Над пропастью во лжи, или «феномен Тулебайки»

Опубликовано: 17 Июня 2017 г. Автор: Зира НАУРЗБАЕВА | г. Астана
просмотров 34797
34797просмотров

Казахская традиционная культура общения – очень деликатная, построенная на иносказаниях, метафорах, табу. «Айтылған сөз – атылған оқ» − «Прозвучавшее слово подобно выпущенной стреле», считают казахи. Но есть в этой культуре время и пространство, когда высказывается в глаза вся правда, какой бы жестокой она ни была. В политике это обычай «дат». Любой человек, даже приговоренный к казни, мог обратиться так к хану или судьям, и его обязаны были выслушать. Потому что «Бас кеспек болса да тіл кеспек жоқ!» − «Можно отрубить голову, но не отрезать язык!»

Неприкрытая правда могла публично прозвучать на бийских тяжбах, а еще во время айтысов. Причем на айтысах выворачивались наизнанку межродовые и родовые проблемы, обсуждалась зачастую очень грубо тема секса. А еще был забытый ныне тип носителя традиции – «бәдік». Бәдік всегда говорил наперекор обычаям, озвучивал все, что угодно. На него нельзя было обижаться. В фильме «Биржан сал» по сценарию писателя Таласбека Асемкулова бәдік высказывает соболезнование встреченной похоронной процессии «Қояр көбейсін» («побольше вам покойников»). Сам Таласбек вспоминал, что видел одного из последних бәдіков в детстве, в 1960-х годах. Тот остановился у них дома в гостях и сказал хозяйке: «Ты никогда не исходила кровью в родах, поэтому так жестока к пасынку». Все это кажется ненужной грубостью, но...

Кто из алматинцев не знает улицу имени Мукана Тулебаева? В самом центре города, тенистая, тихая, с кирпичными домами, в которых в просторных квартирах жил цвет нашей интеллигенции советского периода: писатели, композиторы, ученые, журналисты, артисты. Мой покойный муж говорил временами: «Обязательно надо купить квартиру на Тулебаева, хоть годик там пожить, әйтпесе арманда кетемін». Это была его студенческая мечта, выпестованная 30 годами бездомного существования. «Знаешь, сколько было прекрасных концертов в консерватории или в театре, когда все наслаждаются музыкой, а я думаю, где заночевать после концерта»... Когда я рассказала об этой мечте мужа подруге, выросшей на Тулебайке, как ее ласково называли алматинцы, она как-то странно взглянула на меня, а потом сказала: «Зачем вам это? Знаешь, там ведь почти в каждой квартире у наших выдающихся деятелей были дети − психи, наркоманы или алкоголики. Зачем вам эта аура!».

Бәдік всегда говорил наперекор обычаям, озвучивал все, что угодно.

Я тоже часто думала, почему у многих известных, успешных людей проблемные дети (прошу прощения у друзей,  кого может задеть этот текст, я не о конкретных людях и семьях, ул. Тулебаева здесь своего рода символ – символ жизненного успеха, который не всегда наследуется потомками). Не абсолютизирую, но все-таки тенденция налицо. Думала, может быть это переданная в наследство тонкая психика талантливых людей? Или детство без тени материальных проблем, ведь в советское время вошедшая в пул интеллигенция жила богаче, чем партийно-хозяйственное чиновничество?

«Балалы үйде ұрлық жатпайды» − «В доме, где есть ребенок, кражи не спрячешь».

Недавно прочитала книгу «Сценарий жизни». Автор − Клод Штайнер, ученик Эрика Берна (того самого, что написал «Игры, в которые играют люди» и т. д.). В книге «Сценарий жизни» много всего интересного, есть и утверждения, которые просто не могу принять. Но одна глава «Ложь» показалась очень актуальной. Она о том, что наша жизнь наполнена ложью. Речь идет не только о лжи в политике, рекламе, СМИ, но и об обычной – ради карьеры, ради политкорректности, да в конце концов просто ради сохранения приличий и хороших отношений.

Психолог очень просто, на бытовых примерах объясняет, как мы приучаем детей лгать. Ложью писхолог называет не только прямую ложь, но и полуправду, умолчание, которые создают у человека неправильное впечатление о реальной ситуации. Считается, что мы учим детей быть правдивыми, но по сути учим лгать правдоподобно.

Дети от природы наделены огромным стремлением к познанию окружающего мира, иначе им просто не выжить. Все родители помнят период в развитии младенца, когда он раз за разом, сотни, тысячи раз бросает на землю попавший ему в руки предмет – игрушку, ложку и прочее, а потом настойчиво просит подать его ему. Оказывается, так младенец, наблюдая и делая выводы из своих экспериментов, изучает закон всемирного тяготения и природу предметов. Смотрела как-то видеосюжет. Там психологи показывали младенцам на экране, как другой младенец кидает предметы. В некоторых случаях с помощью спецффектов показывалось, как предмет проваливается сквозь столик или пол, или например мячик, упав на пол, не подпрыгивает, а бутылочка высоко подпрыгивает. И каждый раз, когда применялся спецэффект, маленькие зрители демонстрировали удивление, то есть они не понимали, почему предмет ведет себя не так, как они знают из личного опыта.

Возвращаясь к теме. Штайнер считает, что родители подавляют стремление детей к познанию и логическим выводам потому, что сами они составляют большую часть мира маленького ребенка – он испытывает огромный интерес к старшим, внимательно наблюдает за ними, делает выводы, к тому же вполне может громко их обнародовать. Об этом говорит и казахская пословица «Балалы үйде ұрлық жатпайды» − «В доме, где есть ребенок, кражи не спрячешь». Родители знают, что у них не все в порядке, что они не во всем соответствуют декларируемым ими самими и обществом правилам и ценностям, а потому хотят избегнуть пристального внимания ребенка. Кому хочется оказаться в роли «голого короля».

Ребенок склонен верить, особенно родителям, а значит он приходит к выводу, что его чувства его обманывают, им нельзя доверять.

«Потеря способности познавать происходит в результате постоянных «нападений» на нее со стороны родителей и приводит к чувству запутанности, неспособности понять, что происходит; к тому, что человек разрывается между своими чувствами и тем, что он должен чувствовать, по словам других людей; наконец, выбрать между своей картиной мира и картиной, навязываемой ему» (К. Штайнер).

В принципе все может быть вполне невинно, речь не обязательно идет о «скелетах в шкафу». Когда ребенок приходит ночью в спальню родителей и говорит: «Мне страшно», а ему отвечают: «Ничего не страшно, иди к себе, бояться нечего», то здесь не только игнорирование, но и диссонанс между тем, что чувствует ребенок, и тем, что ему говорят. Ребенок склонен верить, особенно родителям, а значит он приходит к выводу, что его чувства его обманывают, им нельзя доверять. Ребенок также путается, когда словесно родители утверждают одно, а действиями – другое.

Фактически много лет ребенок учится лгать. У одной моей подруги дети были честны до безобразия, не воспринимали условности, доставляя ей массу неприятных моментов. Например, семнадцатилетний сын в гостях на вопрос хозяйки «тебе понравилось?» честно отвечал «не понравилось». Мелочь, но на самом деле приличия требуют, чтобы ребенок отвечал на такие вопросы вопреки своим ощущениям и мнению. Каждый при желании припомнит более значимые случаи постоянной лжи.

Раньше детей учили: «Басқаның ала жібін аттама» – «Не перешагивай чужую пеструю нить», то есть «не зарься на чужое».

Штайнер показывает, как постоянная ложь дома, в школе, во дворе лишает ребенка способности наблюдать, размышлять, делать логические заключения. Мало того, он доказывает, что «ложь в сочетании с игнорированием приводят к психическому расстройству, которое называется шизофрения...». Далее он вполне аргументированно нападает на позиции ортодоксальной психиатрии, но думаю, кого это заинтересует, сам обратится к книге. Мы же вернемся к своей теме.

Соблазнительно пару понятий «ребенок – родитель» заменить на пару «народ – власть», но у меня нет желания впадать в политическую публицистику. Конечно, «рыба гниет с головы», но формируется человек в семье, и «каждый народ заслуживает тех правителей, что имеет». Наши дети, взрослея, учатся дышать ложью. Году в 1995 перебросилась репликами с дальним родственником, студентом экономического факультета КазГУ:
– Как дела на факультете?
– Так себе. Декан факультет позорит!
– Как это?
– Представляете, приезжает на работу на троллейбусе. Перед другими факультетами стыдно.

Студент этот был алматинский, «центровской», из хорошей образованной семьи, продвинутый, так сказать. И он прекрасно понимал, что с тогдашней зарплаты декану машину не купить. Он предпочитал, чтобы декан брал взятки с них, студентов, чем «позорил» факультет. Мне кажется, ситуация, в которой сейчас мы все находимся, определяется не только тем, кто наверху, но и вот такими установками большинства.

Самым страшным грехом у казахов было «отобрать чье-то несібе».

Пару лет назад записала в своем ФБ-дневнике. «Дочка вчера гуляла с одноклассницами. Те, кто учились получше, не списывали на ЕНТ и не получили грантов, сейчас поступают платно в вузы, обсуждают стоимость обучения на ту или иную специальность. Те, кто учились плохо, умело, онлайн, «сотрудничали» со школьными учителями и поступили на грант, молчат. Пока им еще неловко с одноклассниками, ведь все все знают друг про друга. Но завтра, с однокурсниками они уже будут вести себя по-другому. И все понимают, что вуз – это продолжение надоевшей школы: тупость, бюрократия, формализм, начетничество. Но теперь еще и деньги, деньги, деньги...».

Народ, власть, девальвация, обман... Прежде всего мы сами обманываем самих себя. Уже много лет. А девальвация – это девальвация ценностей прежде всего. У казахов раньше было понятие «несібе» – данная каждому от рождения, свыше доля земных благ. И с этим было связано и представление о только тебе предназначенном месте в жизни, о судьбе, о призвании. И детей учили: «Басқаның ала жібін аттама» – «Не перешагивай чужую пеструю нить», то есть «не зарься на чужое». Имелось в виду не только материальное имущество. И самым страшным грехом было «отобрать чье-то несібе».

Божье наказание существуют лишь для тех, кто верит в него. А те, кому стоило бы бояться  этого, просто не верят. Но «феномен Тулебайки» существует...

А сейчас... Позорно быть бедным, вором быть не позорно. Не только на верху. На всех уровнях. Учителя, которые помогают нерадивым ученикам хорошо сдать ЕНТ... Родители, которые правдами и неправдами протаскивают чадо на грант вместо того, чтобы просто оплатить его обучение, раз уж так хочется диплома...

Отбираем чье-то несібе и чувствуем себя вполне порядочными, уважаемыми людьми. Занимаем в жизни чужое, не свое место. Поэтому в душе восхищаемся теми, кто занял не просто место, а кресло. И нет у нас права протестовать против них.

Иногда мне кажется, что в этом мире нет справедливости. Возмездие, зауал, карма и прочее божье наказание существуют лишь для тех, кто верит в них и кому они в общем-то не нужны. А те, кому стоило бы бояться всего этого, просто не верят. Но «феномен Тулебайки» существует... Кажется, у Штайнера нашла ответ на давний вопрос: «успешным» людям в советском обществе приходилось лгать детям больше, чем простым. Особенно партийным деятелям, которые проповедовали одно, а делали другое. И этнокультурной элите, которая успеха в жизни добивалась за счет казахского языка, а сама не верила в будущее казахов. Интересно, нынешняя «элита» лжет своим детям? Или честно говорит об источниках преуспеяния?


Читайте также
Замысел штрафовать отказников от прививок – игра с огнем
Министерство по делам религий и гражданского общества РК намерено законодательно обязать п
1742 0 0
Языковой детектив-4
В стремлении подчинить язык клавиатуре можно увидеть колоссальную девальвацию ценности нац
776 0 0
Языковой детектив-3
«Шала» оказываются в начале списка «подозреваемых» всякий раз, когда речь заходит о трудно
793 0 0
Куда катится Алматы?
Выдавливание частных автомобилей из Алматы принимает радикальный характер.
1672 0 0