просмотров 3413

Казахский с акцентом

Опубликовано: 20 Марта 2018 Автор: Земфира ЕРЖАН | Алматы
Казахский с акцентом
ЭК

В конце февраля в Казахстане произошло знаковое событие, способное кардинально повлиять на развитие в стране языкового сценария, который до сих пор подпадал под определение «вялотекущего». Президент Нурсултан Назарбаев дал поручение: в рамках укрепления позиций государственного языка проводить заседания высших структур власти на казахском. При этом он оговорил необходимость использования синхронных переводов, что сразу же исключило всякую возможность трактовать это заявление как ущемляющее по языковому принципу. Таким образом, произошло то, о чем долгие годы писали в казахскоязычной прессе, основной медийной платформе поддержки казахского языка: нельзя надеяться на сколько-нибудь серьезные подвижки в языковой политике до тех пор, пока правительство и ветви власти не заговорят на государственном языке.

Этот час, наконец, настал. И, судя по телевизионным репортажам из Акорды, многих застал врасплох. Кто-то из министров, не владеющих родным языком, отказывался комментировать ситуацию, избегая общения с журналистами. Кто-то из высокопоставленных чиновников-казахов на заседании нижней палаты, не понимая содержания заданного депутатом вопроса на государственном языке, отвечал невпопад…

Но казахская речь все же стала звучать, в ряде случаев не совсем уверенно,  с акцентом – по прошествии 27 лет со дня обретения государством независимости.

Самое время вспомнить о выражающем казахское долготерпение «шүкір»: лучше поздно, чем никогда.

Представляется, что наиболее точным определением содержания состоявшегося прецедента является его трактовка как становление нового формата политической культуры.

На примере ряда ярких и показательных эпизодов, последовавших вскоре после этого события, рассмотрим более внимательно сопутствующий ему контекст: как они характеризуют современное состояние проводимой в стране языковой политики.

Самое время вспомнить о выражающем казахское долготерпение «шүкір»: лучше поздно, чем никогда.

Народная инициатива в поддержку государственного языка

К безусловно перспективным моментам, определяющим желаемый вектор дальнейшего развития языковой ситуации, относятся готовность и способность казахстанских парламентариев соответствовать заявленному уровню политической культуры. Репортаж из зала мажилиса, зафиксировавший переход всех депутатов, независимо от национальности, на государственный язык, продемонстрировал своевременность и реалистичность заявления президента.

Особенность современного казахстанского социума и состояла в том, что на самом «старте» у многих наших соотечественников, неказахов и русскоязычных казахов, были равные возможности в освоении языковых компетенций, необходимость которых диктовалась новыми историческими условиями. Теперь видно, кто и как распорядился предоставленными временем и шансами.

Помимо депутатского корпуса, одобрившего приоритет казахского языка в двух ветвях власти, основой дальнейшего роста сфер функционирования государственного языка является, так сказать, народное движение в его поддержку.

Я имею в виду стремление казахстанцев разных национальностей изучать и популяризировать его. В частности, такая тенденция характерна для социальных сетей, в которых очень популярны подобные языковые группы.  Конечно же, особого уважения заслуживают те из наших соотечественников, кто посвящает казахскому языку свое время, профессиональные навыки, создавая сайты, оригинальные обучающие методики. Знание государственного языка страны проживания становится для ее граждан естественной необходимостью, осознается ими, как  уже отмечалось, в качестве важного фактора гражданской идентификации.

В основном подобная работа осуществляется на общественных началах. В ряде случаев представляет собой социально-ориентированные бизнес-проекты. Так или иначе, такого рода инициативы исходят из негосударственного сектора и отражают рост сознательного отношения общества к государственному языку. Как правило, они остаются вне поля зрения профильных министерств и ведомств, курирующих его развитие в стране.

Заметно движение снизу: от преодоления последствий аккультурации к гражданской консолидации, основанной на признании важности государственного языка в жизни общества.

Три стороны и четвертое измерение языкового процесса

На данном фоне я бы обозначила три стороны процесса, от взаимодействия которых сегодня зависит судьба казахского языка, его качество и расширение сфер применения.

Во-первых, речь идет о государстве и проводимой им языковой политике. Очевидно, что она базируется на принципах постепенности, лояльности и опирается, в том числе, на потенциал демографических показателей. Правда, проводимые в последние годы эксперименты с введением трехъязычного образования могут также оцениваться как недостаточно просчитанные попытки «разрубить гордиев узел языковых проблем» в обход необходимости трудоемкой и целенаправленной работы по восстановлению национального языкового пространства.  

Второй блок я бы связала с трудностями, которые препятствуют эффективной реализации, тормозят решение задач, озвученных в государственных языковых программах. Их, к сожалению, все еще много, и они касаются самых разных уровней и проявлений профессиональных компетенций и социального поведения: от консерватизма управленческих стратегий до  национального нигилизма.

Взять, к примеру, внутриказахскую проблематику. Именно от государствообразующего этноса следовало бы ожидать наиболее активной и действенной поддержки проводимой в стране языковой политики, нацеленной на усиление роли государственного языка. Между тем, в данной сфере есть немало нерешенных вопросов, обусловленных, главным образом, далеко зашедшими процессами аккультурации некоторых казахов, которые и в настоящем отказываются от родного языка как важнейшего признака своей национальной идентификации. Понятно, что такая ситуация представляет собой интереснейшее поле исследований для постколониальных штудий.

Третьей важной стороной современной языковой ситуации выступает то, что выше было обозначено как народное движение в поддержку казахского языка.

Это – явление, которое формирует позитивное направление развития языковой ситуации в стране: от преодоления последствий аккультурации к гражданской консолидации, основанной на признании важности государственного языка в жизни общества.

Наконец, о четвертом, особо важном измерении и оценке языковых процессов в стране – факторе времени. 27 лет со дня обретения страной независимости являются той самой объективной реальностью, показательный опыт (позитивный и негативный) и неоспоримый вес которых сегодня безоговорочно перевешивает любые оправдательные доводы в пользу незнания казахского языка. В первую очередь, самими казахами. Особенно, если речь идет о политической элите.

27 лет со дня обретения страной независимости перевешивают любые оправдательные доводы в пользу незнания казахского языка. В первую очередь, самими казахами. Особенно, если речь идет о политической элите.

Что на весах?

В ряде публикаций СМИ и в социальных сетях при обсуждении новой инициативы президента проявилась тенденция, которая представляется довольно спорной, поскольку в ее основе видится недооценка роли национального языка в жизни современного общества.

Так, судя по высказыванию министра информации и коммуникаций Даурена Абаева, между патриотизмом чиновника, его профессионализмом, с одной стороны, и знанием им государственного языка, с другой, не обязательно существует некая прямая и непреложная связь:

Я могу привести массу примеров, когда человек является истинным патриотом нашей страны и вкладывает гораздо больше в ее развитие, чем некоторые диванные критики. Поэтому давайте не будем перегибать палку по языковому вопросу.

Примерно в этом же духе, апеллируя к пользе технократического прагматизма, рассуждает известный журналист Джанибек Сулеев. Так, он пишет:

…если бы Данияр Акишев разговаривал на казахском, как Кайрат Нуртас, он не стал бы креативнее и лучше, чем есть на самом деле, прежде всего, как финансист и специалист банковского дела.

На мой взгляд, с приведенными мнениями можно было бы безоговорочно согласиться, если бы на дворе стояли 90-е годы прошлого века. Безоговорочно согласиться с ними сейчас равносильно тому, чтобы наотрез отказываться видеть то, что языковой ландшафт нашей страны за прошедшие годы изменился.

Кроме того, Акишев не нуждался в защите такого рода. Он сделал первый важный шаг, который отвечает как принятым в мире нормам политической культуры, так и современному пониманию казахстанского патриотизма.

Речь идет о том, чтобы создать условия для реализации народных инициатив, нацеленных на расширение функций государственного языка.

Прогнозы и ожидания

Если поручение президента о переходе работы высших институтов власти на казахский язык будет осуществлено, то оно послужит реальным подтверждением его высокого статуса и окажет благотворное влияние на дальнейшее развитие языковой ситуации.

Думается, для того, чтобы заявленная тактика приобрела синергетический эффект, необходимо также в корне пересмотреть методы проведения языковой политики: с одной стороны, сделать ее более демократичной, открытой; с другой, позаботиться об ее всестороннем гуманитарном обосновании.

В первом случае речь идет о том, чтобы создать условия для реализации народных инициатив, нацеленных на расширение функций государственного языка. В стране нет ни фондов, ни государственных программ, которые могли бы финансировать креативные проекты такого рода. (Существующий фонд поддержки государственного языка в настоящее время занимается исключительно собственными программами.)

К примеру, известный журналист и кинорежиссер, который на днях поделился своими планами о создании популярного видеопортала по изучению казахского языка, будет в ближайшее время самостоятельно и в одиночку искать частных инвесторов. Мне кажется, что ему не стоит рассчитывать даже на моральную поддержку со стороны чиновников, работающих в структурах, прямой обязанностью которых является забота о развитии государственного языка.  

Дело в том, что отечественная языковая политика не проявляет интереса к тому,  как само общество взаимодействует с существующими языковыми проблемами, какие проекты и идеи предлагает для улучшения языковой ситуации; наконец, игнорирует уже готовые и проверенные алгоритмы решения проблем. Так, внушительный объем исследований, который был проведен волонтерами в сфере мониторинга безграмотной рекламы на казахском языке, так и остался «незамеченным».

Одна из проблем языковой политики связана с отсутствием научно обоснованной системы мониторинга языковой ситуации в стране.

Размышляя сейчас о том, почему это произошло, я склоняюсь к мысли, что отечественные чиновники, ответственные за развитие государственного языка, не обладают профессиональными компетенциями, которые позволили бы им понять само содержание проделанной волонтерами (а среди них были высококлассные лингвисты, переводчики, культурологи) работы. То, что безграмотность рекламы дает ключ к пониманию самого обширного поля бытования казахского языка в современных условиях, а предотвратить ее появление можно уже сейчас, ими услышано не было.

Все это неудивительно, поскольку, как уже указывалось, вторая проблемная сфера языковой политики связана с отсутствием научно обоснованной системы мониторинга языковой ситуации в стране, которая занималась бы изучением истории, теории и практики современных языковых процессов, привлекая инструменты социологии, культурологии, антропологии. Закономерно, что в этих условиях нам практически нечего противопоставить лозунгам национального нигилизма, которые всячески отрицают роль казахского языка в жизни общества, видя в нем только средство передачи информации.

Таким образом, стоит надеяться, что новый уровень политической культуры, введение которого мы сегодня наблюдаем, станет локомотивом, способным кардинально улучшить прогнозы полноценного функционирования государственного языка в стране и нивелировать последствия тех проблем, что так и не были решены в рамках проводимой языковой политики.


Читайте также
Отравленное детство
Казахстан – страна «токсичных родителей».
1741 0 0
Бытие определяет сознание – будущих взрослых
Если мы не проектируем городские пространства и инфраструктуру с детьми и для детей, то мы
1428 0 0
Мы – сильный народ!
Нужно научиться рассказывать о Голодоморе в духе казахской пословицы «Орында бар оңалар».
2486 0 0