Детства моего хищные глазенки

Опубликовано: 06 Августа 2020 Автор: Татьяна АЛАДЬИНА | Алматы
Детства моего хищные глазенки
romania-insider.com

Школьные годы чудесные отнюдь не для всех учеников. К сожалению, в образовательных учреждениях буллинг не является редким явлением. Жертвы школьной травли впадают в депрессию, у них развиваются нервные расстройства, в особо критических ситуациях они решаются на суицид.

В силу местного менталитета в Казахстане не принято открыто говорить о том, что школа может стать для ребенка настоящим адом и жесткой проверкой на прочность нервной системы и психического здоровья. Почему о фактах школьной травли повсеместно умалчивают? Юрист-социолог, национальный координатор образовательного проекта по защите детей от насилия и кибербуллинга Street law Kazakhstan Халида Ажигулова знает ответ на этот непростой вопрос:

2.jpg

– Корни проблемы в заведомо ошибочном восприятии ситуации. Непонятно из каких соображений многие взрослые считают, что в дела детей не надо вмешиваться. Однако буллинг не имеет ничего общего с игрой или обычным конфликтом, это целая программа по уничтожению ребенка как личности. «Подумаешь, бойкот объявили! Ничего страшного. Иногда полезно и помолчать!», «Ну дразнят мальчишку, обзывают, затрещины он получает, что тут такого? Всегда в школах кого-то били и придумывали обидные клички!» – на полном серьезе говорят некоторые люди. Но это ведь наши дети вскрывают себе вены, прыгают с крыш многоэтажек, теряют веру в себя и вырастают либо запуганными, либо с жаждой отомстить за пережитое. Нередко садист и маньяк сам в детстве пережил насилие.

В роли агрессоров далеко не всегда выступают сверстники или ребята постарше, обучающиеся в том же образовательном учреждении, что и жертва буллинга. Я знаю, мои слова многим не понравятся, но порой ребенок становится объектом травли из-за неосторожных, необдуманных слов учителя. Поэтому педагог не должен допускать оскорбительные высказывания в адрес не только любого школьника или студента, но и его родственников, проявлять дискриминацию по религиозным, национальным, гендерным и имущественным признакам. Также ни в коем случае непозволительно применять меры коллективной ответственности за проступок, совершенный одним учеником. Карательные групповые санкции обернутся проблемами в ближайшее же время. Для преподавателя недопустимо давать клички и прозвища ребятам, подчеркивать разницу в интеллектуальном, физическом или социальном аспекте, культивировать тоталитарный стиль иерархического взаимодействия в коллективе, признавать травлю нормой, игнорировать ситуацию, надеясь на то, что она исчезнет сама собой. В отдельных учебных заведениях не редкость, когда педагоги позволяют себе до крайности оскорбительное отношение к учащимся. Более того, узнав о буллинге, они прикладывают все усилия для его сокрытия. Педагогический коллектив в полном составе ведет себя так, будто бы ничего из ряда вон выходящего не происходит. Жертва травли остается со своей бедой один на один. Отчаявшись, дети пытаются свести счеты с жизнью. И не надо винить в их смерти лишь тех, кто непосредственно издевался над ними, на каждом лежит ответственность за случившееся.

– Как надо реагировать учителям, узнавшим о школьной травле?

– Во-первых, нельзя молчать и придерживаться принципа «моя хата с краю». Необходимо принять меры для пресечения буллинга: провести беседу с зачинщиком и всеми участниками травли, пригласить в школу их родителей и незамедлительно сообщить директору образовательного учреждения о проблеме. На совещании учителей стоит поднять вопрос о принятии дисциплинарных мер к организаторам буллинга. Если инициатором травли выступает педагог, коллеги не должны покрывать его и искать ему оправдания. Их долг – донести информацию до руководства.

– Почему наши дети не решаются сами рассказать о своей беде директору школы, психологу или инспектору по делам несовершеннолетних?

– Мы неправильно воспитываем детей. «Молчи, пока тебя не спросят», «Взрослый всегда прав», «Раз учитель так сказал, значит, ты обязан подчиниться», «Вырастешь, тогда получишь право спорить», «Стыдно быть ябедой», «Ты должен уметь постоять за себя» – подобные высказывания родители произносят очень часто. А потом ребенок, столкнувшийся с травлей, просто не знает, как ему поступить. Доверительно побеседовать с учителем он не может, опасаясь прослыть слабаком, трусом и ябедой. Дома на поддержку ему тоже рассчитывать не приходится. Я знаю о случаях, когда дети рассказывали о травле учителям, а педагоги тут же устраивали разбор полетов и называли имя ребенка, сообщившего о буллинге. Неужели взрослые не понимают, что в таких ситуациях они обязаны сохранить анонимность?! Я хочу предложить ввести в школе новый обязательный предмет, на котором детям рассказывали бы о правах человека, ценности и неприкосновенности личности, о том, что все формы насилия преступны.

– Вы разработали антибуллинговый кодекс поведения и предложили внедрить его во всех школах, колледжах и университетах республики. Сколько образовательных учреждений поддержали ваше начинание?

– Мы ожидали, что к нам подключится целая армия единомышленников, однако ничего подобного не произошло. Откликнулись две школы. Директор одной из них невероятно порадовал меня, сказав, что с кодексом ознакомит не только учеников, но и их родителей. Надеюсь, после выхода в свет статьи в газете и на сайте «Экспресс К» педагоги проявят интерес к теме, и мы охотно предоставим им печатную или электронную версию проекта.

– По каким признакам можно догадаться о буллинге в школе?

Как защитить ребенка от педофилов?
читайте далее

– Рекомендую родителям внимательно слушать рассказы вашего ребенка о школе. Часто дети довольно прозрачно намекают на проблемы. «У одного мальчика старшеклассники постоянно вымогают деньги», «Учительница постоянно называет мою подружку дурой и неряхой», «Классная руководительница сказала, что Катя живет в нищей семье, и все стали смеяться и дразнить ее бомжихой», «Алишера все боятся» – эти фразы сигнализируют о буллинге. Не оставляйте их без внимания. Лучше перестраховаться, чем проявить преступное равнодушие.

В силу возрастных особенностей дети мало задумываются о последствиях своих поступков. Я встречала школьных агрессоров, которые, повзрослев, сильно жалели о содеянном. Буллинг никогда не проходит без последствий ни для одного из его участников и свидетелей. Иногда сторонние наблюдатели переживают и страдают не меньше жертв, они живут в постоянном страхе, что сами могут стать объектами травли, их мучает совесть, им хочется и одновременно страшно протянуть руку помощи. Нам всем нужно срочно менять отношение к проблеме, проявлять нулевую терпимость к школьной травле, пресекать ее на корню.

– Готовы ли лично вы проводить лекции и семинары для педагогов в преддверии нового учебного года?

– Да. Причем бесплатно. Мы регулярно организовываем образовательные тренинги. Недавно провели три онлайн-семинара для учителей, социальных педагогов и психологов Костанайской и Западно-Казахстанской областей. В ближайших планах проведение тренинга для 1 200 слушателей из Туркестанской области. На августовской конференции я вновь подниму тему буллинга и школьной травли. Наших детей мы должны защищать все вместе!

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале
Самое читаемое

Читайте также
Я сам обманываться рад?
Мы живем в условиях тотального обмана.
677 0 0
Интеллигенция поет блатные песни
Даурен Чехи: как-то неуютно становится, когда к тебе обращаются: «Братан!».
2195 0 0
Знакомства по объявлению. Начало…
Как Интернет связывает судьбы через свои сайты знакомств.
2078 0 0
Быдло всегда не ты
«Быдло это то, что остается от человека, если у него нет воли и желания решать за себя».
1867 0 0