Когда ГБ отказано от дома

Опубликовано: 18 Апреля 2018 г. Автор: Андрей ЖДАНОВ | г. Алматы
Когда ГБ отказано от дома
ЭК
просмотров 2029

БГ, как часто называют Бориса Гребенщикова его поклонники, означает уже не только имя и фамилию одного из родоначальников советской рок-музыки, а ГБ ассоциируется не только с госбезопасностью.

Борис Гребенщиков и погоны рядового состава госбезопасности СССР.jpg
Новой расшифровкой этих аббревиатур просветил общественность в эфире радиостанции «Эхо Москвы» известный санкт-петербургский журналист и бывший депутат Госдумы РФ Александр Невзоров. Он сделал это после скандала, главной участницей которого стала жена бывшего игрока санкт-петербургского «Зенита» и сборной России по футболу, ныне выступающего за алматинский «Кайрат» Андрея Аршавина Алиса, снятая с авиарейса Москва – Алматы за деструктивное поведение. Она демонстративно не исполняла предполетные правила и хамила, представлялась майором ФСБ и грозила авиаработникам всеми земными и небесными карами.

Александр Невзоров.jpg Я с великим недоумением и удивлением узнал, что у девочек-бортпроводниц в «Аэрофлоте» есть термин ГБ, которым они обмениваются, когда видят взошедшую на борт такую вот дуру с надувными губами, – сообщил Невзоров радиособеседникам. – Это означает «гламурное быдло». Бортпроводницы боятся этих расфуфыренных девок, как правило, чьих-нибудь жен, потому что, когда они таких видят, то понимают, что сейчас в любом случае будут проблемы, потому что ведут себя эти девки, как правило, чудовищно.

Время покажет, насколько приживется в народном лексиконе новый смысл, вложенный в аббревиатуру стюардессами. Но уже сейчас очевидно, кто кроме вип-авиадебоширов, в том числе в Казахстане, достоин оскорбительного, но справедливого титула быдла гламурного. За примерами далеко ходить не надо.

Достаточно напомнить наделавший шума скандал в алматинском ночном клубе Zakova, где несколько девиц-посетительниц за деньги публично раздевались догола. Или часто мелькающих на фото и видео в Интернете пьяных в дым мужиков и баб – зрителей живой обнаженки, сующих денежные купюры в трусы и лифчики стриптизерш и стриптизеров.

Стопудово подпадает под статус гламурного быдла золотая молодежь – любимые чада и прочие родственники богатых и высокопоставленных персон. Выходками этих мажоров на автодорогах и в общественных местах мы тоже регулярно «любуемся» в виртуальном пространстве.

Сомневаюсь, что охладить пыл гламурного быдла можно лишь правовыми методами.

Вне зависимости, чьи они отпрыски и сколько у них денег в карманах, смело можно зачислять в гламурное быдло и стритрайсеров, нарочито гоняющих по ночным улицам казахстанских городов на автомобилях и мотоциклах со специально снятыми глушителями – чтобы грохот был громче.

Особой новизны в подобных явлениях нет. Они были и в советские времена. Но есть и принципиальная разница. Если раньше эта «накипь» куражилась в узком кругу и боялась, чтобы, упаси бог, выкрутасы не стали достоянием гласности, то сегодня все наоборот. Если уж сами участники вакханалий фотографируют и снимают их на видеокамеру, а затем бахвалятся этими свидетельствами в Интернете, то о чем тут речь?

Сильно сомневаюсь, что охладить пыл гламурного быдла можно лишь правовыми методами. Ведь его представителей и штрафуют, и, как авиадебошира Максата Усенова, сажают на некоторое время в кутузку, но бравада разнузданностью со стороны не самых бедных граждан не убавляется.

На мой взгляд, гламурной быдловатости станет хотя бы меньше, если хамье и подонки в автомобильчиках, костюмчиках и брильянтиках на миллионы тенге вдруг ощутят себя изгоями, ни за какие деньги не способными восстановить свое положение в социуме. Для чего есть смысл возродить такой старый прием, как «отказ от дома». Вкладываю в него неформальный и необязательный к исполнению кодекс чести.

Сделать «отказ от дома» эффективным возможно в рамках государственной программы «Цифровой Казахстан», позволяющей формировать электронную базу данных о правонарушителях.

Например, в нем могут быть закрытие дверей увеселительных и других общественных заведений, отказ в продаже билета на самолет или поезд, в получении водительских прав, а также высшего образования (в том числе в продолжении учебы) лицам, замеченным в вопиющих нарушениях общественного порядка и морали. Читатель наверняка предложит и другие варианты «отказа от дома».

Для внедрения кодекса чести, не исключаю, потребуется и определенная корректировка законодательства. А сделать «отказ от дома» эффективным возможно в рамках государственной программы «Цифровой Казахстан», позволяющей формировать электронную базу данных о правонарушителях. Эта информация должна быть оперативно доступна для всей социальной инфраструктуры и СМИ. Скажем, фото дебоширов с описанием их «художеств» без срока давности.

Повторюсь, кодекс чести – не закон, обязательный к исполнению. И ночной клуб или ресторан будут вправе самостоятельно решать, допускать ли человека из «черного списка» на порог, авиакомпания – на борт самолета, а вуз – к учебе в своих стенах. Но и факты подобного допуска должны предаваться гласности, что тоже не составит особого труда при нынешней цифровизации общества.

Антидемократично, антигуманно, бесчеловечно? Возможно. Ну так самому же быдлу гламурному глубоко плевать на демократию, гуманность и человечность, языка которых оно абсолютно не воспринимает.


Читайте также
БОЛДЫнская осень
Не всем нам нравится природы увяданье, в багрец и золото одетые леса
529 0 0
Пешите правельно!
Плакат, вывешенный во время открытия памятной доски Денису Тену, разозлил пользователей со
249 0 0
Суета вокруг ОСИ
Суета вокруг ОСИ – КСК чревата головокружением от успехов
2074 0 0
Фигурное скитание
Рецепт на юмор – самый неразборчивый
799 0 0