник». По тем временам это были очень приличные деньги. Через неделю я пришел за своим сценарием, но вместо него товарищ прочитал мне стих собственного сочинения…

Если Друзь налакался вдрызг,
Если встал он под груз и грыз,
Значит, мир покатился вниз
В пестрой радуге брызг.
Если где-то пройти нельзя, 
Мы с собою берем Друзя.
Он по жизни едет, скользя
И злодеев разя…
Если вдруг одолеет грусть,
Непременно поможет Друзь.

В общем, он закрыл все возможные рифмы, которые только существуют на мою фамилию. Поэтому я отдал ему оставшийся «полтинник» и сам сел писать сценарий праздника.

– Кого вы считаете своими учителями?

– В моей жизни было несколько хороших педагогов, например преподаватель истории. Отчасти таковым можно назвать автора программы «Что? Где? Когда?» Владимира Яковлевича Ворошилова. Я начинал работать как инженер-системотехник, но потом благодаря его вмешательству в мою постепенно превратился в телеведущего, телепродюсера и автора телевизионных программ.

– Ваши дочери также играют в телеигру «Что? Где? Когда?»…

– У нас в семье заведено так: если ребенок задает вопрос, он должен обязательно получить на него ответ. Это не значит: «Пойди погугли или возьми третий справочник справа на восьмой полке». Знаешь – отвечай, не знаешь – возьми третий справочник справа на восьмой полке. Важно отвечать не только на вопросы из разряда: «Почему дует ветер?». Важно разбираться, почему произошла та или иная ситуация. Почему человек ведет себя так, а не иначе? Знания помогают, но это не главное. Я знаю много людей, которые знают все. Но не понимают ничего.