«В ихних бюлетнях так пекёт!»

Опубликовано: 14 Января 2021 Автор: Даурен ЧЕХИ | Алматы
«В ихних бюлетнях так пекёт!»

«Ихних местов не обилечивай!». Фразы, подобные этой, приходится слышать на улицах, в транспорте, в разговоре, да где угодно. С этим можно было бы смириться, списав это на разговорный язык, который обычно не признает установленных правил. Хуже, когда безграмотность постепенно внедряется из разговорного языка в литературный, которым пользуются писатели, журналисты, публичные люди.

По статистическим данным родным русский язык считают или используют в повседневной жизни около трети миллиарда человек. На этом языке в недавнем прошлом разговаривала мировая сверхдержава – СССР, на нем большинство людей в свое время получило образование и в работе использовало только этот язык, т.к. делопроизводство в Союзе велось только на «великом и могучем». Но после развала некогда мощнейшей единой страны позиции русского языка ослабли, а в некоторых странах и вообще свелись к минимуму. В нашем государстве русский конституционально закреплен официально, и это, по сути, придало ему статус языка межнационального общения, что говорит о признании его пока в достаточной степени цементирующим коммуникационные связи людей. Но то, как мы разговариваем и пишем на этом языке, иной раз повергает в оцепенение.

Усугубляет положение и то, что молодежь, в массе своей, сейчас ничего не читает, за исключением SMS-ок, этикеток и рекламных слоганов.

Я русский бы выучил…

Сразу оговорюсь для особо ретивых любителей казахской словесности – этот материал  они смело могут проецировать на употребление и проблемы казахского языка в республике.

По данным официального опроса «Этноязыковые процессы и социолингвистическая ситуация в РК», проведенного семь лет назад (в Интернете более свежих данных не нашлось), подавляющее большинство представителей неказахской национальности (81,6%) общается со своими коллегами только на русском языке. Что ж, у нас, как известно, свободное государство, и каждый волен выбирать удобный для него язык общения. Но почти всегда при этом общении слышишь такие ужасающие ошибки, что диву даешься. Неправильные ударения, склонения, грубые письменные ляпы присутствуют всюду, не говоря уже о почти повальном незнании точного использования порядковых и количественных числительных. Проанализировав ситуацию, можно прийти к выводу, что в этом пренебрежительном употреблении языка (а иначе и не назовешь) повинны в том числе и средства (не средства!) массовой информации. 

Люди, ежедневно видящие и слышащие, как со страниц газет и с экранов телевизоров льются ручьи вербальной, безграмотно подаваемой информации, думают, что так и надо говорить или писать. Во всем мире принято доверять печатным и электронным СМИ, как носителям правильного и безошибочного преподнесения текстов. Народ автоматически принимает на веру субъективное высказывание теле- и газетного журналиста. При этом обыватель не задумывается, что этот «профессионал» мог учиться и на тройки, если не хуже. Корреспондент, например, в репортаже может сказать «голодует», «облачен властью», «эксперт», «повешать фото», «в бюлетне», «звОнит», «красивЕе», а диктор – произнести «полторы сутки», «каталог», «в обоих странах», «обеими государствами», «обгородили», «поступительное развитие», «племенных стадов», «пекёт»; «углубленный», «свекла» без «ё». Безграмотность редакторов, дикторов, журналистов, корректоров на ТВ и в печатных СМИ поражает. Попираются правила орфоэпии, склонение разных частей речи зависит только от личного понимания и грамотности (или безграмотности) произносящего их журналиста. Создается впечатление, что эти люди абсолютно не знакомы с прескриптивными нормами языка. Вот потом и выходят в народ произношения слов «электрофикация», «отключен» и «хлебопек» вместо «отключён» и «хлебопёк», «афёра» вместо «афера», квартал вместо квартал и уйма подобных ляпов.

В России есть телевизионная премия ТЭФИ. Среди прочих в нее введена номинация за правильное владение русским языком. Может, и нам стоит ввести, по примеру соседей, что-то подобное. Полагаем, хоть так можно будет каким-то образом дисциплинировать «телеголовы» и «борзописцев» в их вольном обращении со словами. 

Дополняют телевизионщиков и газетчиков и наши казахские деятели творческих и научных профессий, обремененные многочисленными регалиями. Здесь дело обстоит еще плоше. Ведь эти люди всегда на виду и пользуются определенной популярностью у народа, который не подмечает языковых огрехов своих любимцев. Им прощаются или из корректности не замечаются постоянные ошибки, режущие слух. Например, один известный певец любит говорить «я ездю…», «он лгет», а одна популярная актриса постоянно произносит «ихних». Здесь могут возразить, что, дескать, это не их родной язык. Но тогда не лучше ли говорить правильно и красиво на своем языке, нежели коряво и невыразительно на русском?

Понятно, что проблема также кроется и в обеспеченности школ с русским языком обучения профессиональными кадрами. Молодые специалисты, пришедшие из вузов, не могут в полной мере быть заинтересованными в грамотной подаче материала, т.к. у них нет материального стимула, а само обучение в высшей школе сейчас оставляет желать лучшего. Ведь уже почти не преподают матерые доки советского времени, которые болели душой за педагогическую поросль, а не махали на все рукой, как это происходит сейчас. Лишь бы отвести свои часы и мчаться на другую работу. С недавнего времени в некоторых школах с первого класса в качестве эксперимента введено трехъязычное преподавание. Вот хорошее поле деятельности для привития ученикам правильных норм употребления языков.

А вот слово, имеющее четыре разных написания: риэлтер, риелтер, риэлтор, риелтор. И почему-то до сих пор не могут определить, какого рода слово «тенге».

Усугубляет положение и то, что молодежь, в массе своей, сейчас ничего не читает, за исключением SMS-ок, этикеток и рекламных слоганов. Хотя молодежь молодежи рознь. Например, в российском Ярославле запустили «грамотные» автобусы. Пассажирам во время поездки напомнят, как правильно писать слова и ставить ударения.  Создали проект ученики школы. В автобусах теперь не назойливая реклама, а уроки русской грамоты. Видеоролики сделаны руками школьников от и до. Сами подбирают материал, сами придумывают концепцию и сами монтируют. И уже готовый материал уходит на проверку экспертам. Теперь видеоролики грамотных школьников ярославцы смогут увидеть в десятках автобусов по многим городским направлениям. Предлагаю взять на вооружение это начинание и здесь, для начала на двух языках – казахском и русском.

Мне могут возразить, что это не является проблемой для суверенного Казахстана, пусть люди говорят, как им удобно. Но можно привести уйму контраргументов, и одними из главных будут уважение к иностранному языку и собранность внутренней культуры человека.

Рабочий язык улицы

Выходя на улицу или приходя на работу, мы окунаемся в окружающий мир со своей сферой общения. Да, в ней есть свои и просторечные законы, и, крайне редко, но высокий стиль. Мы не призываем всех поголовно говорить на языке Толстого слогом его произведений. Но мало-мальски элементарные правила речи и произношения, полагаем, должны соблюдаться. Не знаю, как кого, а меня коробит, когда слышу «стеру», «здеся», «тама», «жгет», «ложу», «бежи», «оттедова», «доседова» и подобные слова-уродцы.

Надо признать, что русский язык для всех стран СНГ еще долго будет оставаться языком межгосударственного общения, как это происходило и во времена Союза. Это мы наблюдаем и сейчас на примере разных организаций Содружества, ЕЭС, ОДКБ. Или, например, в ШОС наряду с китайским рабочим языком является и русский. И заметьте, в совместных организациях стран Средней Азии, несмотря на общий тюркский протоязык, переговоры и встречи зачастую ведутся на русском языке.

Мы, когда изучаем тот же английский, стремимся добиться максимально верного его употребления в своей речи. Так почему мы не можем сделать то же самое и с русским языком? Может, нам мешает чувство удовлетворенности? Что мы и так с детства знаем его. Но в том-то и дело, что много людей знают неправильную форму его употребления. А когда делаешь людям замечания, то в ответ можно услышать лишь холопские фразы вроде «чё, самый умный?» или «чё, больше всех надо?». Да, больше всех надо. И если удастся хоть нескольким людям привить культуру речи, можно чувствовать себя человеком, помогшим другому быть выше хамства и однородности толпы.

Иногда складывается несколько парадоксальная, но по-своему объяснимая ситуация. Сами носители русского языка в Казахстане не знают в достаточной степени хорошо  родной язык. И наоборот, есть казахи, для которых русский язык является материнским, и они его знают и говорят на нем лучше.

Мимоходом: В русском языке есть замечательное слово из трех букв. И означает оно «нет», но пишется и произносится совсем по-другому…

Когда-то, в том числе и в Алма-Ате, проводились семинары МАПРЯЛ (Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы), на них обсуждались, среди прочих, проблемы и правильность написания слов русского языка. Сейчас все пишут по-разному, т.е. по своему разумению и видению. Этому способствуют и некоторые российские ученые-филологи. Например, у составителя Орфографического словаря русского языка А.Н. Тихонова (М., 2006 г.)  и корифея русистики Д.Э. Розенталя разное написание такого неологизма, как «масс-медиа». Тихонов его дает без дефиса, а Розенталь с оным. Или Тихонов допускает двоякое ударение в слове «фронтиспис», когда С.И. Ожегов – только одно. Или где ставить ударение в слове «подростковый».

Конечно, есть базовые словари русского языка Ожегова и Ушакова, но времена меняются. Когда-то было принято написание следующих слов именно так: чорт, кино-студия, итти, дехтярный и т. д. Однако законы развития языка и время привели теперь к иному написанию этих слов.

Лет пятнадцать назад мне довелось разговаривать с Л.П. Крысиным, одним из виднейших российских филологов-ученых. Я спросил у него о намечавшемся тогда принятии российской Госдумой закона о русском языке и его предполагавшейся точечной реформе. Леонид Петрович с горечью поведал, что принятие закона посчитали не суть важным и отложили до лучших времен. Вот и получается, что, обращаясь к разным источникам по вопросам русского языка, можно обнаружить сугубо индивидуальные мнения ученых.

Язык, конечно, не застывшая структура, он подвижен, слегка видоизменяем, особенно в век НТР и все большей глобализации. Наверняка это будет отражено в возобновляемом издании Большого академического словаря русского языка в 28 томах. Этот словарь составлен на основе восьмимиллионной картотеки, которая создавалась в Институте лингвистических исследований Российской академии наук больше 120 лет и последний раз использовалась при издании 17-томного Словаря современного русского литературного языка, вышедшего в 1964 году. Примечательно, что из словаря вычеркнуты слова, которые не рекомендованы к использованию: ругательства, слова, которые неприлично произносить воспитанному человеку. В «мусорную корзину» отправились слова «говно», «жопа» и т.п. Ученые считают, что им не место в русском языке. Помимо этого этот институт выпускает ежегодники и десятилетники, куда включаются слова, которые появились в определенное время.

С горечью приходится признать, что наши филологи недостаточно владеют ситуацией в последних веяниях, особенно в новых терминах. Например, как писать «Интернет» – с прописной буквы или строчной. Представляется, что если речь идет как о понятии, то с прописной, а если как об обиходном явлении – то со строчной.

Добавляют хлопот и интернациональные слова, вошедшие в русский язык. Пока не могут определиться, как правильно писать: ремейк или римейк, фэнтези или фэнтэзи, экстремалы или экстрималы, дистрибуция или дистрибьюция и т.п. А вот слово, имеющее четыре разных написания: риэлтер, риелтер, риэлтор, риелтор. И почему-то до сих пор не могут определить, какого рода слово «тенге».

Или применение буквы «ё». Почти все российские газеты, включая «Аргументы и факты» с ее 3-миллионным тиражом, всегда печатают эту букву. В казахстанских же русскоязычных изданиях почти никогда не встретишь самую многострадальную литеру. Хотя тогдашний министр образования РФ А. Фурсенко заявил: 

«Из русского языка букву «ё» никто не убирал – ни из устного, ни из письменного».

Платон: Невежественными бывают только те, которые решают таковыми оставаться.

Провозглашаю тост

В этой статье я не затрагиваю ошибки, требующие грамматического разбора, а лишь явные, те, которые постоянно на слуху. Я много разговаривал с преподавателями старой школы и нового поколения, пришедшего им на смену. Из них почти все согласны с тем, что на данный момент труды Д.Э. Розенталя предпочтительнее и лучше ориентироваться на его книги и труды под редакциями Бархударова, Аванесова и некоторых других авторов. Хотя здесь, конечно же, будут возникать вопросы. Например, как все-таки правильнее: «изыск» или «изыск», стоит ли произносить именно «прачешная»,  «булошная», «яишница», «скворешник».

Я не предлагаю унифицировать написание и произношение. Но если мы будем придерживаться более или менее одной выстроенной схемы, то меньше будет разночтений и споров по поводу грамотности.  И не будут появляться такие перлы, когда говорят «подъедь», вместо «подъезжай», «ихних» вместо «их», к которым привыкли люди, не задумывающиеся о том, что до конца жизни они так и будут говорить с ошибками, при этом считая себя носителями правильного употребления слов.

Наивно думать, что после прочтения этой статьи работники правоохранительных органов дружно будут говорить правильно осуждены вместо осуждены, возбуждено вместо возбуждено, в точках общепита не будут писать в меню «венигрет», а на СТО будет осуществляться амортизация, а не «амартизацыя», и обслуживать нас будут не в студентческих поликлиниках и не на почтампте. В больнице будут ставить уколы в ягодицы, а не в ягодицы, люди, работающие на ТВ, не будут тупо повторять вслед за чиновниками «добыча», «займ», «созыв», «шасси», «цену», «отметили о том…», «подымать вопрос», «хозяева». И ходить по магазинам мы будем не в поисках «туфлей», а туфель.

Надеемся, что у нас не будет больше возникать таких новаций в деривации, как было написано в одном из местных приложений к московской газете: послевкусие-микс (?!).

Хочется, чтобы мы не «поднимали», а провозглашали тост за наш полноценный досуг, а не досуг, который будет не «оплочен», а оплачен, а для его проведения мы найдем достаточные средства, но никак не средства и не «в двух тысячи…» а уже в две тысячи таком-то году, в котором, дай бог, начнется наше приближение к правильному употреблению русского языка! Может, вновь попробовать перечитать алфавит, а не алфавит?

Проблемы со знанием русского языка сами по себе не исчезнут. Если слушаешь с экрана выступления политиков, чиновников, других публичных людей то за голову хватаешься. Мне очень нравится закон во Франции, где за публичное нарушение языковых правил штрафуют физических лиц на 6 тысяч евро, а юридических – на 5 тысяч. Может, целесообразно введение такого закона у нас, чтобы и казна пополнилась, и телевидение и общественная политика вышла бы на другой, более высокий уровень. А в Мексике, например, с низким уровнем знаний государственного языка борются другим способом. Для повышения интеллекта служители порядка обязаны читать как минимум по книжке в месяц.

Владимир Жарков: Я как-то провел опрос в своей ленте, как правильно ставить ударение в слове «ложить» – на первом или последнем слоге. Развернулась настоящая дискуссия. Надо бы повторить провокацию. (Из комментариев в «Фейсбуке»)

Скажи мне, какого рода кофе, и я скажу, кто ты

В 2009 г. вышел приказ Минобрнауки РФ об утверждении списка словарей, содержащих нормы современного русского языка.  Словари лишь фиксируют нормы «великого и могучего» – отражают то, что уже есть в языке. Теперь не ошибка сказать «черное кофе» или поставить ударение в слове «договор» на первый слог. Также словари разрешают говорить «йОгурт» и «йогУрт», «по срЕдам» и «по средАм». «Интернет» правильно писать только с большой буквы

Хорошо написала Светлана Гурьянова

Двоечники могут ликовать! Кофе теперь среднего рода, а договОр стал дОговором. Министерство образования в 2009 году узаконило ошибки и непоправимо испортило русский язык. Что теперь будет со всеми нами?

Дело в том, что это не просто слова. Это так называемые социолингвистические индикаторы – языковые единицы, указывающие на социальный статус и образованность говорящего.

Употребить слово-индикатор не так, как положено с точки зрения строгой литературной нормы – значит, по мнению многих, расписаться в собственном невежестве.

Нужно понимать, что определенные употребления слов становятся показателями высокого социального статуса и культурного уровня не потому, что они с точки зрения языка «лучше» или логичнее. Наоборот, часто они языковой логике противоречат – и именно знание «исключений» считывается окружающими как показатель грамотности.

Не будь эти слова индикаторами, связанные с ними нормы давно изменились бы. Проще говоря, если бы образованные люди не договорились, что «вкусное кофе», «звОнит» и «дОговор» могут произносить якобы только неграмотные простолюдины, эти употребления давно бы стали приоритетными.

Употребления «дОговор», «звОнит» и «вкусное кофе» – это не порча языка, а следование логике его развития, стремление к стройности его системы.

Тем не менее призыв отказаться от слов-индикаторов и всем срочно перейти на «дОговор» и «звОнит» – другая крайность. Всё же слова-индикаторы выполняют важную социальную функцию – помогают отличить «своих» от «чужих» и служат средством самовыражения. Как одежда, макияж или соблюдение правил этикета».

Да, пользуясь разговорным языком, люди говорят так, как им удобно. Это сложилось десятилетиями и перениманием речи от своих окружающих, которые только укрепляют их в мысли, что это допустимо. Но постепенно эти нормы переходят в нормы литературного языка, что отнюдь не позволительно. Мы, например, уже привыкли к употреблению слов   «беспредел», «откат», «шапка» в их появившемся криминальном значении. Теперь уже никто не задумывается, что бывшее поначалу арго стало частью нашей речи.

Конечно, если человек говорит «ляжь», «положь», «бежи», он от этого не становится вампиром, злодеем или негодяем. Но, уверен, грамотность хотя бы на языковом уровне будет приводить к внутренней собранности и стремлению выглядеть красиво не только в мыслях и в одежде, но и в общении. А это немаловажно.

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале
Самое читаемое

Читайте также
Абсурд и дикость как норма жизни?
Мы живем в данности, в которой несуразицы, нелепость, дикость и абсурд окружают нас денно
5390 0 0
Нас надо спасать от невежества?
Да, сейчас другие времена, но наследие вечно. И гаджетами жизнь не измеряется.
5582 0 0
Диплом для… развозки пельменей
Строители становятся маркетологами, биологи – продавцами, экономисты возглавляют управлени
6591 0 0
Министерство дивных дел
Если мы живем в воровское время, это не означает, что мы с этим должны свыкнуться и примир
14567 0 0