просмотров 5810

Языковой детектив–6

Опубликовано: 30 Сентября 2017 Автор: Земфира ЕРЖАН | Алматы
Языковой детектив–6
ЭК

В предыдущем материале я обратила внимание на несколько факторов, оказывающих негативное влияние на современный казахский язык. Национальный нигилизм подвергает обструкции все, что связано с его развитием, и заинтересован в языковой стагнации. 

Процесс креолизации казахского языка относится к сфере языковой практики, однако мы рассматриваем эту сугубо лингвистическую проблему в контексте  актуальных социальных явлений, поскольку она обладает высокой степенью репрезентативности, отражающей отношение современного общества к казахскому языку. Проблема «нағыз vs шала», в которой на протяжении многих лет видели основные причины, препятствующие реализации мер языковой политики, на самом деле, является следствием недостаточной эффективности и профессионализма ее стратегий.

Главный вывод, который можно сделать на материале проведенных «расследований» состоит в том, что правильно выстроенная государственная языковая политика в состоянии урегулировать самые «запущенные» случаи разлада между обществом и его языком. Так что мешает этому?

Герметичность систем

В годы студенчества мне часто приходилось слышать от преподавателей фразу о том, что история не терпит сослагательного наклонения. Самыми нелепыми и бесперспективными являются рассуждения о том, что было бы, если… Вот и на примере нашей безграмотной рекламы (локального прецедента страны, которая никак не может справиться с последствиями аккультурации) приходится убеждаться в ее универсальности. Самыми нелепыми и бесперспективными являются рассуждения о том, «что было бы, если…»,  потому что события по-другому, в рамках заданных условий, развиваться не могли.

Еще год назад органы местной исполнительной власти обладали правом надзора за  визуальной информацией. Улицы наших городов могли стать образцом казахской грамотности, если бы на должности специалиста акимата, в обязанности которого входил контроль за корректностью текстов, оказался человек, обладающий необходимыми профессиональными компетенциями. Для искоренения безграмотности это было достаточным условием. Но счастливого стечения обстоятельств не случилось.

Было множество других доступных вариантов кардинального исправления положения.

Они есть и сейчас. Акимат мог использовать волонтерскую помощь и поддержку общественных организаций и структур, заинтересованных в грамотности окружающей среды. Но чиновники (быть может, посчитав такую работу слишком хлопотной)  предпочли отказаться от самой идеи государственного контроля в этой сфере. (Закон РК «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам сокращения разрешительных документов и упрощения разрешительных процедур» № 479-V ЗРК от 29 марта 2016 г.)

Корень такой неэффективности я вижу в том, что бюрократические структуры, занятые в сфере развития языка и культуры (языковые и культурные проблемы и их решение тесно связаны между собой) представляют собой опирающиеся только на собственные (ограниченные) ресурсы герметически закрытые системы, в алгоритм которых не входит взаимодействие с окружающей средой. Если бы все было не так, а иначе, то, к примеру, языковая политика могла бы демонстрировать гибкость, мобильность и адекватно решала бы любые, самые сложные, проблемы. И проблема вопиющей и хронической безграмотности лаконичных рекламных лайнов, состоящих порой из двух-трех слов, не доросла бы до своих нынешних «слоновьих» размеров.     

Обратимся к другому показательному примеру. Самым результативным методом изменения неблагоприятного языкового климата, который в состоянии восстановить полноценную и качественную среду казахского языка, является реализация общенационального проекта-ликбеза на основе произведений национального эпоса. Однако несмотря на все его преимущества, доступность и естественность его применения в нашей патовой языковой ситуации, до настоящего времени у него было мало шансов воплотиться в реальность. Причиной тому – наблюдавшаяся в стране девальвация статуса гуманитарного знания и гуманитарных профессий, а также тот самый бюрократический метод руководства культурной сферой, о безмятежной (и безответственной) автономности существования которого мы писали выше.

Безусловно, большие надежды на изменение такой ситуации связаны с благородными целями программы «Рухани жаңғыру». Хотелось бы надеяться, что она будет способствовать созданию продуктивного диалога между интеллигенцией, обществом и властью. Вместе с тем необходимо помнить о том, что масштабная задача изменения культурной парадигмы действительно требует модернизации национального сознания.

Языковой детектив-7
читайте далее

 «Рухани жаңғыру» как субъектный подход культурной политики

Укажем причины, по которым «Рухани жаңғыру» следует отнести к новому этапу в формировании отечественной культурной политики.

В период обретения нашей страной независимости государство стало ведущим локомотивом развития культуры. Главной его заслугой, безусловно, является поддержка национального языка, которая одновременно входит в пул первостепенных политических задач.

Стоит отметить, что используемые при этом принципы взаимодействия культуры и власти были унаследованы от советской системы. Правда, существовал один нюанс, который касался разной степени культурной креативности, отличавшей метрополию от периферии. А именно: казахская культура в советский период была объектом культурной политики центра и не имела достаточно развитых навыков субъектного подхода в области формированная и достижения целей национального культурного развития. Поэтому до настоящего времени приходилось констатировать инерционный характер инициатив властей в области культуры, а также пролонгирующее действие советской культурной политики. Доказательством последнего являются нерешенные проблемы, связанные с функционированием государственного языка; неизжитость и воспроизведение национального нигилизма в поколениях, родившихся уже после обретения страной независимости.

С этой точки зрения, программа «Рухани жаңғыру» представляет собой серьезное намерение субъектного осмысления собственной истории и культуры в ХХ и ХХІ веках, а также видения их перспектив

Каковы условия, при которых могут быть выполнены масштабные задачи модернизации? 

Новые задачи старыми методами

Важнейшим и особо ценным положением программы «Рухани жаңғыру» является признание гуманитарного знания в качестве основы развития общества. Наверное, в этой связи необходимо было бы активно позиционировать наших известных отечественных гуманитариев (руководителей институтов, университетскую профессуру, творческую интеллигенцию) как персон, деятельность которых внесет свой вклад в колективный успех программы. Но популяризация программы «Рухани жаңғыру» в масс-медиа началась с других героев, ее хэдлайнерами стали государственные чиновники среднего звена. Точнее – изучение ими основ проектного менеджмента

Сама по себе идея совершенствования методов государственного управления заслуживает всяческого одобрения. Однако наблюдая за энтузиазмом чиновников, готовых отныне четко следовать пошаговым инструкциям, трудно было избавиться от мысли о ленинском младенце, которого на наших глазах выплескивают вместе с водой.

Для меня (и, наверное, для многих моих коллег) в этом управленческом азарте виделась, выражаясь языком военных стратегов, демонстрация силы. Было очевидно, что наши чиновники искренне верили в то, что приобретенные ими теперь проектные навыки достаточны для того, чтобы обеспечить успех гуманитарной программы. При этом никакой речи о присутствии в таком проекте самих гуманитариев не было. (Или же они подразумевались как несознательная и непросвещенная часть общества, которая еще не сумела оценить волшебство планирования.) Никак не оговаривалась специфика программы, которая, помимо актуализируемой в проектном менеджменте исполнительской дисциплины, требовала также (и в гораздо большей мере) специальных и глубоких знаний о закономерностях развития культуры.

Плановая демонстрация силы

То есть, говоря о демонстрации силы, я имела в виду претензии бюрократии единолично представлять интересы культурной сферы в рамках «Рухани жаңғыру», игнорируя при этом существование профессиональной среды, которая непосредственно работает в культуре и имеет объективное представление о характере протекания культурных процессов. Безусловно, оно гораздо шире и сложнее рутинной системы менеджмента любого уровня. Проще говоря, как в русской пословице, телегу не ставят перед лошадью. Менеджмент не может быть смыслом и содержанием гуманитарной программы. Он существует для того, чтобы эффективно воплощать идеи и проекты, которые специфичны для культурной среды и отражают ее потребности.

До тех пор, пока наши чиновники не признают, что для решения культурных проблем необходимы особые профессиональные навыки, которыми сами они не могут владеть в силу объективного разделения труда и колоссального роста уровня специализированных компетенций,  до тех пор при реализации самых полезных и необходимых культурных программ будут превалировать случайные неспецифичные и нерезультативные методы.

Какими бы благими намерениями ни руководствовались чиновники при выдвижении культурных инициатив, всякий раз тому обязательно сопутствует сбой или же незначительное, на первый взгляд, изменение фокуса проблемы, которое в конечном итоге приводит к провалу или неуспеху таких инициатив.

Представляется, что положение «Рухани жаңғыру» о насущной необходимости внимания к гуманитариям и гуманитарным знания, о котором писал президент Нурсултан Назарбаев в своей статье, подразумевало бытование данной проблемы и предлагало решение для нее.

Что касается перспектив реализации общенационального проекта, обучающему казахскому языку на основе текстов эпоса, а также других актуальных гуманитарных проектов, то они зависят от того, как будут интерпретированы в обществе ценные идеи национальной модернизации «Рухани жаңғыру». Сумеет ли наша интеллигенция использовать этот важнейший исторический шанс для того, чтобы восстановить  системность и адекватную трактовку современных культурных процессов; обрести почву для собственной профессиональной и социальной идентификации; выстроить взаимодействие с властями?

Пока же бюрократия начинает и выигрывает.  

PS: Проекту «Казахский эпос в ХХI веке», переданному в алматинский офис программы «Рухани жаңғыру» в июле, было отказано в рассмотрении на комиссии. 

Последние новости Казахстана и мира читайте на нашем Telegram-канале

Читайте также
Белый флаг
Отказ от карантинов – это капитуляция. Мы выбросили белый флаг.
6496 0 0
С места в барьер
Что будет происходить на границах Нур-Султана и Алматы...
3912 0 0
«На попутных кроватях до счастья не доехать»
«На попутных кроватях до счастья не доехать»
2487 0 0