Моя полиция меня бережет?

Опубликовано: 08 Января 2021 Автор: Даурен ЧЕХИ | Алматы
Моя полиция меня бережет?
BNews.kz

Сейчас трудно вспомнить, сколько раз в стране проводились очередные и внеочередные аттестации сотрудников правоохранительных органов. И какие оргвыводы делались по их итогам. Нам обычно говорят – это информация для служебного пользования. Но, простите, коль полиция содержится на наши деньги, за счет налогоплательщиков, то они должны видеть, какая отдача идет от денег, вложенных в работу полиции.

Аттестация сотрудников МВД Казахстана происходит, как правило, раз в два-три года. «Для прохождения аттестации сотрудники будут проходить компьютерное тестирование на знание законодательства страны и логическое мышление, а также сдавать установленные нормативы по физической и боевой подготовке, собеседование на психологическую устойчивость», – пресс-релизы с такой формулировкой по обыкновению выпускает полицейское ведомство страны. Что ж, благие намерения, правильные и если с «физической и боевой подготовкой» вопросов не возникает, то по остальным параметрам аттестации зарождаются большие сомнения. 

В 1998 году милиция Казахстана была переименована в полицию.

Я более чем уверен, что примерно треть даже офицеров (людей с высшим специальным образованием) не сможет в полной мере ответить на вопросы по различным законам и кодексам нашей страны, не говоря уже об Основном законе. Если, конечно, это не касается узконаправленной деятельности их работы, например, оперуполномоченных, следователей, работающих точечно кто по кражам, кто – грабежам, наркотикам и т. д. Они в своей деятельности вращаются в основном в том круге статей законов и УК, УПК, который им необходим на данный момент. Дальше, полагают они, не их дело, пусть другие коллеги разбираются. Отсюда выходит, что «логическое мышление», наличие или отсутствие которого хотят выявить, по инерции заторможено вышеприведенными примерами. Да и сам экзамен по логике должен включать, на мой взгляд, не только внутриведомственные вопросы, но и выходить далеко за инструкционные стандарты. А это уже задача, включающая такие забытые понятия для полиции, как интеллект тестируемого, особенности его мышления, возможность и способность самому принять решения. 

Да, работа полицейского в ряде случаев сопряжена с профессиональным риском, но это в свою очередь является объективным обстоятельством его деятельности. А вот сведение такого риска до возможного минимума или его локализация, и показывает наличие особых психологических качеств, способных выдерживать психоэмоциональные нагрузки, связанные с выполнением своей работы. Причем работы, которая оплачивается нами, налогоплательщиками. 

Найдем другого лоха

photo_312680.jpeg

Автору этих строк приходилось быть свидетелем сцен, когда наше законное требование сотруднику полиции представиться, например, при проверке документов, вызывало у тех недоумение или злость, хотя это предусмотрено в первую очередь внутриведомственной инструкцией. (Впрочем, ситуация в последнее время постепенно меняется). Человек полагает, что коль он в форме, то этим все вопросы исчерпаны. Дескать, он представитель закона, а все его действия обусловлены только уже мундиром да фуражкой на голове. А эти атрибуты экипировки порой вызывают у их носителей непреодолимое желание использовать их в целях личного обогащения. 

В Казахстане предлагают создать сервисную полициючитать подробнее

Один мой знакомый, французский художник, рассказывал, как однажды он сидел в парке 28 панфиловцев и делал алматинские зарисовки. Патрульные, определив иностранца, решили поживиться на нем и пристали с якобы плановой проверкой граждан. Показав им копию разрешения на пребывание в Алматы, француз наивно, по-европейски подумал, что дело закончено. Те же, несмотря на наличие четких печатей и подписей, пригласили иностранца в свою машину и стали убеждать, что у того неправильные документы, но дело можно решить тут же, заплатив им «штраф» в 15 тысяч тенге. Иначе, как уверяли они, тому грозит административный арест на 15 суток. 

Поскольку ранее я проводил «профилактические» беседы с французом, он не растерялся и позвонил мне. Я сразу же приехал в парк и после некоторых оглашенных мною (не юристом) для полицейских статей законов и предупреждения, что могу посадить их за вымогательство, те с явной неохотой ретировались. Примечательно, что, удаляясь, один из них сказал вполголоса другому по-казахски примерно такую фразу: «Ничего, сейчас найдем другого лоха-иностранца»

Вот тут и возникает конфликт интересов. А точнее – конфликт людей, с одной стороны. знающих или не знающих необходимый минимум законов, обеспечивающий соблюдение их прав, и с другой – представителя власти, руководствующегося тем же минимумом законов, но трактующего его по-своему, пользуясь правовой безграмотностью большинства населения. И вот тогда завязывается стрессовая ситуация, в которой в первую очередь полицейский обязан, используя методы психологической саморегуляции, ту же психологическую устойчивость, нейтрализовать противостояние, исключив из него тяжелые последствия для обеих сторон. Конечно, в данном случае речь не идет о явных нарушениях закона гражданами. И, позволим себе поерничать, если тестируемые поймут и согласятся с написанным в этом абзаце, то можно считать, что для них этот этап экзамена успешно пройден. 

ОБСЕ в помощь

123.jpg

С нашими полицейскими носятся как с детьми малыми, постоянно обучая, воспитывая, взращивая, формируя их профессиональный уровень. В конце прошлого года министр внутренних дел Ерлан Тургумбаев встретился с руководителем Офиса Программ ОБСЕ в Нур-Султане послом Дьердь Сабо. Стороны договорились, что обучать наших полицейских коммуникативным навыкам будут совместно с ОБСЕ. 

В учебные программы ведомственных организаций образования включено изучение разработанного при поддержке ОБСЕ «Руководства для работы участковых инспекторов полиции». Это своеобразная настольная книга участкового, включающая в себя пошаговый алгоритм действия в различных служебных ситуациях. Однако, трудно поверить, что в одночасье наши стражи порядка начнут, следуя европейским пожеланиям, применять коммуникативные навыки – навыки эффективного общения. К коим обычно относят легкость установления контакта, поддержание разговора, навыки синтонного общения, умение договариваться и настаивать на своих законных правах. Поясню, что такое синтонное общение – это общение доброжелательное и сотрудническое, теплое и легкое, уютное для всех партнеров. Утрируя, не возникнет ли когнитивный диссонанс у стража порядка при понимании того, как ему следует вести себя с гражданами? 

Я не отрицаю полезность тестов, это хорошо, но это все же лишь электронная лотерея, не предполагающая залезть в душу и мозги испытуемого, и не могущая определить его настрой на работу вообще. За скобками экзамена остаются его характер, мораль, социальная адаптация, бытовая обустроенность, и, главное – причины работы в полиции. Пошел он туда от безысходности, или же насмотрелся на красивую жизнь полицейских начальников, уже от подполковника разъезжающих на порше-кайеннах и живущих в домах, похожих на районные дворцы культуры. 

Необходимо отметить, что поступки являются результатом выбора самого человека и не могут быть навязаны извне. И только от него самого зависит, будут ли эти поступки сопряжены с криминалом, или же станут протекать в правовом поле, не ущемляющим права окружающих. Если первое, то и расплата за это должна быть неминуема, независимо от социального положения, степеней богатства, родства и прочих прелестей суверенной жизни государства. Но и свободы, и юридическая защищенность граждан не должны сталкиваться с коррумпированностью, низким правосознанием и недостаточной обученностью полицейских, что приводит к серьезной опасности для государствообразущих принципов. 

В связи с этим весьма показателен случай, трагедия, произошедшая под конец прошлого года в алматинской академии МВД. Об этом достаточно подробно рассказала газета «Уральская неделя»

В алматинской академии МВД повесился курсант из ЗКО. Перед смертью он просил деньги у родственников

В академии был найден повешенным Саламат Утегенов – 19-летний курсант из ЗКО, который учился на 3 курсе. Незадолго до своей смерти он писал сообщения своим родителям с просьбой перечислить ему крупные суммы денег. Оказывается, за неполных три года обучения его семья перечислила сыну около 650 тысяч тенге, по его настоятельным просьбам. Как говорит мама смертника, родитель «каждого ребенка должен внести по 50 тысяч тенге. Мы тогда удивились – что за 50 тысяч тенге, на что? Мы перед отъездом купили Саламату все необходимое, что должно было выдать государство, несмотря на то, что академия находится на гособеспечении, ­– камуфляжную одежду, обувь, обмундирование. И тут с нас спрашивают еще 50 тысяч. Самое удивительное, что задавали вопросы только мы, родители остальных курсантов восприняли эту информацию как должное. Как оказалось, эти деньги спрашивали для обустройства казармы – покупки стиральной машины, утюга и бытовой техники», – говорит Бекзат Имангалиева. 

Женщина рассказывает – поздней осенью Саламат начал просить деньги у родителей на покупку лопат для уборки снега и на другие расходы. «Даже для заступления в наряд он кому-то должен был отдавать по 2,5 тысячи тенге», – рассказывает дядя Саламата Марлен. 

В январе прошлого года в академии наступила зимняя сессия, после которой курсанты должны были отправиться на каникулы по домам. Тогда Саламат начал просить у мамы 80 тысяч тенге на сдачу сессии. По словам женщины, система сдачи сессии в академии работает так: если ты не сдашь экзамены, то не сможешь уехать домой на каникулы. Главная загвоздка в том, что, по словам Бекзат, сдать сессию без «взноса» было невозможно, в противном случае преподаватели попросту «заваливали» курсантов.  

Уже дома сын рассказал матери, что в академии МВД им сказали, что, если курсанты спустя полгода обучения поняли, что не могут существовать в этой казарменной среде, то они могут отдать по 600 тысяч тенге (100 тыс. за 1 месяц) и отчислиться из заведения. Уйти из академии просто так было нельзя...  

Заметим, что откровения матери подтвердили и дополнили родители и других курсантов. И это лишь весьма вкратце о порядках, царящих в заведении, которое изначально, по своему предназначению должно выпускать людей, неподкупно, честно и профессионально стоящих на страже Закона, знающих и способных применить его на практике, служить примером для остальных граждан. И теперь подумайте: если априори в Академии МВД (!) царят и процветают такие нравы, то с каким настроем ее выпускники приступят к несению своей службы?! А ведь это замкнутый, порочный, растленный, безнравственный круг, живущий по законам мафии и омерты. Своей порочностью изначально подталкивающий человека к нарушению незыблемых принципов полицейской работы. 

Грузинский пример

1469425601.jpg

Другая засада в этих аттестациях и реформированиях в том, что всеми правдами и неправдами полицейские будут стараться остаться на службе, потому что внутренне понимают, что это временная кампания, а «бабки» они «отобьют» потом, когда все как всегда утихнет. Это как с изменениями в правилах дорожного движения, когда ДПС-ники рьяно высматривали: пристегнуты ли водители ремнями безопасности, установлены ли в машинах детские кресла, не болтает ли кто по мобильному телефону; а сейчас на это обращают внимание только для того, чтобы законно и по-легкому пополнить свой запланированный бюджет помимо государственной зарплаты. 

Хотя есть и другой пример – Грузии, о котором все знают, но не стремятся применить его на практике в Казахстане по понятным причинам, изложенным ниже. Как написал журнал Forbes, начиная свою реформу пятнадцать лет назад, власть в Грузии исходила из того, что люди хотят справедливости и устали от коррупции. Система внутренних дел подверглась кардинальной чистке. В течение двух лет из МВД было уволено 75 000 из 85 000 человек. 

Заработная плата в полиции, а потом и во всем государственном аппарате, выросла за годы реформ в 15–40 раз. Средняя зарплата в Грузии – $420. Участковый инспектор зарабатывает $450–550 в месяц, патрульный – $600–1000, начальники отделов и детективы – до $2000. Плюс медицинская страховка, страховка на случай гибели или увечья, иногда премии, которые могут быть довольно существенными в зависимости от выслуги лет, участия в раскрытии конкретных преступлений. В машинах полиции установлены камеры и ведется запись разговоров экипажа, а также места происшествия – полицейские имеют право задерживать и опрашивать людей только в определенном секторе обзора камеры своей машины. Выезд на линию машины со сломанным оборудованием наблюдения может привести к увольнению экипажа и работника, выпустившего машину на линию.

В патруле обычно находятся двое полицейских, но они постоянно меняются, так что устоявшихся пар не существует. Если полицейский заметит, что напарник совершил неблаговидный поступок или преступление, он обязан об этом доложить. Недонесение чревато тюрьмой, тем более что напарник запросто может оказаться очередной «подставой» так называемой Генеральной инспекции – специального подразделения в составе МВД. В первые годы из обновленного МВД было уволено или село в тюрьму несколько сотен сотрудников. 

Особый разговор – отчетность о преступлениях. Ее не то чтобы упразднили… Но перестали учитывать ее в качестве основного мерила деятельности МВД и его сотрудников. Невозбуждение дела чревато для полицейского уголовной ответственностью, не говоря уже об увольнении и санкциях, поэтому число возбужденных дел резко возросло, но, поскольку это не является больше основным методом оценки работы, полицейские сами стали намного активнее принимать дела в работу. И все привыкли, люди знают свои гражданское права, а полицейские – свои обязанности, выход за рамки которых весьма чреват последствиями. А главное – все по закону. 

Юмор в тему 

На уроке по физике учитель говорит ученикам:
– Согласно третьему закону Ньютона, всякое действие вызывает противодействие! Кому что непонятно?
Вовочка:
– Когда папа дает деньги гаишникам, почему они не сопротивляются?!


А теперь попробуйте сравнить вышенаписанное с нашими реалиями. Получилось? Я тоже думаю, что нет. 

Перефразируя елбасы, «мы бы хотели сделать полицию как в Грузии, но где взять столько грузин в Казахстане»

Если аттестации и переаттестации ничего не трансформируют в работе полиции, то недоверие к этому правоохранительному органу усиливается в сознании людей, с горечью понимающих, что ничего не меняется в стране. 

И напоследок, на будущее. Обычно для переаттестации в комиссии вовлекают журналистов, общественность. Я могу предложить свою кандидатуру в состав такой комиссии, чтобы потом власть действительно могла отчитаться и заявить: да, подкупов и нарушений в работе комиссии не было. 

P.S. В этой статье я не затронул некоторые другие аспекты деятельности казахстанской полиции. К ним мы вернемся в следующих материалах.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале
Самое читаемое

Читайте также
Диплом для… развозки пельменей
Строители становятся маркетологами, биологи – продавцами, экономисты возглавляют управлени
497 0 0
«В ихних бюлетнях так пекёт!»
О безграмотности на языке межнационального общения.
1795 0 0
Да посол ты!
А что же такого полезного для страны сделали наши посольства?
2050 0 0
Характер НАРДический, или Дай куша!
Если я скажу, что «кумарю» по игре в трик-трак, бэкгэммон, тавла, коша или шеш-беш, никто
3096 0 0